ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Послышался отчетливый хруст. В лицо Демитрию брызнула кровь. Голова Ститри вошла в плечи, ноги подогнулись, и, обмякнув, она рухнула. Демитрий судорожно раскрыл рот.

— О Господи, — прохрипел Демитрий и вдруг, впав в безумство, принялся наносить Ститри удар за ударом. — О Господи, Господи, — словно сумасшедший, шептал он и бил, и бил, и бил. И даже когда голова Ститри превратилась в кровавое месиво, Демитрий не остановился. Он продолжал бить по некогда прекрасному лицу, смешивая его с землей, пока наконец дубинка не треснула окончательно и не отлетела в сторону. И только тогда Демитрий посмотрел на свои руки и, вздрогнув, потерял сознание.

Глава 25

Миротворцы Конуса. Трилогия (с илл.) - i_006.jpg

Людские ресурсы таяли. Глава Конуса уже не слушал сообщений о потерях, они разрывали его душу. От миротворческого состава базы осталось не больше десяти процентов, а новобранцы из обслуживающих секторов только пополняли список погибших. Последняя надежда была на разведывательные крейсеры с хорошо обученным составом миротворцев.

В кабинет постучались. Глава взглянул на тестер. За дверью стоял Лидер СОБа Гран. Глава помедлил и приказал тестеру открыть дверь.

— Боюсь, у меня снова плохие новости, — прямо с порога произнес Гран. — Наш резерв… — Гран замолчал, словно вдруг испугался быть плохим вестником.

— Что наш резерв? — не выдержал Глава.

— Похоже, они собираются выступить, — тихо произнес Гран.

* * *

Демитрий проснулся. Кошмар убийства преследовал его и там — по другую сторону бытия. Это было невыносимо — вновь и вновь видеть окровавленное лицо Ститри и бить по нему, бить, бить! Этот непрерывный кошмар сведет с ума! Демитрий боялся открыть глаза и увидеть лежащую у ног мертвую девушку. Страшная явь… И Демитрий никуда не мог скрыться от нее, да и не желал. Свои страдания он считал заслуженной карой.

Начало светать, тело Ститри по-прежнему лежало на своем месте. Признаков восстановления не было видно. Только… в голове у Ститри что-то шевелилось и странно потрескивало. Демитрий присмотрелся и вдруг увидел копошащихся в раскроенном черепе темных жуков. Их спины отливали матово-перламутровым цветом, отчего сами твари казались еще более отвратительными.

— О Боже!

Желудок свела судорога, в следующее мгновение вырвало. Демитрий побежал к горам, продираясь сквозь колючий кустарник. Он не чувствовал боли.

Кто-то набросился сзади. Демитрий отмахнулся, перемазанные краской люди с деревянными копьями и вдетыми в нос маленькими палочками обступили его со всех сторон. Демитрий не сопротивлялся. Пусть его убьют эти… дикари, лишь бы не тянули слишком долго…

* * *

Он пришел в себя от несуразного гама, напоминающего радостные крики ватаги пятилетних малышей.

Открыл глаза. Это была деревня. Демитрий увидел сплетенные из веток и листьев жилища, бегающих детишек и безобразных женщин с отвисшими грудями. Он, привязанный к толстому суку огромного дерева, висел на нем, словно пойманный на охоте волк. Что им нужно, этим дикарям? Почему они не убили его сразу? Демитрий посмотрел на свои крепко спутанные руки и ноги. Кажется, они были целы. Внимание привлек сук. Он был черным и пахнул вполне знакомо. Ну конечно же, запах золы! Демитрия охватил ужас. Его собирались съесть, поджарив на костре. На земле отчетливо виднелись следы большого костра. Похоже, эти люди любили побаловаться мясом.

Демитрий дернулся, пытаясь освободиться, и сразу получил удар палкой по голове. Попробовал пальцами нащупать путы. Веревки были сделаны из растений и при желании их можно было разорвать. Демитрий принялся скрести свои путы, через несколько минут палец стало невыносимо жечь.

Через час адских мучений Демитрий был уже не так уверен в своем праве на свободную смерть. В конце концов, эти люди голодали и имели на его тело больше прав, нежели земные черви, жуки и другие твари. В тот момент, когда Демитрий готов был уже сдаться, путы на руках ослабли. Осторожно-осторожно пошевелил руками, веревки ослабли и упали на землю. «Сторож» ничего не заметил.

