ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Замри, облака охотятся, — прошептала она, прижимая Кор-Бунта к траве своим на редкость изящным телом. Накидка оказалась удивительно просторной и легко прикрыла их двоих.

Непринужденность, с которой девушка обнажила свое тело перед совершенно незнакомым мужчиной, заставила биться сердце Кор-Бунта с такой быстротой, что кровь буквально вскипела у него в жилах. Бети же лежала на нем совсем неподвижно, и спокойное, равномерное дыхание говорило о том, что ее никак не волнует то обстоятельство, которое Кори в своих шутках называл «близким контактом». Мало того, девушка, казалось, даже понятия не имела о чем-либо подобном.

Чтобы как-то успокоить разбушевавшуюся кровь, Кори решил отвлечься, размышляя над сущностью проплывавших мимо облаков. Их опять было трое, как в тот роковой день, но теперь он знал о них значительно больше. «Поглотители энергии» — так Кори назвал их после битвы с ними. Именно тогда, видя, как они буквально впитывают в себя смертоносные для других лучи, Кор-Бунт понял, почему погиб командир. Его самого спасло только то, что облака перенасыщались энергией и взрывались. Моти-Мар был хорошим воином, но он был бессилен против них. Кори и сам до сих пор не знал, как можно с ними бороться.

«Поглотители» проплыли мимо, даже не обратив на них внимания. Этот факт немного удивил Кор-Бунта, но он начисто забыл о нем, когда девушка поднялась на ноги.

— Ну, пойдем, — произнесла Бети, подвязывая свою накидку и не обращая ни малейшего внимания на раскрытый рот Кори и его вытаращенные глаза.

— Да, да, надо идти, — проговорил он, сумев наконец взять себя в руки. Он пошел следом за девушкой, не задавая никаких вопросов, решив, что рано или поздно обо всем узнает.

Глава 11

Миротворцы Конуса. Трилогия (с илл.) - i_002.jpg

Моти-Мару это уже начало надоедать. — Послушай, Марга, зачем спорить и ругаться, давай дождемся возвращения Бети и тогда все решим.

— Ты думаешь, я такая же глупая, как сестра, думаешь, я позволю себя обмануть?! Мы с Бети сумеем постоять за себя!

Мот недоуменно пожал плечами:

— Я в этом не сомневался.

Мот подошел к Марге и нежно провел рукой по ее щеке.

— Но ты даже представить себе не можешь, как прекрасна совместная жизнь мужчины и женщины.

Марга скептически улыбнулась.

— Разве тебя не волнуют эти прикосновения? — спросил Моти-Мар, взяв в руки ладонь девушки, где с тыльной стороны находилось небольшое, но очень привлекательное родимое пятнышко. — Странно, но оно здесь как раз к месту, — ласково проговорил он.

Мот почувствовал, как взволнованно, едва заметно, задрожала рука девушки, и, чтобы закрепить успех, с невообразимой галантностью и нежностью, глядя ей прямо в глаза, поцеловал маленькую ладошку и отступил на шаг назад.

Марга заволновалась.

— Ну и зачем это? — спросила она, пытаясь придать голосу прежнюю строгость и неприступность.

— Когда-нибудь ты поймешь, — загадочно произнес Мот, отчего девушка еще больше смутилась.

— Хорошо, я поверю тебе, — произнесла Марга, удивляясь, что язык произносил совершенно противоположное тому, что она собиралась сказать. — Но как только я пойму, что ты меня обманул — я отниму у тебя жизнь, — поспешно добавила она.

— Ну наконец хоть какой-то результат, — проговорил Мот, широко улыбнувшись.

Марга посмотрела на него, словно ростовщик на своего должника.

— Да, кстати, не мешало бы немного перекусить, а то у меня уже довольно продолжительное время такое чувство, будто живот прилип к позвоночнику, — сказал Мот, с надеждой посмотрев на девушку.

Не говоря ни слова, Марга вынула из какого-то ящика небольшой, величиной с кулак, кусок мяса и кинула его Моти-Мару.

— И это все? — с удивлением спросил Мот.

— Даже этого будет много, — ответила девушка, выходя из помещения.

«Надо же, — подумал Мот, — а я думал, что основательно перекушу».

Он посмотрел на небольшой розоватый кусок мяса и удивленно пожал плечами. Оно пахло, как воздух после грозы, и было все какое-то скользкое, словно обмазанное специальной слизью.

— Интересно, как долго у меня будет болеть живот после этой трапезы? — спросил Мот у пустоты.

