ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И что? — поинтересовался Демитрий.

— Ничего. — Ститри перестала усмехаться. — Когда они увидят меня, то снимут защиту.

Демитрий глубоко вздохнул.

— Знаешь, Стит, я иногда чувствую себя дураком. И мне страшно подумать, что бы я ощущал, не дай ты мне своих знаний?

— Ладно. Пойдем. — Ститри взяла Демитрия за руку и пошла к выходу.

Защиту сняли через несколько секунд после того, как они покинули звездолет. Изолирующие шлюзы раздвинулись, и на стартовую площадку вышли миротворцы. Старший приблизился к Ститри, поклонился и произнес:

— Вас хочет видеть Глава, следуйте за мной. Демитрий наклонился к Ститри.

— Организовано здесь все отменно.

Ститри не ответила. Она с любопытством оглядывалась и, кажется, нервничала.

— В чем дело? — Спросил Демитрий. — Конус сильно изменился с того времени, как ты была здесь?

— Нет. — Ститри попыталась скрыть растерянность, но от зоркого глаза Демитрия это не ускользнуло. — Просто я соскучилась. Приятно возвращаться в родное гнездо.

— А кто несколько часов говорил, что родное гнездо для каждого человека — Земля? — Демитрию показалось, что между ним и Ститри выросла непреодолимая стена.

Вошли в транспортер. Кабина напоминала скорлупу гигантского яйца. Движения не чувствовалось, кроме легкой вибрации под ногами. Похожее Демитрий ощущал, когда стоял на плоту, тогда, в детстве. С него хорошо было ловить рыбу. Не раз на ранней зорьке они вместе с отцом отправлялись на разливы ставить снасти. Прекрасное было время — беззаботное. Демитрий вздохнул.

…Глава был в нетерпении. Усадил их в кресла и начал расспрашивать.

— Есть новости? Вы несколько дней не выходили на связь.

— На Земле ситуация под контролем, — ответила Ститри. — Мне необходимо знать расположение главных сил Конуса. Есть вероятность нападения.

— Еще? — удивился Глава. — Откуда? С Марса атаки прекратили. Вы появились. Откуда и кто должен напасть?

— Долго объяснять, Глава. Дорога каждая секунда. Прошу довериться и сообщить расположение всех сил.

— Хо-ро-шо, — Глава нажал клавиши, и стена кабинета засветилась звездной картой. — Наше стратегическое положение относительно Марса выгодно. Резерв копит силы, и через несколько дней мы предпримем решительную атаку.

— Плохо, очень плохо, — задумчиво пробубнила Ститри. — Крейсеры резерва должны немедленно объединиться с Конусом.

— Ститри, — Глава убрал звездную карту, — ты должна объяснить. Я не могу рисковать резервом.

— Хорошо, я попытаюсь. На Земле мне удалось захватить одного из пришельцев. Это чуждая нашей Вселенной планета. Ее масса равна массе Земли. Эта планета живая! Она способна перемещаться в пространстве. Они знают, где резерв, и собираются переместиться в его центр.

— Когда? — в беспокойстве спросил Глава.

— Этого мне не удалось узнать, но планета может переместиться в любую минуту. Мы не должны терять время!

Глава задумался.

— Хорошо, я отдам приказ выступить на воссоединение немедленно. Можешь идти, Ститри, наверное, ты сильно устала и нуждаешься в отдыхе.

— Спасибо, Глава, пожалуй, отдохну. — Ститри поклонилась. — До свидания.

* * *

Демитрий не мог уснуть. Что-то было не так. Ститри отказалась от его общества и пошла спать одна. Но почему?! Чем он ее обидел?

Демитрий сел. Опять их разъединила непроницаемая стена. Что случилось в лагере Ольхерта? Ститри нельзя оставлять одну! Или это его неоправданные страхи? Демитрий кисло улыбнулся.

— Ну чего ты от нее хочешь, дурак? Чтобы она бегала за тобой? Она не такая, ты знал это с самого начала.

Страхи притупились, Демитрий ясно осознал, что любовь не такая уж простая штука. Наверное, стоило принимать Ститри такой, какая она есть.

Демитрий щелкнул себя пальцем по кончику носа. Спи и выкинь из головы. Ститри никогда не будет принадлежать тебе одному. Надо смириться с этим.

Возникло чувство горечи. Демитрию казалось, что он справился со своими собственническими замашками, но оказалось, ошибся. Стыдно было признаться в этом, но Ститри Демитрий не хотел делить ни с кем: ни с Конусом, ни со Вселенной, ни с кем бы то ни было из людей. Она должна принадлежать только ему — ему одному!

