ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы достаточно увидели, Катя. Пойдем уже. Если какие проблемы, так командир тут пока за старшего. Обращайся без стеснений.

Теперь можно было пойти за ключом к Паланиту и забуриться в комнате до завтрашнего утра.

Завтра будет чудесным днем мести за боевых товарищей.

***

Провожаемая толпой рота продолжила путь с первыми лучами холодного солнца.

Спешили они, и кони не подводили. Хорошо отдохнувшие и прикормленные пшеничными колосьями, они неслись на подъем, не уменьшая скорость.

С приближением к проклятой крепости сердце Виктора нетерпеливо сжималось. Так страстно он хотел сейчас возле оказаться. Его лихорадка непонятным образом перескакивала и на других воинов. Никто теперь не оставался равнодушным к поставленной цели. Никому в голову не приходила мысль немного отдохнуть, прежде чем продолжить бешеный галоп. Сама лютая смерть текла по дорогам к возгордившейся твердыне.

В вечерних лучах близкого заката, к великой радости Виктора, показался утес, на котором возвышались серые стены крепости, с многочисленными зубчатыми бойницами.

— Приехали, — остановил впервые замученного коня Виктор. За ним притормозили и остальные. Спустя несколько минут доскакали до них тройки. Теперь все были на месте.

К Виктору подъехали командир роты и Марзан. Состоялся спешный совет.

— Можно подойти немного ближе, навести пушки и ждать полного мрака, — предложил командир. — Только потом начать обстрел. Тогда противник ничего не сможет предпринять, а мы уже наведенными пушками сможем стрелять во мраке по цели.

Марзан кивнул в знак согласия:

— Мне тоже кажется, что так будет лучше. Что скажешь ты, Виктор?

Виктор, казалось, и не слышал их. Он смотрел на далекие стены и криво улыбался. Но он все расслышал, потому повернулся к ним и сказал:

— Во мраке мы не увидим результат мести. А я хочу видеть, как там гибнут в крепости. Чтобы не смогли разбежаться от нашей кары, предлагаю первым залпом, снести подъемный мост. Будет у них возможность куда-то смыться?

— Нет, — твердо ответил Марзан. — Тогда с утеса не смогут просто так уйти.

— Вот и решение. Значит, начинаем прямо сейчас. Первый залп по мосту. Остальные последовательно вглубь до следующей противоположной стены. Выполняйте!

Вновь рота пришла в движение. Вперед подкатили две телеги с гаубицами. Как достигли перекрестка, они развернулись задом, спешно отцепили станины и установили пушки наводкой на крепость. Ясно было, что в данном бою рота не понадобится. Пока они только свидетелями мести будут. Их бой может понадобиться на других крепостях. А это еще потом.

Виктор подошел к артиллеристам, по-два ставших у каждой гаубицы.

— Первый залп по поднятому мосту. Потом сразу по стене и дальше вглубь.

Те кивнули, зажужжали редукторы. В оптических прицелах засекли центр высоко задранного моста. Пока не стемнело совсем, нужно было начинать карательную операцию.

— Огонь!

Грохнул первый залп. Кто смотрел в подзорную трубу, увидел, как разлетелся мост в щепки. Тут же на стене замелькали тени. На свою голову полезли на стену, которая вторым залпом, как в замедленной съемке, опала вниз, погребая под собой множество защитников крепости.

Виктор с садистической улыбкой проследил все остальные залпы, коврового обстрела, пока не рухнули все стены и все дома на утесе. Артиллеристы дали последний контрольный залп по центру того, где когда-то что-то было, называющееся твердыней и замолкли. Почти ничего уже не видно было. Да и не нужно было больше что-то видеть. Виктор уже увидел все, что требовалось его успокоившейся душе. Погибшие по его вине товарищи хотя бы отмщены!

— Где следующая крепость? — повернулся Виктор к рядом стоящему Марзану.

— Утром поведу. Полдня пути на восток.

— Хорошо. Разбиваем лагерь прямо тут. Приятно будет теперь нам спать на месте кострища.

Воины еле успели подготовить лагерь, как на землю опустилась внезапная мгла. Вспыхнули костры. Рассаживались вокруг, доставали с телег мясо, хлеб, фрукты, мед. Заваривали в котлах чай. Первые дозорные только слюны глотали.

