ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Почему же ты скрывал от меня раньше свой брачный союз?

Дорсис поглядел на него снисходительно величаво:

— Правитель Эритреи никогда не говорит о своем решении, не продумав все за и против. И к тому же, — ухмыльнулся он, — брак мой не предмет обсуждения триумвирата.

— Конечно, конечно, — засмеялся Виктор. — Я имел в виду, что приготовил бы молодоженам достойный подарок.

— Успеется. — Пригнулся ближе и зашептал: — Сам скажу какой и когда.

Виктор ничего не понял, о чем это толкует Дорсис, но решил не торопить события. Что-то задумал хитрец.

Опять его мысли ушли к тем двоим. Как бы их не упустить. Неплохо бы послать прямо сейчас за ними своих воинов. Кому же поручить?

— Я не вижу на празднике нашего представителя триумвирата. Где же он? — спросил Виктор.

Дорсис только пожал плечами и вновь повернулся к принцессе. Ничего не оставалось, как глушить вино и ждать окончания официоза.

Была уже поздняя ночь, когда сиятельные особы поднялись и взялись за руки. Прервалась заунывная мелодия.

— Принцесса Симис устала. Желает отдыхать, — заявил Дорсис и все присутствующие, как по команде поднялись, чтобы постепенно просочиться в дверь. Виктор не стал исключением. Давно желал убраться отсюда.

Первым же делом пробежал по полумраку улиц к казарме. Поднял уснувшего капитана.

— Немедленно нужно арестовать тех самых бродяг! — дал команду Виктор, как вышел к нему осовевший со сна командир казармы. Сам прошел в помещение караулки, где решил дожидаться их привода.

Полчаса спустя вернулись отправленные воины. Они пришли ни с чем: тех и след простыл. Как теперь оказалось, пришлые были неизвестно откуда. И семей у них тут в помине не было.

Так и осталось для него загадкой кто они были на самом деле, откуда появились.

***

Как и предполагал Виктор, конечно, золота в долях не хватило воздвигнуть дома, «достойные» храмовников. Только на дом Избранному хватало тютелька в тютельку. Да и то, еще надобно было вложиться. А дело было уже запущено. В окрестностях храма поднимались каменные стены шестнадцати строящихся больших зданий. Вот и кинулись добирать с народа недостающие кругляки. Реакция народная на столь наглое деяние святых не заставила себя долго ждать. Пошли справедливые возмущения. Некоторые доходили до угрозы физической расправы. Словом, механизм был запущен. Оставалось подобрать продолжателя, и можно будет возвращаться домой с отчетом о проделанной работе.

Единственным белым пятном в своих делах он видел в упущенных провокаторах. Его мучила мысль, что все может повториться. Возможно, в иной форме. К тому же они были ключом к неизвестным недругам. Теперь иди, узнай, кому нужно было ослабление здешней партии. С другой стороны, когда может повториться провокация тоже неизвестно. Не жить же ему тут вечно в ожидании. Нужно на днях уезжать отсюда.

Как и в Гордане, Виктор решил поискать преемника в составе партии. Поэтому с утра отправился повидаться со Светланой.

— Я к тебе с просьбой пришел, — сказал он, как вошел в кабинет. Затем рассказал обо всем, чего добился. Не забыл предупредить и об угрозе со стороны. — Пусть Владимир будет настороже. И наконец, можешь порекомендовать мне продолжателя моих дел в храме?

Светлана задумчиво поглядела в окно. Слишком малый срок она здесь, чтобы давать железные рекомендации. Кто как себя поведет, трудно было ей знать.

В конце концов, тяжело вздохнув, предложила:

— Единственный за кого могу поручиться, так это за Владимира.

Виктор удивленно поднял брови:

— Владимир?

— Больше некому, — виновато посмотрела Светлана на Виктора. — К тому же в его родстве был когда-то храмовник. Может на этом обыграется твоя задумка.

— Почему бы и нет. Давай я с ним переговорю об этом. Может, действительно, его и поставлю старшим жрецом Кулана.

— Он сейчас должен быть в казарме, — подсказала Светлана.

Виктор поспешил туда и нашел Владимира в караулке. Разговор вышел долгим, пока не согласился Владимир попробовать.

