ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Крит-Коул не обращал внимания на то, что Император называл его дурачком. Он всегда предпочитал, чтобы противник недооценивал его. Тогда удар, который он нанесет, будет более неожиданным и, значит, более успешным.

— Позвольте мне, мой повелитель, развеять сомнения, которые осмелились пустить корни в голове человека, которым по праву могут гордиться не только люди на земле, но и боги на небе. Кому, как не вам, владыка, должно быть известно, что воины советника безопасности — лучшие в мире Божьем. Каждый из них стоит двоих, я сам видел их в деле. Так неужели вы, мой повелитель, доверяете сказкам глупого простонародья больше, чем своему верному слуге?

Нет, вы, вероятно, просто проверяете — не поселился ли в моей душе страх? Мой повелитель, вы для меня и Бог, и отец. И если бы мне было позволено, я бы поклялся вашим святым именем, но я всего лишь простой человек, и поэтому, принося в залог свою жизнь, я клянусь, что успешный исход предприятия нам гарантирован. Жрецы Храма Хивы не ценят золота и не станут рьяно его защищать, — окончив свою высокопарную речь, Крит-Коул опустился на колени и слизнул пыль с сандалий повелителя — знак высшего уважения и восхищения.

— Ты, как всегда, прав, — ответил Император.

Его лицо сияло от счастья. После таких речей он всегда чувствовал себя по меньшей мере божеством. Ничто так не ласкало слух повелителя, как лесть, а в этой науке Крит-Коул преуспел лучше всех.

— И все же, Крит, меня беспокоит отсутствие гонца, проговорил Император озабоченно. — Ведь при успешном окончании дела он должен был прибыть во дворец сегодня утром, а сейчас уже поздний вечер.

— Повелитель, не терзайте понапрасну свою чистую душу. С гонцом могло случиться все что угодно. К тому же я послал трех своих парней на дорогу к Храму Хивы, и к утру мы будем знать все.

— Тогда я, пожалуй, пойду отдыхать. А ты, Крит, сделай так, чтобы, когда я проснусь, золото уже лежало у моих ног.

— Слушаюсь, мой Повелитель, приятных вам снов, — ответил Крит-Коул и вышел вон.

Всю ночь советник не мог заснуть. Он понимал, что задуманное дело проходит не совсем так, как ему хотелось. Все отговорки, которые он так ловко подсунул Императору, для него самого не стоили и ломаного гроша. Крит-Коул ворочался с боку на бок, но сон не шел к нему. Он никак не мог понять, когда и где допустил ошибку. Впервые в жизни удача отвернулась от него, и он боялся, что дальше будет еще хуже. Крит лежал с открытыми глазами и вспоминал минувшие события, когда в Пхасту прибыл Моти-Мар первый помощник Кхан-Кхоу.

* * *

Это было неделю назад.

Крит-Коула позвал к себе Император, и он тотчас явился к нему.

— Крит, в столицу приехал Моти-Мар, — сказал повелитель, как только советник вошел в зал. — Он хочет закупить продукты для своего Храма. Пригласи его к себе и скажи, что я вынужден увеличить плату за проживание в заповеднике.

— Слушаюсь, мой повелитель, — ответил Крит-Коул. — Позволите ли мне узнать, на сколько вы намерены поднять стоимость?

— Вдвое.

— Вдвое? — изумился Крит. — Но ведь Храм и так платит огромную сумму, и на такое повышение он может не согласиться.

— Но разве ты не сможешь убедить его? Со мной это у тебя получается совсем неплохо. Скажи ему, что я собираюсь увеличить численность армии, что мой гардероб необходимо обновить. Короче, не мне тебя учить. Храм Хивы — основной поставщик золота в мою казну. Ты понял меня?

— Да, мой повелитель, я сделаю все, как вы сказали. В тот же день Крит-Коул пригласил к себе жреца.

— Приветствую вас, Моти-Мар. Рад, что вы приняли мое предложение. Я Крит-Коул, первый советник императора.

— Добрый день, советник. Мне также приятно, что я приглашен к самому Крит-Коулу, — ответил Мот с еле скрываемым сарказмом.

— Для дальнейшего разговора я предлагаю перейти на дружественный тон. И зовите меня просто Крит, — сказал советник и широко улыбнулся.

— Хорошо, я согласен, называй меня Мот, если хочешь, — равнодушно ответил жрец.

