ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Пусть даст распоряжение то же самое сделать во всех двенадцати.

Поговорив с Дорсисом, Марзан повернулся к Виктору.

— Он спрашивает: как им защищаться от врагов без пушек?

— Ответь, что наши шестьсот воинов непобедимы. И все соседние страны будут знать, что напавшая на Эритрею или Гордану будет немедленно наказана новой Русью по всей строгости. Так что, пушки не понадобятся.

Перевод этих слов произвел на Дорсиса и его брата сильное впечатление. Они теперь с суеверным восхищением поглядывали на Виктора. Даже неудобно как-то стало.

— И еще. Скажи им, что тут понадобится большое удобное здание под партию. Расскажи им о ней и скажи, что руководить ею будет женщина, которая с нами пришла.

Дорсис пообещал сделать все это немедленно, после чего пригласил гостей пообедать с ними.

Они, в сопровождении приунывшей знати, проследовали в соседний зал, где ломился под угощениями длинный стол на сотню человек. Вчетвером им предложено было сидеть на километре друг от друга, что, конечно, сильно не понравилось Виктору.

Он небрежно прихватил два тяжелых стула, дотащил к изголовью стола и они оказались на нормальном расстоянии друг от друга.

Подобная манипуляция с этикетом, вначале показавшаяся дикостью сиятельным братьям, после игнорирования трона, была ими принята, как прихоть Избранного. А такая прихоть почти священна. Поэтому, они безропотно ее тоже приняли. А может, впервые с момента коронования, вершитель обедал сам по-людски и почувствовал новый вкус у привычной пищи.

Призраками из-за спины слуги заполняли золотые кубки вином, а Марзан еле успевал с переводом пышных тостов хозяина страны и его брата.

Виктор слушал вполуха. В голове вертелась какая-то важная мысль, которую пока не мог полностью поймать.

Понятно было ему, что обеденная церемония в данном случае, это не просто предложение поесть с дороги, а продолжение политики дальнейших отношений между их странами, и все эти напыщенные слова прелюдия к переходу основным фразам. Он ждал их с минуты на минуту. И дождался.

— Дорсис спрашивает тебя, — обратился к Виктору Марзан, — могут ли Эритрея и Гордана рассчитывать на совместные военные походы с новой Русью, если такое произойдет?

«Ага! — обрадовался Виктор. — Сообразил».

— Передай, что эти вопросы не только в моей компетенции. У нас правит триумвират, а не я. Решения такого рода должны быть приняты большинством из троих.

Когда Марзан это им сказал, они удивленно уставились на него. А Виктор, с ухмылкой допивая сладкое вино, добавил:

— Если хотят быть в равных условиях с новой Русью, должны тоже править триумвиратом. И многое из законов нашей страны перенять у себя. Согласятся ли жить по-новому?

Марзан понимающе улыбнулся и передал братьям слова Виктора.

Наступило гробовое молчание. Даже перестали жевать. Ясно было по образовавшимся на лбу складкам, напряженно думают. Ведь, в конце концов, решали судьбу своих стран. И не просто судьбу на какое-то время. Сами не понимая того, раздумывали: остаться дальше в средневековье или сделать гигантский скачок в будущее.

Виктор, тем временем, прожевывая птичье крылышко, продумывал все за и против в возникшем цейтноте. С одной стороны, то нелепое пророчество на его избранность самим Буд, с другой, потеря неограниченной власти. С одной стороны, легенда о непобедимости новой страны-союзника, с другой, опасность стать подчиненным этой же силе. С одной стороны, потенциальная возможность во внешней политике стать за могучим щитом и забыть навсегда о набегах на них, с другой, и самим забыть о набегах на другие страны. По этой причине, напороться в темном коридоре на кинжал обиженной знати. И так врагов стало немерено после отмены рабства. Виктор готов был с кем угодно поспорить, что теперь в их головах крутятся именно эти дилеммы. Поэтому, он решил, немного им помочь с выбором.

— Пусть не забывают древнее пророчество. Там не сказано, что придет закабалять. А принесет счастье, — выдумал он продолжение, не имея никакого понятия об этой нелепой легенде. — Еще скажи им: шестьсот наших воинов не допустят не только внешним врагам резвиться в их странах, но и за внутренними будут зорко следить. А понадобится, еще столько же прибудут.

