ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это значило, что нужно будет преодолевать еще один двухэтажный дом по той стороне замка, где меньше освещено.

Маневр прошел, как и остальные до сих пор, успешно. Наконец, они коснулись кошками перчаток стен замка. Марзан еще с крыши второго дома определил в какое окно им необходимо попасть. Скорее всего, оно вело на чердачное помещение. Там уж точно никого не окажется в это время суток.

Он первым пошел подниматься по стене, а за ним и остальные. Аккуратно обходили нижние окна и взбирались выше. Достигли черного проема окна на верхотуре замка, ввалились друг за другом в чулан. Замерли. Ничего не должно упасть, звякнуть, проскрипеть. До противоположной стены, где был выход, передвигались как по тонкому льду. Очень медленно надавили на реечную дверцу, чтобы не заскрипела и оказались в полутьме на краю деревянной лестницы, над безлюдным коридором.

Марзан застыл, раздумывая куда идти по ней дальше. Дверь слева не казалась ведущей в покои хозяев замка. Скорее, там живут слуги. А вправо — неизвестно куда ведет. Туда и решил двинуться Марзан.

Коридор направо вывел во внутренний круговой балкон третьего этажа замка. Чуть подавшись вперед он на низу увидел убирающую со стола служанку. Больше никого не было видно. Нужно было дождаться пока женщина уберет и сама уберется. Пришлось им в застывшем положении оставаться с полчаса, пока она действительно не убралась.

Теперь они были одни внутри в полумраке замка.

Марзан четко вычленил двери хозяев; все три эти двери заметно отличались от остальных и размером и отделкой.

Пошли к первой из них по ходу движения по балкону. Марзан чуть-чуть нажал на створку; дверь не поддалась. Значит, заперт изнутри. Подозвал жестом своего воина, который еще год назад промышлял в Сонаре воровством. Без слов показал на дверь. Тот кивнул и припал к замочной скважине. Достал проволочки из сумочки на боку, повозился некоторое время, пока не раздался легкий щелчок. Тут же отошел в сторону. Дверь была отперта.

Теперь все зависело от того, спит уже хозяин или нет. Если нет, придется туго с задержанием. Надежда была только на то, что в такой поздний час редко кто бодрствует без нужды.

Марзан чуть сдвинул дверь на себя. Там было темно. Значит, точно спит.

Шестеро беззвучно и стремительно влетели в темное помещение с большой лежанкой посреди. Не разбирая кто именно из тех троих тут спит, Марзан нанес спящему сильный удар рукоятью меча по голове на подушке. Другие заткнули кляп в рот, споро принялись скручивать и накрепко завязывать узлами руки, ноги. Марзан, тем временем, нашел свечу у постели и зажег. Теперь они увидели, что первым пленили Степана. Пошарили по сундукам, нашли поверх кучи золота двадцать одну гранату и два револьвера. А под подушкой — еще пару револьверов. Чтож, хорошо. По крайней мере гранат у тех двоих точно нет.

Бесчувственного и связанного Степана оставили с одним воином и вновь остальные оказались в коридоре. К следующей двери сразу подошел воин, опять повозился с проволоками и они один к одному повторили операцию по захвату спящего врага. При свете на лежанке валялся бесчувственный Елисей. Под подушкой и у него хранились револьверы. При нем оставили другого воина, вчетвером пошли к третьей двери.

Щелкнул и этот замок. Скользнули во мрак комнаты и вблизи постели увидели полусидящего Мишу с широко раскрытыми глазами. Он лихорадочно рыскал под подушкой, когда рукоять меча Марзана вырубил его. Связанного, с кляпом во рту и он теперь валялся на лежанке. От ранений и преждевременного шума избавились захватчики только за счет неряшливости Миши. Его револьверы сбились под подушкой к самому краю изголовья.

При нем остался еще один воин. А Марзан и двое других выскочили за дверь. Надо было им также тихо возвращаться на чердак, перелезать на сводчатую крышу и подать Виктору знак к атаке.

***

В полном мраке и в полной тишине застыли в пятистах метрах от невидимых уже крепостных стен шесть сотен воинов в боевой готовности. Виктор стоял на вершине самого высокого скального камня рядом с пристроившимися тут же снайперами и неотрывно глядел в черноту впереди сквозь подзорную трубу. И который уже час так!

