ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не дурак, говори толком, — буркнул Кори.

— Хорошо, хорошо. Итак, если они кого-нибудь поймают, то что сделают, как ты думаешь?

— Вызовут, наверное, катер, — ответил Кор-Бунт.

— Точно! Теперь слушай внимательно! Я захожу в хижину, будто не знаю, что они там, и позволяю себя схватить.

— Опять ты за свое «я»! У меня эти твои «я» уже в печенках сидят! — перебил Кори Моти-Мара.

— Да подожди ты, сначала выслушай до конца, а потом возмущайся! Итак, они хватают меня и вызывают катер. Как только они это сделают, я подаю тебе сигнал, и мы вместе обезвреживаем их. Потом прилетает катер, и мы, застав годров врасплох, захватываем его! Ну, как план?

— Как всегда, великолепен, но ты не объяснил, почему самую рискованную часть ты опять берешь на свою долю?

— Ну понимаешь, я больше похож на соплеменника девушек. У меня точно такая накидка. Не предложишь же ты в самом деле устроить обмен одеждой в столь неподходящий момент.

— Хорошо, на этот раз ты меня убедил, но как только все кончится, ты наденешь мое обмундирование! Ведь ты все-таки командир.

— Ну, если ты так хочешь, я согласен, — ответил Моти-Мар, пожав плечами.

— Итак, какой будет сигнал?

— Помнишь песню про старый добрый лес?

— Еще бы, конечно, помню! Сколько раз мы вместе ее горланили в Храме Хивы.

— Так вот, когда я войду в хижину, ты подбирайся к двери и жди моего сигнала. Как только горды вызовут катер, я загорланю нашу песню, и мы вместе обезоруживаем этих ублюдков. Только одного надо обязательно оставить живым. Ясно?

— Как в погожий день, — ответил Кори.

— Тогда я пошел. — Мот отдал свое оружие Кор-Бунту и направился к хижине.

Подойдя к двери, Моти-Мар изобразил на лице беззаботную гримасу и вошел внутрь. Выстрел излучателя прошел в десяти сантиметрах от его правого уха, и Мот, изобразив крайний испуг, рухнул вниз.

— Ой-ей-ей! Ай! — закричал он, обхватив голову руками. Жар луча опалил его волосы, и по хижине распространился неприятный запах. Ухо нестерпимо жгло, и, вероятнее всего, в ближайшее время там должны были вздуться пузыри.

— Ой, как больно! — взвыл Мот.

В хижине раздался довольный смех годров, больше похожий на звериное рычание. Моти-Мара схватили за шиворот и подняли на ноги.

Все еще изображая страх, Мот огляделся. В хижине, под потолком, висел ярко-красный шар и освещал помещение багровыми красками, словно Солнце на закате.

Сидящий на кровати годр встал и с видом полного превосходства подошел к Моти-Мару.

— Нэрр грыдарр, корах, гарр нэр рогарр карэм тур. Мот почти ничего не понял, но тут из груди годра раздался перевод на чистом человеческом языке:

— Не бойся, дурак, мы не убьем тебя, пока не соскребем информацию с твоих мозгов.

— Автораам рыг захорр каромэ гудазорр. Виахон вадон гурр гадаходин ра паррон сэкот.

— Автораам лично займется твоей участью. Вероятнее всего, ты пойдешь на корм скетам.

— Гыр-гыр-гыр, гыр-гыр-гыр…

Мот понял, что годр смеется над ним, и сжал кулаки.

— Ха-ха-ха, ха-ха-ха! — сухо донеслось из переводчика. Годр спросил:

— Скажи, кто-нибудь еще живет здесь?

— Были две девушки, но я не знаю, где они, — промямлил Мот, побледнев от злости.

— Гыр-гыр! Смотри, Барокаас, этот трус от страха поменял цвет кожи! Гыр-гыр-гыр!

— Гыр-гыр!!! — засмеялся второй годр. — Эти люди такие трусы!

Мот не стал убеждать их в обратном, он лишь молча наблюдал за тем, как потешались над ним годры, и потихоньку накапливал ненависть к этим безжалостным уродам и к их Галактическому Богу.

— Баракаас, посмотри, все ли спокойно снаружи, а я пока вызову катер обратно, — распорядился один из годров, перестав смеяться.

У Моти-Мара замерло сердце. У двери должен находиться Кори, и если его обнаружат до того, как вызовут катер, операцию можно считать провалившейся.

