ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Атака. Огонь из всех бортовых излучателей!

Это была ошибка, навязанная сильным противником.

* * *

.. А Лад все рос… Ститри не могла ему помешать, да и не хотела. Нужно затащить черное сознание Лада в свое вместилище. Она уже почти сделала это. Уже начался процесс очищения. А тело… А тело потом можно будет вернуть в прежнюю форму. Но почему Лад тянется вверх? Что это?

На мгновение Ститри испугалась и едва не выпустила Лада. Один из миротворческих крейсеров снижался к планете и…

«Этого не может быть! Что они делают?!» Крейсер начал атаку. На нее, на жуткое чудовище, на Лада — все в одном. В ней.

«Нет, не смей!!! Уходи! Уходи!!! Не-ет!!!»

— Не-ет!!! — закричал Демитрий. Вызов мысленного луча наконец дошел до его сознания, но было уже поздно.

* * *

Демитрий рванул рычаг управления, крейсер взмыл в открытый космос. В тоже мгновение чудовище исчезло…

* * *

Удар был сильным. Вместилище едва удерживало Лада. И хотя он ослабел — все же сумел вырваться. У Ститри опять появилось собственное тело с двумя глазами и двумя руками. Вместилище сохранилось. Это означало, что Лад не избежит Изоляции. Он здесь, на крейсере, его нужно только найти, пока еще не поздно. Ститри осторожно двинулась по коридорам крейсера. Одна из дверей открылась, и выскочил миротворец, замер напротив и удивленно посмотрел на висящее рваными клочьями обмундирование.

— Ты видел ЕГО? — поинтересовалась Ститри.

— Кого? — не понял солдат. — Откуда вы здесь, командир Ститри?

— Что в рубке? — одернула солдата Ститри.

— Там творится что-то неладное.

— Пошли, — приказала Ститри.

Счет шел на секунды. Она знала, что задумал Лад — разбить крейсер о Землю. Лад бестелесный — он зло в чистом виде. Ему не придется восстанавливаться. Он успеет поглотить чье-нибудь сознание и исчезнуть. И все начнется сначала — долгие поиски, вспышки черноты, приближение к хаосу многомирья. Этого нельзя допустить!

Ститри ворвалась в рубку управления. На плече чудовища еще висело порванное обмундирование с голубой эмблемой командира. Кто-то из миротворцев выстрелил, монстр взревел, но рана мгновенно затянулась. На обзорном экране стремительно увеличивался голубой шар Земли. Ститри повернулась.

— Уходите все. Садитесь в катера и покиньте корабль!

— А вы, командир? — спросил кто-то.

— Я остаюсь, — тихо ответила Ститри. — Это моя битва, мое сражение. Уходите!

Ститри закрыла дверь. Чудовище не решалось нападать, зная силу противницы, оно ревело, пытаясь массивным телом преградить путь к пульту управления. Но зло было уже обречено. Ститри видела пульсирующий черный сгусток энергии внутри чудовища. И она принялась создавать вокруг зла отстраненную изоляцию. В последней отчаянной попытке чудовище прыгнуло. Изолированный черный сгусток уже покидал оболочку. Конвульсивно дергаясь, чудовище уменьшилось. Ститри включила тормозные двигатели. Крейсер плавно перешел на орбиту Земли.

Ститри взяла в руку тестер и вышла на открытый мысленный луч.

— Всем силам резерва покинуть сферу и отступить к Конусу!

На обзорном экране стремительно расходились в стороны волны сияющей сферы. Ститри улыбнулась. Материнский мир удалялся от многомирья.

Глава 30

Миротворцы Конуса. Трилогия (с илл.) - i_006.jpg

Ститри шла по коридорам Конуса. Она прощалась с ним навсегда. Она сделала свой выбор, но какое-то чувство потери все же оставалось.

Демитрий встретил ее сердито.

— Марк не может заснуть без тебя! — упрекнул он. — Я связался с Главой, он сказал, что ты ушла еще полчаса назад. На транспортере можно добраться сюда в две минуты. Где ты была?!

— Гуляла… — тихо ответила Ститри.

— Ты сказала ему?.. — нерешительно поинтересовался Демитрий.

Ститри кивнула. Демитрий нежно обнял ее за плечи.

— Если ты передумаешь, я пойму, — произнес он участливо и, взяв ее маленькую голову в свои крепкие руки, пристально посмотрел в глаза.

