ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Виктор внимательно рассматривал получающийся древовидно разветвляющийся график. Кривые уперлись на два имени. Странно, но, как уже успел он выяснить, это были имена совсем обездоленных граждан Кулана. Какой же им резон распускать подобные слухи? Но факт есть факт. Практически неоспоримым доказательством выходило, что это именно они начинали распускать слухи о неминуемой расправе. Очень мала вероятность случайного совпадения. Поэтому, Виктор принял решение, попробовать сначала потрясти этих как следует. Послал за ними двух своих воинов, а сам вернулся в храм, где уже давно с нетерпением ждали его храмовники.

В сумрачном помещении увидел коленопреклонными пятнадцать синих силуэтов перед каменной чашей. Тихо прошел в свою крайнюю келью, чтобы не мешать им молиться, опустился на жесткий лежак, подремывая стал ждать. Открыл глаза, когда заметил, что они теперь стоят возле него.

— Мы сделали так, как ты пророчил, — с почтением заговорил первым почтенный бывший старший жрец, теперь служка. — На нас, наконец, снизошла милость великого Буд, и мы теперь поняли, что он требует от нас жить в роскоши, есть вдоволь, наслаждаться благами мира, а не проводить жизнь в страданиях, как до сих пор мы делали.

— Вот видите! — обрадовано поднялся Виктор в сидячее положение. «Неплохой из меня вышел бы психолог», — пронеслось в голове. Оправдался его тонкий расчет. — Я же говорил вам, что страдать должны простые смертные, а не служители Буд. Теперь вы сами это уже познали из… пасти самого Буд. Так что, несите сюда всю собранную дань. Я сам распределю ее между вами.

Толпой понеслись они к заветному сундуку, что до сих пор считался неприкосновенным. С трудом дотащили до его кельи, отперли огромный висячий замок и откинули массивную крышку. Да! Много собрали храмовники за свою службу! Но, все равно, Виктору нужно было сделать так, чтобы и этого богатства им не хватило. Придется львиную долю хапнуть самому.

— Я ваш старший. Потому мне полагается треть всего. Разделите золото на три равные части.

Энергично заработала храмовая бухгалтерия. Перед лежаком Виктора вырастала внушительная, сверкающая при тусклом свете, его «доля». Теперь он в состоянии купить все, имеющиеся в наличии, плащи Эритреи. Да и остальные местные шмотки вместе взятые. Честным трудом заработал. Теперь потребовал остаток делить на пятнадцать кучек.

— Пусть каждый из вас построит себе близ стен храма собственный дом. Жить в кельях больше не станете, ибо так велит Буд.

Неожиданная перемена привычной жизни ошеломила их. Ничего. Вскоре привыкнут шиковать. Вот тогда и начнутся непомерные поборы, а вместе с ними — недовольства народные. Историю можно и нужно подталкивать пинками под зад.

— А я пока возьму из своей доли пару монет. На остальные сами мне тоже постройте дом возле храма. Да такой, чтобы был достоин Избранного.

Виктор прихватил две кругляшки и пошел приобретать себе на местном рынке теплый плащ.

В обновке возвращался, когда его догнал стражник и передал, что капитан ждет его у тюрьмы. Сразу развернулся и побрел в сторону ворот, возле которых стояло мрачное серое здание. Перед решетчатым входом в мрачное место заключения стоял капитан в ожидании его прихода. Он поздоровался с Виктором и сообщил:

— Привели тех, кого ты хотел увидеть. Я их заключил в камеру.

— Хорошо, — поспешил во внутрь Виктор.

При тусклом свете чадящей лампады в углу камеры скорчились два жалких заключенных. Виктора впустили к ним. Он вошел и опустился перед задержанными на корточки.

— Не бойтесь. Вас не арестовали. Я только хотел поговорить с вами. — Виктор испытующе посматривал на них, никак не веря, что они и есть злоумышленники. — Но от этого разговора зависит, кем вы станете сегодня, — поднялся во весь свой немалый рост. — Задам важный вопрос. Подумайте как следует прежде чем ответить. От кого получили заказ распространять слухи?

У обоих задержанных от неожиданно конкретного вопроса Виктора кровь отхлынула с лиц. Мелкий озноб забил их тощие тела.

— От кого? — прогремел в камере голос Виктора. Сам с удивлением подумал: а ведь, все-таки, они оказались!