— Мне нравится ваше нелюбопытство, дружище. Вы даже не спрашиваете, зачем я вас пригласил.

— Ну, Крит. Ты позвал, сам и скажешь.

— Ты прав, — согласился советник. Его удивило, как легко жрец перешел на «ты». Сам же он еще продолжал «выкать», отчего почувствовал себя немного уязвленным.

— Я предлагаю сначала немного перекусить, а уж потом поговорить о деле, — предложил Крит.

Он жестом пригласил гостя в просторную столовую.

— О-о, — удивился Мот, увидев богатство стола.

Судя по угощению, разговор для меня будет не из приятных.

— Вы правы, но об этом позже. Я давно хотел поговорить с кем-нибудь из жрецов Хивы. Не официально, а по-дружески, за столом, — сказал Крит и предложил гостю стул.

— По-дружески, за столом — это неплохо. Признаться, я любитель вкусно поесть, — ответил Мот, усаживаясь за стол. Никогда в жизни он не видел такой прекрасно приготовленной пищи.

Крит понял, что наступило время для вопросов, которые его так интересовали.

— Рад, что угодил столь дорогому гостю, — произнес он с простодушной улыбкой.

— Вот как? И чем же я тебе так дорог, советник? спросил Мот, оторвав взгляд от стола, и пристально посмотрел в глаза Крит-Коулу.

Крит растерялся. Ему показалось, что этот взгляд проник в его самые сокровенные мысли. На мгновение он даже испугался, но потом, отогнав дурное предчувствие, весело заявил:

— Мот, ты задаешь слишком прямые вопросы. Я просто уважаю Храм Хивы, хоть вы для меня и непонятные люди.

— Каждый человек в той или иной степени непонятен, — ответил Моти-Мар.

— Да-а, конечно, — согласился Крит. — Но вот ты, например, первый помощник Кхан-Кхоу, а одет как простой ремесленник.

— А я и есть сын простого гончара, — равнодушно ответил Мот.

— Но сейчас ты занимаешь довольно высокое положение. Храм так богат и…

— Никакого положения я не занимаю, — прервал его Мот. — У нас абсолютно все равны. А если ты считаешь, что я слишком плохо выгляжу для твоего роскошного стола, то мне остается только откланяться.

Мот встал, собираясь покинуть советника.

— Что ты, что ты, мне и в голову не могло такое прийти, — залепетал Крит, удерживая гостя за руку.

Он лишь начал закидывать свои сети, а «дичь» уже убегала. «Нужно было сперва напоить и накормить его, а потом переходить к делу, — подумал советник. — Сытого всегда легче уломать».

— Я очень уважаю тебя и твой Храм, для меня большая честь обедать вместе с тобой. Садись, будь добр.

Он снова усадил Моти-Мара за стол и наполнил бокалы.

— Попробуй моего вина, уверен, ты никогда не пил ничего подобного, — проворковал Крит ласковым голосом.

— Я не могу, учитель строго запрещает прикасаться к вину, — ответил Мот сердито.

— Ну перестань дуться, к тому же я не заставляю тебя пить, а просто прошу попробовать.

Мот взял бокал и отпил глоток, смакуя вино.

— Ну как? — спросил Крит. — Нравится?

— Не знаю, на вкус приятно, но больше ничего сказать не могу, я не специалист в этой области, — ответил Мот и поставил кубок на стол.

— А я вот больше всего люблю вино и женщин, — весело проговорил Крит и осушил свой бокал. Он не стал наливать себе еще, так как предстоял серьезный разговор.

— Отведай моего угощения, Мот, — сказал он, не зная, как подступиться к гостю.

— Благодарю, советник, — ответил Моти-Мар повеселевшим голосом, — не часто меня так угощают.

Он разломал какую-то испеченную на огне птицу и с наслаждением принялся есть.

Крит-Коул был сыт, но видя, с каким удовольствием гость работает своими квадратными челюстями, тоже стал ему помогать. Живность, салаты, фрукты довольно быстро переходили в желудок к Моти-Мару. Позавидовав аппетиту гостя, Крит взялся за десерт, но и он не долго радовал советника, исчезнув в той же бездонной пропасти. Когда наконец Мот остановился, на столе, кроме костей и вина, уже ничего не было.

— Это все? — спросил гость раздосадованно.

3
{"b":"256075","o":1}