Голодный желудок издал гулкое, грозное рычание. Моти-Мару пришлось подчиниться и, подавив отвращение, сунуть мясо в рот и откусить. Эффект был поразительным. Мясо, у которого был кисловатый привкус, исчезло во рту в буквальном смысле этого слова. Мот вдруг почувствовал, как потерянные силы непрекращаемым энергетическим водопадом хлынули в него, даря ему невероятную бодрость и небольшое жжение в желудке. Легкое головокружение, которое Моти-Мар чувствовал от голода, исчезло, словно его никогда и не было.

— Невероятно, — изумленно произнес Мот. Отвращение к еде пропало, и он проглотил оставшийся кусок мяса за несколько секунд. Моти-Мар отчетливо понял, что не вспомнит о еде по меньшей мере дня два или три.

Вдруг снаружи плетеного жилища Мот услышал возбужденные голоса Бети и Марги. Они о чем-то спорили, но неожиданно их прервал громкий, нетерпеливый голос:

— Хватит ругаться! Ведите меня к вашему хорошему и покончим наконец с этим делом!

Это был Кори. Он еще не догадывался о том, что его привели сюда по просьбе Моти-Мара, и поэтому терялся в догадках. Мот решил воспользоваться этим и хоть раз в жизни разыграть того, кто был мастером этого дела. Он повернулся спиной к двери и, когда услышал, что Кори и девушки вошли в жилище, произнес, предварительно изменив свой голос:

— Как ты посмел поселиться на этой планете, несчастный?!

Молчание в ответ.

— Здесь может жить только один мужчина — это я!

— Да кто ты такой вообще-то? — услышал Мот недовольный голос Кори.

— Я тот, кому ты обязан подчиняться! Если хочешь сохранить свою жизнь, ты должен согласиться на то, чтобы тебя кастрировали.

— Что-о?!! Да ты в своем ли уме, кретин несчастный? Кем ты себя возомнил? Тебе не приходило в голову, что я могу поменять нас местами, а?

— Ага! Наконец и ты попался, — произнес Мот уже своим голосом и, повернувшись лицом к Кор-Бунту, скромно улыбнулся.

От неожиданности Кори застыл неподвижно, как будто в одно мгновение вдруг затормозились все его рефлексы.

— Э-э-э, что с тобой? — спросил Мот, испугавшись, что Кори лишился рассудка. Он подошел к нему, не обращая внимания на изумленные лица девушек, и потянул за нос. Кор-Бут стоял неподвижно.

— Не смей! Слышишь, Кори? Не смей, я прошу! — взволнованно заговорил Мот, но Кор-Бунт не шевелился. — Я приказываю, очнись! — закричал Моти-Мар и с размаху влепил Кори пощечину.

От удара голова друга безвольно, словно маятник, закачалась из стороны в сторону, но сам ее хозяин остался невозмутим, лишь на щеке появился ярко-алый румянец.

От волнения по спине Моти-Мара струйками потек холодный пот.

— Я не хотел, — произнес он охрипшим вдруг голосом.

— Отыгра-ался-я-я!!!

Крик на мгновение оглушил Моти-Мара, и он не сразу сообразил, что произошло. Кори стоял перед ним, дико хохоча и хлопая себя по коленкам.

— Отыгрался! — орал Кори сквозь смех. — Видел бы ты свое лицо! Ха-ха-ха!!!

Мот наконец понял.

— Идиот, — проговорил Моти-Мар, багровея от злости, — разве можно так пугать?

— Виноват, командир, немного перестарался, — произнес Кори, перестав смеяться. — Надо сказать, я тоже немного струхнул, когда ты заговорил о моей мужской гордости, которую собирался ликвидировать. Эта девушка, — Кори показал на Бети, — так ощупала меня при встрече, что я сразу же поверил в серьезность твоих намерений.

Мот захохотал, а вслед за ним схватился за живот и Кор-Бунт.

— Ах ты, негодяй! — Мот с силой обнял Кори, словно пытаясь раздавить его. — Я так рад, что хоть ты остался, — произнес он, внезапно посерьезнев.

— Я быт уверен, что ты погиб, командир, — проговорил Кори шепотом и схватил Моти-Мара в свои объятия. — Я был виноват в этом и не мог вернуться к ребятам. Я такого натворил, когда понял, что ты погиб, вспомнить тошно. Но я не понимаю, командир, ты же был мертв, я готов поклясться, что твой тестер самоуничтожился!

30
{"b":"256075","o":1}