Безоблачное небо покрылось россыпью звездных узоров. Неописуемая красота, к которой невозможно привыкнуть.

Виктор перекусил нехотя, совсем не было аппетита, и побрел в сторону от костров. Там он опустился на высокую траву возле стреноженных животных и, вскинув голову, любовался ночным небосводом. Достал трубку, медленно набил ее душистым табаком, закурил. Как спокойно на душе! Словно, мучивший давний долг вернул. В этой расслабухе и заметил полет чудовища над собой. Трубка выпала из ослабевших пальцев на траву. Глаза, как всегда, по затмениям россыпи звезд определяли очертания крылатого существа, что не пролетает, а низко кружится и кружится над головой, пока не стала забираться на невероятную высоту. Шея даже затекла, пока оно без единого звука не рванула с дикой скоростью к горизонту.

Виктор охнул, массируя шею, встал и пошел к лагерю. Здесь тоже наступил ступор у всех, включая дозорных.

— Это дракон? — тихо прошептал Марзан.

— Да! Самый настоящий, — почему-то с улыбкой ответил ему Виктор. — Давайте спать. Завтра следующий бой.

Виктор нырнул в свою палатку и мгновенно уснул, чтобы увидеть во сне дракона.

И увидел. Только не красный он был, а черный, как сама мгла…

Утром проснулся бодрым. Хорошо отдохнувшим. Хотелось шутить, резвиться. Но он сдержал свой игривый порыв, стал собираться в путь на восток.

Полдня скачки и к полудню вышли к другим крепостным стенам, воздвигнутым из розового бута. Красивая, как игрушка издали и, возможно, зубастая вблизи.

Здесь тоже остановились, чтобы посоветоваться.

Вновь подъехали к Виктору командир и Марзан.

— Как нам определить их настроение? — спросил у них Виктор, доставая из кармашка подзорную трубу. — Может, готовы впустить нас, а мы их разгромим. Хотя, я вижу и на этих стенах пушки. Даже больше, чем на тех.

— Есть только один способ проверить: одному воину проскакать близко.

— Кого-то подставлять под стрелы и ядра? Увольте. Никем я никогда не буду рисковать, ради чего бы то ни было, — возмутился Виктор.

— Позволь тогда мне поскакать туда! — воскликнул Марзан. — В меня они точно не попадут, если начнут стрелять.

— Это в связи с чем такая уверенность? — удивился Виктор. — Между прочим, от одной стрелы ты так и не ушел. — Виктор кивнул на его перевязанную ногу.

— Так там суматоха была. А тут я один буду. Спокойно увернусь от их стрел. Позволь, Виктор, докажу.

— Нет. Не позволю рисковать собой.

— Я единственный в твоем отряде, у кого много шансов остаться целым. А другой способ определить их намерения у тебя есть?

Виктор наморщил лоб, стараясь придумать другой какой нибудь вариант, но все было безуспешно. В конце концов, ему пришлось уступить Марзану.

— Только умоляю тебя, не рискуй. Как что сразу несись сюда.

— Договорились! — обрадовался Марзан и, пока не передумал командир, с гиком погнал коня в сторону крепости.

Виктор и ротный припали к подзорным трубам, с тревогой наблюдали за поведением войска на розовых стенах крепости. С приближением к ним Марзана, оживление увеличилось. Теперь вся стена с воротами была усыпана лучниками.

— Все ясно! — воскликнул Виктор. — Какого черта Марзан не поворачивает назад?

Тем временем он доскакал почти до ворот, стремительно кинул коня в сторону, поскакал вдоль. Как он так справляется с животным, Виктор так и не понял. А Марзан уже второй раз резко повернул в противоположном направлении, когда в его сторону на опережение пустили в полет тучу стрел. В тот же момент конь Марзана поскакал в другом направлении, через секунду изменил еще раз направление и дугой понесся обратно в сторону своих.

Прискакал довольным, но с кровью на плече. Все же задела его шальная стрела.

Виктор кинулся оказывать ему первую помощь. Заставил скинуть плетенку и рубаху. Быстро обработал неглубокую царапину густой мазью Семена, предварительно почистив спиртом, перевязал аккуратно, и только потом позволил одеваться.

52
{"b":"256073","o":1}