Эти сказанные Виктором слова, скорее всего, сделали свое дело. Несколько расслабились слушатели. Лбы разгладились, и аппетит вновь взыграл. Но ответа пока не следовало.

— Спроси: а сколько населения в Эритрее? — решил сменить тему Виктор.

— Они просто говорят: очень много. Не считал никто. В Кулане приблизительно двадцать тысяч горожан проживают. И почти столько же в окружающих город селениях. В остальных крепостях и в их селениях, говорят приблизительно столько же. Так что, выходит, население Эритреи около пятидесяти тысяч будет. Больше страны я не знаю.

— Да. Пока не видели, — согласился Виктор. — А что они говорят о территориях за их горами? Знают что там?

Марзан заинтересованно обратился к братьям. Те эмоционально размахивая руками, что-то ему объяснили, и Марзан с усмешкой перевел Виктору:

— Говорят, там страна самого Буд. Никто не посмеет туда отправиться, если хочет оставаться в живых. Но в древних книгах она описана, как поднебесье с ледяными горами и полями. Там огромные ледяные моря и текут ледяные реки. Что-то в этом роде рассказывают.

— Кстати, о древних книгах. Спроси: собираются организовать копии для нас или нет?

Ответили не раздумывая, что с утра их начнут копировать сразу все пять писарей Дорсиса.

— Ну, чтож, — удовлетворенно потянулся Виктор. — Пора, наверное, завершать пир. А нам пора обустраиваться. Скажи им, что погостим тут недельку. Надеюсь, за это время они обдумают мое предложение и дадут ответ.

Узнав о чем сказал Виктор, Дорсис хлопнул в ладони, из ниоткуда выскочили два офицера. Виктор понял, что их собираются сопровождать в покои, поднялся первым. Теперь уже вершитель привык к грубым нарушениям этикета необычным гостем, и не придавал этому былого значения. А Виктор, уже стоя, сказал:

— Узнай: когда Бердион отправится на коронацию.

Марзан, будучи еще под давлением местных правил еще сидел на своем месте. Он спросил.

— Ждет письменного призыва, — передал он.

— Вот как? Почему письменного, если почти вся тамошняя знать давно сюда перебралась?

— Такая церемония требуется по обычаю, — перевел Марзан.

— Хорошо. Ты чего сидишь? Пошли.

К облегчению Марзана тут поднялся со своего места Дорсис, после чего быстро встал и Марзан, с Виктором пошли за офицерами.

Их повели по коридорчикам, обитыми дубовыми панелями в роскошные комнаты, видимо, для избранных гостей.

Виктор очутился в уютной гостиной, прошел в спальню, по достоинству оценил мягкость и чистоту огромной лежанки с причудливым изголовьем. Первым делом под подушки положил оба пистолета, в ящичек тумбы выложил гранаты и стал скидывать с себя запыленную плетенку. Мгновенно в комнате оказались две служанки, которые забрали всю его одежду, оставив его только в исподнем. Виктор тревожно проследил глазами за уволокшими его шмотки служанками, надеясь, что к утру, все же, принесут ему обратно. Потом махнул рукой и завалился на простыни.

«Эх, прямо сейчас лягу спать до утра», — с наслаждением пронеслось в голове. Но надежды не оправдались; в дверь легонько постучали.

— Ну что ты не отдыхаешь? — возмутился Виктор, предполагая, что Марзан приперся поговорить.

Он сердито пошел к дверям, отворил, и остался с открытым ртом: за дверью стояла прекрасная Эхи и сладострастно улыбалась ему.

«Вот это сюрприз!» — мелькнуло в голове, когда руки сами по себе схватили красотку за талию и заволокли в комнату.

Без всяких приветствий, здрасьте-досвидания, тем более ни одного слова он не знал по ихнему, Виктор словно обезумел от желания. Потащил разморенную такой встречей блондинку в спальню.

Усталость забылась в мгновенье ока. Он сорвал с женщины одежды, повалил на постель. С удивлением подумал: как ей удается одним видом пробуждать такую страсть? Но ответ будет искать потом. Сейчас невозможно о чем бы то ни было думать…

18
{"b":"256074","o":1}