— Ты уж переоденься под местный лад, и пойдем сейчас вместе в храм, — попросил его Виктор.

Дождавшись перед дверями партии, пока он переоденется в одно из теплых одеяний, лежавших на общественных полках, вместе пошли к храму.

Виктор не сомневался, как сам Владимир, что он справится с задачей. Оставалось-то всего ничего. Просто продолжать начатую дискредитацию.

Они застали храмовников в пасмурном настроении. Очевидно, дела со сбором дополнительной дани шли не лучшим образом. Этим тоже мог воспользоваться Виктор. Он собрал их вокруг и заявил им сенсационную благую весть: великий Буд призывает его на вершину горы. А взамен повелевает над своими верными служителями поставить Владимира.

Жрецы Буд с подозрением уставились на новоявленного «храмовника». А Виктор продолжал торжественным голосом:

— Великий Буд остался доволен вашими деяниями. Так он проверил вашу терпимость перед лицом… перед мордой его. Теперь он желает дальше испытывать нас. Велел поскорее достроить добротные дома, невзирая на невежество толпы. Он сам накажет тех, кто будет в этом вам мешать.

Последние слова заметно подняли дух слушателей. А то страх расправы все сильнее давил в последнее время. Защита могучего крылатого бога будет очень кстати.

— Владимир, облачись в одеяния старшего жреца и поведи верных служителей Буд путем, каким желает наш бог! — с пафосом обратился Виктор к потерянно стоящему в стороне Владимиру.

— Все. А мне пора идти на вершину горы, — облегченно вздохнул Виктор и поспешил покинуть полутьму храма.

***

Ночью в дверь тихо постучались.

«Эхи, пришла», — подумал Виктор, поднимаясь с лежанки.

Последние дни уже с ней. Скоро уедет и вряд ли еще, потом будет ночевать в Кулане. Пусть эти последние разы украсит его кровать роскошная любовница.

Виктор пошел отпирать засов с мелькнувшей мыслью, что странно как изменились в этом мире его принципы тоже. Ужаснулся бы «там» от себя, что так спокойно изменяет жене. Да и многое, что он тут творит, привели бы его в состояние шока…

За дверью оказалась, к его разочарованию, не Эхи, а какой-то сморщенный лакей.

— Несравненный Дорсис пожелал, чтобы ты немедленно пришел в его покои, — проблеял лакей и, низко кланяясь, задом попятился назад.

Виктор, сначала глядел на того с разочарованием, потом с удивлением, завершившимся гневом. Чего это среди ночи новобрачный от него хочет?

Пришлось одеваться во все свои опостылевшие военные облачения и поплестись по коридорчикам в дальний конец дворца, в сторону покоев вершителя.

В дверях была охрана. Но, наверное, предупрежденная. Потому что с его приближением они распахнули резные двери. А, возможно, слух о скорой расправе с перегораживающими путь ему, сработала. Короче, Виктор, ни на мгновенье не останавливаясь, влетел в обширные покои Дорсиса.

Вершитель в бархатном халате стоял у раскрытого окна, хотя холод был на дворе достаточно ощутимый, и глядел на покрытое тучами ночное небо.

— Ты звал меня? — с порога спросил Виктор.

Дорсис прикрыл ставни и с улыбкой направился к нему.

— Да, Виктор. Мне нужно с тобой поговорить о важном деле.

— А до утра дело не могло подождать? — сердито буркнул он и направился к креслу, на которое указывала длань вершителя.

Дорсис подошел к огромному пылающему камину, зябко грея руки, заговорил:

— Наш нерушимый союз костью стоит поперек горла у некоторых влиятельных особ среди моих придворных. Мне сообщили, они готовят заговор против меня. А ты, как я узнал, собираешься покинуть нас.

— Наш представитель в курсе дела?

Дорсис покачал головой:

— Я только тебе могу доверить свою жизнь. Не уезжай, пока не расправишься с заговорщиками.

Виктору ничего не оставалось, как со вздохом пообещать:

— Не переживай. Так и будет. Только дай мне все тебе известные сведения о готовящемся заговоре.

42
{"b":"256074","o":1}