ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ститри закрыла сумку и, повесив ее на плечо, взглянула на ночное небо. Где-то неподалеку взвыл шакал. Значит, пустыня скоро кончится. Ститри опустила голову и, задумавшись, двинулась в путь. И только пройдя около сотни шагов, спросила с какой-то непонятной грустью:

— Что еще ты приготовил мне, Везавий?

Лагерь Ститри заметила на рассвете. Подходить не спешила. Люди были вооружены, лагерь напоминал военный. Ститри легла на верхушку бархана и принялась наблюдать. Она насчитала более пятидесяти воинов. Сколько еще было в палатках? Но Ститри беспокоили люди, а не их количество. Откуда они здесь? Вряд ли их создал Верхний. Материализовать человека невозможно! Или для Верхнего нет ничего невозможного?!

В лагере были не только воины. Вскоре Ститри увидела нескольких женщин, а чуть позже — детей. Все же это был не военный лагерь. Так охранялись большие богатые караваны. Вскоре Ститри убедилась в своей правоте. Караваном командовал не военный, а богатый торговец. Он раздавал распоряжения, понукал погонщиков и торопил праздношатающихся детей и женщин. Караван готовился в дорогу.

Ститри поднялась и двинулась к лагерю. Прятаться не было смысла. Когда еще удастся встретиться с людьми.

Здесь можно было пополнить запас воды и, возможно даже, пищи.

Ее заметили сразу. Охранники показали оружием в сторону Ститри и что-то прокричали. Не успевший свернуться лагерь загудел, как потревоженный улей. Женщины и дети спрятались в укрытие, а воины мгновенно заняли круговую оборону. Видно, набеги разбойников здесь были нередки. Ститри продолжала двигаться в прежнем направлении. Один из воинов — одетый богаче остальных, видимо, командир охраны — что-то прокричал ей. Ститри не поняла слов, но мысли были вполне отчетливы. Ей угрожали смертью, если она не остановится и не объяснит, чего хочет. Похоже, в лагере были настроены весьма решительно. Ститри остановилась и подняла вверх руки.

— Друг! — прокричала она на том языке, на котором, как предполагала, разговаривали люди. Это были точные копии арабов.

Занявшие оборону воины о чем-то перешептывались. Вперед вышел богатый торговец. Его пышная черная борода с проседью смотрелась весьма торжественно, а глаза скрывались за нависшими густыми бровями.

— Кто ты такая и что тебе надо от нас? — без лишних предисловий спросил он.

Ститри прошла вперед еще на несколько шагов.

— Я заблудилась в пустыне. Можно мне присоединиться к вашему каравану?

Ститри скинула с головы капюшон, и по ее плечам рассыпались красивые шелковистые волосы.

— Женщина! — послышались удивленные возгласы в лагере. Некоторые воины громко рассмеялись. Четко организованная оборона лагеря в одно мгновение рассыпалась. Если бы за спиной у Ститри действительно стояли разбойники, сейчас был отличный момент для нападения.

Начальник охраны криками и пинками принялся расставлять солдат по своим местам. А богатый торговец продолжил допрос Ститри:

— Кто ты и откуда пришла? Ты одета очень странно.

— Вы правы, я пришла издалека. Я ищу здесь одного человека, немного похожего на меня. — Ститри как можно безобиднее улыбнулась. Но на торговца это не произвело ни малейшего впечатления.

— Ты пришла из-за предела? — с отчетливым напряжением в голосе поинтересовался он.

— Да-да, — Ститри махнула рукой в сторону поднимающегося солнца. — Я пришла из-за предела, — она не совсем понимала, что это значит.

Торговец в испуге отшатнулся. Да и голоса в лагере мгновенно стихли. Что-то повисло в воздухе, будто вот-вот грянет гроза. Ститри попробовала улыбнуться, но улыбка не получилась.

— Ты хочешь идти с нами? — преодолев страх, поинтересовался торговец. Его голос теперь звучал вкрадчиво.

— Да, конечно. Если вы не будете против, — осторожно, словно ступая по тонкому льду, произнесла Ститри.

— Разве мы можем отказать пришедшему из-за предела? Можете выбрать любого верблюда. Или вы предпочитаете лошадь?

— Пожалуй, я смогу идти и пешком. — Ститри посмотрела в сторону больших бурдюков воды. — Мне только нужно немного воды и пищи. А куда вы направляетесь? — будто бы невзначай поинтересовалась она.