— Повернись ко мне спиной! — приказал Моти-Мару оставшийся годр.

Мот послушно выполнил то, что от него потребовали, и замер, словно тигр перед атакой. Он услышал, как годр за его спиной, предварительно отключив переводящий аппарат, стал вызывать атмосферный катер. Мот понял не все, но главное уловил. Катер должен был прилететь примерно через три минуты, а этого времени Моти-Мару с Кори вполне хватит, чтобы решить свои небольшие проблемы. Годр заканчивал сеанс связи, и Мот понял, что пришла пора действовать.

Шумит мой лес, галдит мой лес,
Мой старый, добрый лес.
Для нас ты мать, отец и брат,
Мой старый, добрый лес…

— скорее заорал, чем запел, Моти-Мар любимую песню жрецов Хивы.

Быстро развернувшись, он ловким ударом ноги выбил из лап растерявшегося годра излучатель и, сделав еще один поворот, ребром ладони саданул ему в шею. Проделай это Мот с человеком, тот лежал бы уже мертвый, но здесь этого явно было мало. Получив удар, годр отскочил в сторону и выхватил свой меч. Его пасть оскалилась, и оттуда вырвалось злобное рычание.

Мот действовал быстро и точно. Уйдя с линии атаки меча, он мощным ударом левого кулака в кисть годра выбил у того меч и, не теряя ни секунды, правой врезал ему в челюсть. Рухнув на кровать, тот взвыл от боли. Мот наклонился и подобрал меч, проверяя, сработает ли механизм включения в его руке. Меч был точно таким же, как у миротворцев, только чуточку длиннее. Меч включался, как только кто-то брал его за рукоять, и выключался, когда его отпускали. Мот загляделся на бледный свет оружия и вовремя не заметил атаки годра. Тот прыгнул на него ногами вперед и сильно ударил в грудь. От полученного удара Мот отлетел к двери и упал на пол. Годр снова прыгнул, но теперь Моти-Мар был наготове. Совершив встречный кувырок, он пропустил летящего врага у себя над головой, а затем быстро вскочил на ноги. В удар Мот вложил всю силу, на которую только был способен. Его правая нога будто впрессовалась в спину годра, который с удвоенной энергией врезался мордой в дверь. Мот молниеносно подскочил к нему и локтем нанес удар в затылок. Годр упал на пол и больше не пошевелился. Дверь открылась, и в хижину вошел Кори. Он посмотрел на лежащего годра и весело улыбнулся.

— Знаешь, он врезался в дверь с такой скоростью, как метеорит в поверхность Луны, — Кори нагнулся и проверил, дышит ли годр. — Благодарение судьбе, он еще жив. Надо поскорее привести его в чувство.

— Что со вторым? — спросил Мот.

— Сожалею, но мне не удалось сохранить ему жизнь. Ведь в нашем плане не было того, чтобы один из них вышел из хижины. Должен признаться, что он был уже мертв до того, как ты запел свои любимые куплеты. Кстати, это было не очень мелодично.

— Ладно, хватит зубоскалить. Лучше дай этому что-нибудь из своей аптечки, в любую минуту может прилететь катер.

Кори достал из нагрудного кармана какой-то тампон и сунул годру в нос. Тот сразу встрепенулся и громко чихнул. Кори предусмотрительно отошел и встал рядом с Моти-Маром. Годр еще несколько раз чихнул, затем открыл глаза. Он посмотрел на Моти-Мара, потом на Кор-Бунта и потрогал свой затылок.

— Что, больно? — злорадно спросил Мот.

Годр непонимающе взглянул на него. Мот показал рукой ему на грудь, давая понять, чтобы тот включил свой переводчик. Годр послушно выполнил требуемое.

— Ну что, пакость зубастая, где теперь твое гыр-гыр? Годр злобно оскалился.

— Ну, ну, не ерепенься! — пригрозил ему Мот. — Представляешь, Кори, он хотел скормить меня какому-то скету и все время насмехался надо мной. — Мот с яростью приставил к горлу годра меч и произнес: — Ну, давай, гаркни еще раз, и я из тебя сделаю мясной салат!

Кори крепко сжал руку Моти-Мара, державшую меч, и отвел в сторону.

— Успокойся, командир, он нам нужен.

— Ты слышал? — спросил Мот годра. — Ты нам нужен! Советую тебе помолиться своему Галактическому Богу, чтобы мы нуждались в твоих услугах как можно дольше! Вставай и не вздумай опять прыгать!

33
{"b":"256075","o":1}