Сон пришел неожиданно — слившись с реальностью и образовав единую субстанцию. Здесь опять была Ститри. Склонив голову, она плакала. Демитрий хотел приблизиться к ней, но невидимая преграда не пропустила. Словно некое заклятие отгораживало их друг от друга. Ститри что-то сказала, но слова не были слышны.

— Я ничего не слышу! — крикнул Демитрий.

Ститри заплакала. Даже через преграду было видно, какая безнадежность овладела ею.

— Не надо, не плачь так, — умолял Демитрий, но Ститри не слышала. Ее образ стал расплываться, словно растворяться в тумане. — Не уходи! — в отчаянии крикнул Демитрий и проснулся. Но чувство невосполнимой потери осталось.

Демитрий выбежал в коридор. Шли люди, они с подозрением посматривали, но Демитрий их не видел. Перед глазами стоял облик любимой девушки, и губы, словно заклинание, повторяли два слова:

— Не уходи… не уходи…

Комната Ститри оказалась пустой. Демитрию показалось, что мир рушится. Освещение горело на полную мощность, кровать не была даже примята, голос позади прозвучал неожиданно:

— А где Ститри? Сзади стоял Урис.

— Привет, Демитрий. Как тебе Конус?

— Да, да, — пробормотал Демитрий, пожимая руку и думая о своем.

— А где Стит? Я узнал, что она на Конусе, и решил поговорить по-приятельски. Знаешь, с нашего курса почти никого не осталось в живых. Такие вот дела. Так где Стит?

— Не знаю, — тихо сказал он.

— Ну что ж, видно, не судьба. Поговорю в следующий раз. Сейчас некогда. Прибывают крейсера резерва, мне поручено возглавить прикрытие. Я слышал, что все это затеяла именно Стит… — Урис хмыкнул. — Она молодец, к ней сам старик прислушивается. Я всегда знал, что Стит еще всеми нами покомандует. Ну, до встречи.

Урис хлопнул Демитрия по плечу и, насвистывая что-то себе под нос, удалился. Демитрий понуро посмотрел ему вслед. Перед глазами стояла Ститри, а в ушах звучали ее слова: «…Не допусти его к Конусу… Он в лесу… Ты должен опять сделать это, только так я смогу вернуться…»

Пропуски между словами вдруг начали заполняться, словно кто-то подсказывал их. Бешено заколотилось сердце. О чем говорила Ститри? «…Я верю в тебя. Ты должен убить его. Тебе будет трудно, я знаю, сделать это во второй раз. Но ты убьешь не меня, помни об этом. Он сломил мою волю и вышиб меня из собственного тела. Он хочет воспользоваться им, чтобы уничтожить Конус. Ты должен помешать ему…»

Демитрий ошеломленно застыл. «Прибывают крейсеры резерва, мне поручено возглавить их прикрытие…»

Демитрий резко развернулся и, почти не владея собой, схватил за плечи проходившую мимо женщину из сектора обслуживания.

— Где главная рубка управления? — проревел он. Женщина попятилась. Демитрия окружили люди.

Среди них были и миротворцы. Демитрий бросился бежать. Со Службой Внутренней Безопасности Конуса ему некогда было объясняться. Была дорога каждая секунда.

Демитрий заскочил в первый попавшийся транспортер. Двери закрылись. Демитрий глубоко вдохнул. Следовало успокоиться и вспомнить код главной рубки… Демитрий сжал голову. Есть! Быстро набрал на пульте код, и транспортер двинулся.

— Быстрее, быстрее. — Демитрий в нетерпении метался по кабине транспортера. — Как долго, очень долго!

Наконец транспортер остановился. Вот она, главная рубка управления! Демитрий коснулся механизма запора. Дверь не дрогнула, голос мозгового центра произнес:

— Вход в главную рубку блокирован.

Демитрий в бешенстве стукнул кулаком в стену. Он опоздал!

— Нет, черт возьми!

Напряг память. Ститри должна была назвать и личный код! Нужно только вспомнить!

— Ага, вот!.. — набрал нужные слова, и дверь бесшумно отворилась.

Ститри сидела за пультом управления, на дежурных местах — кто свесившись к полу, кто запрокинув назад голову — сидели мертвые миротворцы. Под трупами краснели лужи крови. На обзорном экране двигались крейсера резерва. Их прикрывали боевые корабли, где-то там был и Урис. Одна колонна двигалась к Конусу. Все они представляли собой хорошую мишень для тарана. Ститри нажимала на пульте какие-то кнопки.

152
{"b":"256075","o":1}