Торговец на какое-то мгновение задумался. Теперь все взгляды были устремлены на него.

— Мы идем в Исшаху, — произнес он. — К западному пределу.

Лагерь возбужденно загудел. К торговцу подскочил начальник охраны каравана и что-то быстро прошептал на ухо. Ститри уловила его мысли.

«Мы не дойдем до Исшахи, — возмущался начальник охраны. — У нас мало воинов. У западного предела неспокойно, там шалят разбойники. Давайте продолжим свой путь в Маллахам и, набрав там воинов, двинемся в Исшаху».

Торговец в ярости отпихнул начальника охраны.

— Ты хочешь навлечь на нас гнев Аллаха?! — прокричал он. — Ведь сказано пророком Верхним, что пришедший из-за предела должен быть немедленно доставлен в Исшаху, дабы он прикоснулся к святой многорукой статуе! Ты успел забыть, что произойдет в противном случае?! Собирайтесь, мы отправляемся!

Пророк Верхний — это был явно Везавий. Ститри не сомневалась, что найдет его в Исшахе. Может быть, Везавий заманивает ее? Будет о чем поразмыслить во время пути.

Караван стал готовиться к отправке, и на Ститри перестали обращать внимание. Не то чтобы кто-то игнорировал ее присутствие, но «пришедшего из-за предела» явно сторонились, причем с каким-то суеверным страхом. Ститри подошла к суетливо раздающему распоряжения богатому торговцу, с которым разговаривала минуту назад.

— Как далеко до Исшахи? — поинтересовалась она.

— Три перехода, — с поклоном ответил торговец и вновь занялся своими делами.

Караван отправился в путь. Ститри даже удивилась, как все быстро и организованно делалось. Никого не требовалось подгонять, каждый из погонщиков словно понял свое великое предназначение. В движении Ститри выделили почетное место в середине каравана, но по-прежнему держались от нее на почтительном расстоянии. Только какой-то мальчишка, похоже, сын торговца, время от времени пробегал мимо нее, с любопытством оглядывая с ног до головы. Ститри коснулась мальчика рукой, и в то же мгновение он остановился, угодливо улыбнувшись. Парню было лет восемь.

— Как тебя зовут? — спросила Ститри.

— Фархад, о пришедший из-за предела, — ответил мальчик с поклоном.

— Зови меня Ститри, ладно?

Мальчишка кивнул и подпрыгнул вверх от радости. Ститри потрепала его по голове.

— Слушай, Фархад, ты не знаешь случайно, почему все держатся от меня на расстоянии? — будто ненароком спросила она. — Отчего никто не идет со мной рядом?

— Это великий грех, госпожа Ститри, — ответил мальчик. — Только святые и пророк Верхний могут находиться рядом с «пришедшим из-за предела». Да еще дети, и то недолго.

— Это почему? — не поняла Ститри.

— Как же! — удивился мальчик. — Люди погрязли в грехах, нельзя осквернять вас этим.

— Ах, вот оно что! — Ститри рассмеялась. — А я подумала, что от меня дурно пахнет. Поясни, Фархад, вот еще что. Почему твой отец так обеспокоен за меня?

Мальчик состроил непонимающую мину.

— Короче, твой отец, кажется, не очень-то и хочет сопроводить меня в Исшаху, — пояснила Ститри.

— Что вы, — с испугом воскликнул мальчик, — это большая честь для всех нас. Прошу вас, не гневайтесь! — Мальчик едва не заплакал. — Отец лишь боится, что с вами что-нибудь может случиться. Если он не сможет доставить вас в Исшаху…

— И что тогда произойдет?

— Тогда страшное проклятие обрушится на всех, кто идет в этом караване, — шепотом пояснил мальчик.

— Ну-ну, успокойся. — Ститри потрепала мальчика по голове. — Обещаю тебе, что я дойду до Исшахи в целости и сохранности. Ты мне веришь?

Мальчик улыбнулся и кивнул. Но тут же помрачнел, заметив полный гнева взгляд отца. Торговец остановил лошадь на почтительном расстоянии от Ститри и, кивнув ей в знак уважения, разразился гневной тирадой.

— Отец очень недоволен, что я так долго нахожусь с вами да еще разговариваю, — повинно склонив голову, пояснил Фархад.

141
{"b":"256075","o":1}