Стараясь не шуметь, Демитрий подтянулся и нащупал путы на ногах. Но вдруг из кустарника вывалился сморщенный старик и остановился под суком. Он подобрал оборванные путы и стукнул ими охранника, а тот уже отыгрался на «добыче», огрев Демитрия дубинкой по ребрам.

— Ах, вы ублюдки тощие! — взревел Демитрий и, свесившись ударил старика и охранника. Тех словно ветер сдул. Они отлетели в кусты и истерично закричали. Поднялся переполох. Демитрий нащупал путы на ногах и принялся рвать их, превозмогая острую боль. Два разукрашенных аборигена попробовали схватить его, Демитрий стукнул их лбами. На помощь бежали все новые. Демитрий схватил деревянное копье и, вися вниз головой приготовился к отражению атаки. И вдруг острые иголки вонзились ему сразу в грудь, в лицо и руку. По телу расползлась жгучая боль. А разукрашенные нелюди все стреляли и стреляли из своих трубочек…

Глава 26

Миротворцы Конуса. Трилогия (с илл.) - i_006.jpg

Солнце светило ярко, потрескивал костер и чувствовался запах дыма и жареного мяса. Демитрий в ужасе вскочил на ноги. Размалеванные дикари исчезли. Да и природа вокруг была уже не та. Демитрий остановил взгляд на лице улыбающейся девушки.

— Стит?.. — глаза у Демитрия быстро-быстро заморгали. — Это ты, Стит?

Демитрий неуверенно сделал шаг и протянул руку. Он коснулся ее плеча, и вдруг…

— Гга-аам!!! — крикнула девушка и громко расхохоталась.

От испуга Демитрий сел.

— Да, — тихо прошептал он, — это действительно ты. Но откуда, как?.. Я думал, что ты уже… Нет, только не говори, что мы опять в мире Чистых.

— Конечно же, нет. — Ститри перестала смеяться. — Мы в материнском мире, в окрестностях Дрейвера. Голова не кружится?

Демитрий коснулся рукой лба.

— Чуть-чуть.

— Я думал, ты умерла… навсегда. — Я прождал целые сутки. Потом… я увидел этих жуков и не выдержал…

— Конечно. Что на тебя нашло? Я ведь не просила меня кромсать.

— Как-то получилось, словно помутнение… Мне трудно было тебя ударить… Не знаю, что со мной случилось. Я испугался.

— Все, успокойся. — Ститри прижала Демитрия к груди. — Страшное позади. Мне удалось собрать информацию. Спираль исчезла. Наш мир медленно удаляется от хаоса многомирья. Знаешь, когда наблюдаешь свой мир отсюда, то видишь многое, что недоступно из окна Верхних. Мы в одном мире с людьми и можем видеть его так же, как и они — живым и подвижным. Мне удалось обнаружить черноту. Она движется к Дрейверу.

— Как это? — не понял Демитрий.

— Отребье, желающее пограбить, поубивать, понасиловать. Это войско людских отбросов. Ими командует какой-то Ольхерт, имя, конечно, вымышленное. Что интересно? Все они верят в посланника сатаны, который пришел покорить мир. Естественно, каждый получит свою долю.

— Это черный стиглер?

— Не знаю. Но чернота в этом мире присутствует сильная. Такая может быть только от стиглера. — Ститри сняла с костра небольшие ломтики мяса. — На, поешь, и будем собираться. У нас мало времени, армия людских отбросов будет у Дрейвера к завтрашнему утру. После Везавия город сейчас открыт для любого завоевателя. Если Ольхерт захватит Дрейвер, то его армия значительно пополнится. Люди уверуют в могущество дьявола, и тогда ситуация выйдет из-под контроля.

— И что ты собираешься предпринять? — спросил Демитрий, доедая не очень сытный завтрак.

— Организовать оборону.

Нужно отдать должное самоотверженности населения. После памятных для Ститри дней люди словно очнулись. Они еще были напуганы, но полны решимости дать отпор разбойникам. Они вновь окрепли в своей вере в Христа. А это было немаловажно…

Население работало всю ночь, подготавливая город к обороне. Трудился и Демитрий. Ститри тем временем сформировала небольшой отряд и отправилась собирать помощь. К утру подготовка была завершена. Ститри возвратилась в город, набрав в свой отряд около сотни добровольцев. Дрейвер замер в ожидании нападения.

149
{"b":"256075","o":1}