Если бы операция провалилась, то слышны были бы выстрелы, и непременно горящих факелов стало бы в крепости множество. А раз тихо, то значит, диверсия не завершена. Нужно спокойно ждать, думал он. Но спокойно, это так говорится. Никакого спокойствия у Виктора не могло быть. Наоборот, беспокойство все росло и росло. Порой ему казалось, что там движение возросло. Тогда учащеннее билось сердце. Но каждый раз убеждался, что это просто взыграла его фантазия.

Было уже заполночь, когда он вздрогнул: увидел зажженный факел, отчетливо осветивший крест на шпиле замка.

— Огонь! — закричал он не своим голосом.

Две гаубицы разорвали царившую тишину оглушительным грохотом. Во вспышке взрывов снарядов на мгновение увидели, как рвется высокая стена и корежатся ворота. Картина еще сохранялась в глазах, когда раздался второй залп. Следом третий.

Множество факелов осветили страшные разрушения. Множество в латах и кольчугах людей подставились сами под прицелы винтовок. Беспорядочный огонь шестисот винтовок тут же скосил половину защитников крепости, хотя особо целиться не удавалось. Только снайперам через оптику удалось вычленять в толпе растерянных стражников их командиров по ярким кокардам и простреливать их насквозь.

Виктор велел остановить артиллерийский обстрел территории. Ненароком могут жахнуть и по замку. Приказал рати строем медленно приближаться к снующим там, и расстреливать все, что движется. Сам тоже взял наизготовку свою винтовку и поспешил в первые ряды наступающего строя.

Войско Виктора с каждым шагом косила врага, пока не оказалась у развалин стен. Впереди оставались одни трупы и валяющиеся вокруг горящие факелы. При их свете ни одного живого противника не было видно.

Виктор уже хорошо запомнил план крепости. Махнул рукой в сторону казармы. Туда тут же рванули несколько отрядов. Раздались несколько выстрелов. Стало тихо.

— Обойти кругом по стене! — дал командирам тех же отрядов приказ.

Ждали недолго прежде чем услышали еще выстрелы. Как вернулись Виктор дал команду рати рассредоточиться по всем дорогам крепости. Лавина из шестисот воинов растеклась прихватывая факелы с земли по улочкам.

Виктор, в сопровождении отряда личной охраны, направился к замку со все еще высвечиваемым крестом на крыше.

Запертые двери прострелили залпом, отвалили обломки и вошли в долгожданное логово. Вот, оказывается, где решили жировать земляки на кровавые монеты!

— Привет! — услышал Виктор голос Марзана откуда-то сверху. Поднял голову и увидел его на высоком балконе.

Марзан и двое с ним спустились по крутым ступенькам.

— С захватом, — обнял его Виктор. — Где остальные трое?

— Они сторожат твоих друзей, — бледно улыбнулся Марзан. — Но сначала нужно пройтись по остальным комнатам. Мы нигде еще не были.

Виктор оправил свой отряд на осмотр. Вскоре перед ними собрались три испуганные служанки и один пожилой слуга. Виктор им махнул рукой в сторону раскуроченного проема и они стремглав бросились вон. А Виктор пошел по ступенькам наверх, в гости к хозяевам.

Вошел в дверь, где плененный Степан уже пришел в сознание и теперь, выпучив глаза, с кляпом во рту уставился на Виктора.

— Вижу ты не рад встречи, — усмехнулся Виктор. — Чтож так, земляк?

Подошел и вытащил его кляп. Степан тут же затараторил:

— Виктор, прости, прости. Ты же не убьешь меня? Я тебе все скажу, что тебе надо. Все расскажу обо всех. Только не убивай, договорились? Я тебе скажу, где все золото припрятано, хочешь? Если не убьешь, скажу…

— Заткнись! — заорал Виктор.

Степан мгновенно заткнулся. Только жалобно тихо выл.

— Берите его, — бросил Виктор воинам и вышел в дверь.

В покои Елисея вошли уже с волочившимся Степаном. Елисей сверкал глазами на бледном лице и издавал нечленораздельные звуки сквозь кляп. Виктор вырвал его и Елисей тут же завопил, как резаный. Виктор с размаху дал ему звонкую оплеуху и он сразу замолчал.

9
{"b":"256074","o":1}