Из соседней комнаты раздался детский плач, Демитрий виновато пожал плечами.

— Я ничего не могу сделать с этим упрямцем. Он весь в тебя, ну просто копия. Кроме мамочки, он никого не признает.

— Бедолага, — Ститри улыбнулась и поспешила к годовалому сыну. Марк сразу же почувствовал ее приближение и замолчал. Ститри склонилась к детской кровати и погладила сына по маленькой, с нежным пушком головке. — Все, — сказала она, — он спит. Кто-то стучит в дверь, отвори.

Это был Урис.

— Нам нужно поговорить, — сказал он, покосившись на Демитрия. — С глазу на глаз.

— Его прислал Глава, чтобы уговорить тебя, — скороговоркой произнес Демитрий. — Не ходи, Стит. Ты приняла решение.

Ститри снисходительно улыбнулась:

— Ну что ж, поговорим.

В обзорной комнате никого не было.

— Присядем, что ли? — предложил Урис.

— Присядем, — согласилась Ститри.

Звездная панорама была подобрана с большим вкусом. Огромная комета пролетала недалеко от Конуса, оставляя за собой длинный шлейф. В нем отражались лучи Солнца. Да, Урис знал, как ее задеть.

— Красиво, правда?

— Да, — согласилась Ститри.

— И ты от всего этого хочешь отказаться? — спросил Урис.

Ститри промолчала. Что она могла сказать? Она приняла решение и не собиралась отступать. Да, Конус был дорог ей, но Земля за минувшие два года стала много дороже.

— Ты знаешь, почему старик не подал в отставку? Ститри молчала, и Урис продолжил: — Глава ждал, когда ты отбудешь положенное время на Земле и вернешься. Всего за день до твоего прибытия он объявил тебя своей официальной преемницей. Старик надеется, что ты передумаешь.

Ститри молчала. Урис не выдержал.

— Подумай, Стит! Выборы Главы через пятнадцать дней! Ты его преемница и всеобщая спасительница — героиня миротворцев! Я думаю, что никто больше не станет выдвигать своей кандидатуры на этот пост. Результат очевиден. В восемнадцать лет стать Главой Конуса!!! Скажи, Стит, разве ты могла мечтать о таком?

Ститри тяжело вздохнула.

— Я это слышала, — тихо произнесла она. — Ответ прежний. Я решила возглавить Службу Внутренней Безопасности Земли. Эта работа для меня. За два года мне и Демитрию удалось много сделать. Но люди напуганы недавними событиями, и продолжает свирепствовать инквизиция. Это интересная работа.

— Перестань! — перебил Урис. — Ты достойна большего! Я знаю, чего ты хочешь. Ты всегда мечтала о дальней разведке. Я так и сказал Главе. Он согласен сделать тебя командиром крейсера, если ты не хочешь быть Главой. Но Земля… Это же абсолютный тупик. Кем ты будешь среди диких людей? Не всеобщим кумиром, как здесь, — это точно.

Ститри молчала. Что ответить Урису? Разве он поймет? Вселенские просторы — это хорошо, но что может сравниться с прежней далекой родиной? С ее неповторимостью? Запах весеннего леса, когда кружится голова и хочется упасть в мягкий мох и уснуть навсегда. Кто, кроме нее и Демитрия, сможет оградить людей от вторжений из внутренних просторов Вселенной? А их вера, Ститри обещала Марку, что будет крепить ее. Она должна сдержать слово. А черный стиглер?.. Ститри вспомнила озадаченное лицо Демитрия, когда она приказала переместить изоляцию черного на Землю и спрятать понадежнее.

— Зачем? — спросил он. — Лучше уничтожить!

— Абсолютная белизна не лучше черноты, — ответила тогда Ститри. — Я не могу допустить, чтобы люди когда-нибудь перестали любить и страдать… Черный стиглер будет лежать в земле тысячу, две тысячи лет… Но как только появится угроза абсолютной белизны, я выпущу его.

— Чему ты улыбаешься? — спросил Урис. — Я говорю о серьезных вещах!

— Извини, мне пора. Демитрий, наверное, места не находит — боится, дурачок, что я передумаю. Не надо меня провожать.

Ститри направилась к выходу.

— Дура! — крикнул Урис. — Какая же ты дура! Кем ты там будешь?! Подумай, кем ты станешь здесь!

154
{"b":"256075","o":1}