— Мы, мы не знаем, кто… они… — выдавил со всхлипыванием один из них.

— Они плохо говорили на нашем, — быстро добавил его товарищ.

— Выходит, с иностранцев приняли заказ?

— Они заплатили целых десять золотых, — продолжал хныкать первый. Обещали через несколько дней еще столько же.

— У нас дети, чужеземец, — жалобно протянул другой. — Первый раз они поели досыта. Что нам оставалось делать?

— Описать, хотя бы, заказчиков сможете?

— Да, да. Можем.

Оба, дополняя друг друга, выдали портретное описание заказчиков, в которых Виктор сразу узнал послов из Креондала. Вот, оказывается, как!

— Не получите больше от них золота, — ухмыльнулся Виктор. — Давно уже покинули Эритрею. А вам теперь предстоит большая работа, чтобы очистить свою совесть. Придется побродить по людям и рассказать им то, что мне сказали. Самим же пойти записываться в партию. Тогда и дети ваши не будут голодать. А теперь, ступайте по домам.

Еще не веря, что их отпускают после страшного признания, бочком переместились к открытой решетке, а оттуда кинулись стремглав на улицу.

А Виктор, обуреваемый гневом, отправился во дворец. Теперь самый раз скрытного Дорсиса повидать.

***

Заунывную музыку услышал уже от самого главного входа. Все залы и коридоры были ярко освещены. Всюду толпились по праздничному нарядные гости, а между ними ужами скользили ловкие лакеи с подносами сладостей и напитков. Виктор в своей неизменной плетенке, с гирляндой гранат вокруг пояса был среди них белой вороной. Каждый посетитель дворца, чем бы в тот момент ни был увлечен, сразу оборачивался в его сторону с непонятным выражением лица. В основном, со страхом. Слишком свежо было воспоминание о мгновенно убитом им офицером на их глазах.

Исподлобья поглядывая на них, Виктор перебирался к источнику музыки. Офицеры у входа на всякий случай отодвинулись подальше, когда он распахнул дверь и очутился в зале, где Дорсис устраивал праздничное торжество.

Широкий стол, поставленный чуть ли не на всю длину немалого зала, ломился от угощений. А по обеим его сторонам теснились сотни приближенных вершителя. Сам он сидел рядышком с женщиной неопределенного возраста и неопределенной внешности у вершины стола, на некоторой возвышенности от остальных гостей.

Попав на неожиданную «вечеринку», Виктор растерялся. Собирался начистоту поговорить с правителем, а очутился на веселье.

Дорсис сразу заприметил его. Хмельная улыбка украсила его губы. Он медленно приподнялся со своего места и музыка тут же прервалась. Вершитель протянул руку в его сторону и произнес:

— Мы рады снова видеть Избранного. Желаем, чтобы он тоже присоединился к нашему веселью. — Мельком глянул на рядом сидящего придворного. Того моментально сдуло. Мгновенно подскочил лакей, смел тарелку и кубок отвергнутого, после чего Дорсис поманил Виктора на освободившееся место: — Прошу тебя, садись с нами.

Виктору ничего не оставалось, как подчиниться. Он прошел к изголовью стола и сел рядом. Перед ним оказался серебряный кубок, полный красного вина.

— В честь чего праздник? — буркнул недовольный Виктор. Пришел-то он на разборку, а не любезничать!

— Ты вовремя оказался на нашей помолвке, — заулыбался Дорсис. — Вот моя будущая жена, любимая дочь правителя Креондала великого Порфиот, принцесса Симис.

Услышав свое имя, рядом с ним сидящая женщина сделала гримасу, которую нужно было, по-видимому, понять, как кокетливую улыбку.

Теперь Виктор окончательно запутался. Выходит, послы для этого дела сюда приезжали. Чтобы обговаривать политические условия после его женитьбы, а вовсе не для совершения диверсий. А это уже означает, что те двое его элементарно обвели вокруг пальца. Сами и есть первоисточники! Ай да молодцы! Заранее вызнали о его отношении к послам и ловко на этом сыграли. Никак не ожидал Виктор напороться на столь изысканное коварство преступников, прекрасно сыгравших роль жертв. Сам своими руками отпустил врагов. К тому же, еще помочь хотел. Виктор нервозно засмеялся, чем вызвал недоумевающий взгляд Дорсиса.

41
{"b":"256074","o":1}