ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Конечно, он просто физически не успел бы выскочить. А в чем, собственно, дело, ты, кажется, подозреваешь Кооаса?

«Ты переиграл, Ант! Тебе следовало задать этот вопрос гораздо раньше!» — мысленно ответил себе Моти-Мар.

— Да, у меня были подозрения, что он работает на Автораама, но раз он мертв, это уже не имеет значения, — соврал Мот. Он уже не сомневался в неискренности Ант-Рома. Эти «я разбил», «я разобью», «мой крейсер» — Ант-Ром раньше никогда бы так не сказал.

— Ну и ладушки, все равно они проиграли, — Ант-Ром дружески обнял Моти-Мара за плечи. — Пошли, Мот, устроим небольшое празднество для ребят по поводу вашего возвращения и нашей близкой победы.

Мот улыбнулся так широко, как только мог.

— Хорошо, идите все готовьте, а я под каким-нибудь предлогом уведу своих ребят, чтобы это было для них сюрпризом. — На секунду Мот испугался, ему не стоило говорить «своих ребят», так как такое категоричное определение наверняка должно было показаться Ант-Рому подозрительным.

— Я согласен, действуй, — Ант снова сверкнул белоснежными зубами и растворился в толпе галдящих миротворцев.

— Лидер!

Мот повернулся на оклик и оглядел стоящего рядом с ним годра.

— Да, Гиллбор, слушаю тебя.

— Лидер, разрешите мне и Золлару отправиться к своим. Я стоял рядом и слышал, что они находятся у соседней звездной системы.

— Хорошо, я предупрежу дежурного на пульте управления крейсера.

Мот огляделся и быстро нашел Бети. Она стояла совсем рядом и наблюдала за ним. Мот жестом подозвал ее и, когда она подошла, спросил:

— Когда-то я попросил тебя изготовить накидки для всей десантной группы, такие же, как ты носила на своей планете, помнишь?

— Да.

— Они еще целы?

— Да, они по-прежнему на нашем корабле. Годры ничего не тронули, когда захватили вас.

— Это хорошо. Необходимо расплести эти накидки опять на волокна растений, сможешь?

— Прямо сейчас? — Бети упрямо повела бровью.

— Да, и как можно быстрее.

— Хорошо, я постараюсь. Больше тебе ничего не нужно?

— Может, ты знаешь, где Паст? — спросил Мот без всякой надежды на ответ.

— Он на звездолете, повел кого-то посмотреть на Автораама и Кори.

— Тогда у меня еще одна просьба — скажи ему, что он мне срочно нужен.

— И все?

— Да, можешь идти.

Грациозно повернувшись, Бети направилась к стоянке десантного корабля. При виде ее изящной походки у Моти-Мара учащенно забилось сердце. Грустным взглядом Мот проводил девушку до самого корабля, и даже когда она скрылась в нем, он все еще продолжал смотреть в том же направлении, лелея тайную надежду вновь увидеть ее…

* * *

Мот понимал нетерпение своих ребят, но, несмотря на это, все еще не решался завести разговор. Он размышлял над тем, с чего бы ему начать, как вдруг решение само пришло ему в голову. Осмотрев ребят оценивающим взглядом, Мот поднял руку, призывая к тишине.

— Какое-то время я не буду сообщать вам причину нашего сбора, для начала я хочу выслушать вас. Если кто-нибудь хочет высказаться, прошу без лишних церемоний.

Воины с недоумением начали переглядываться между собой, и в помещении общих сборов зазвучали их тихие голоса. Прошло не менее пяти минут «закулисного» обсуждения, прежде чем со своего поста поднялся Паст.

— Командир, — произнес он громко, сразу же оборвав все звуки в зале. — Я думаю, что выскажу общее мнение, сказав, что мы не совсем понимаем, по какому поводу ты просишь нас высказаться.

— Ну, я хотел бы услышать ваше мнение, к примеру, о том, как мы прибыли на крейсер и как на нем отнеслись к нашему возвращению, — подсказал Мот.

От этих слов недоумение на лицах ребят лишь усилилось. Видя это, Мот пустил в ход свою очередную подсказку.

— Рубку управления крейсера! — произнес он, нажав кнопку ввода данных. Через несколько секунд перед Моти-Маром появилось объемное Изображение смуглолицей девушки с темными вьющимися волосами.

— Дежурный оператор — Сайза-Рон слушает, — произнесла девушка мягким голосом и мило улыбнулась.

«Словно автомат», — подумал, глядя на нее, Мот.

— Привет, Сайза. Как дела? — произнес он беспечным тоном, стараясь не выдать своих мыслей.

— В полном порядке.

— Ну и хорошо, — Мот дружески улыбнулся. — Слушай, Сайза, там — на какой-то стартовой площадке — два наших годра хотят улететь к своим. Я разрешил им взять боевой звездолет. Ты уж выпусти их, хорошо?

— Я должна спросить разрешения у командира. Без его ведома никто не может покинуть крейсер.

Девушка отключилась, и Мот, полностью обескураженный, повернулся к ребятам.

— Ну что, видели? — спросил он, обращаясь ко всем сразу.

Паст недоуменно пожал плечами. Над пультом связи вновь появилось объемное изображение Сайзы.

— Мот, извини, что не выполнила твою просьбу сразу, но я должна была спросить разрешения у Ант-Рома.

— Ну и? — перебил Мот девушку.

— Все в порядке, я выпущу годров.

— Спасибо, Сайза, я твой вечный должник, — съязвил Мот и отключился, не желая больше разговаривать с нею.

— А стоило ли так грубо? — тихо спросил Паст, наклонившись к самому уху Моти-Мара.

— Не беспокойся, я уверен, что она даже не поняла этого.

Мот был в плохом расположении духа. Никто из ребят не разделял его мнения относительно происходящего на крейсере, и ему оставалось лишь пустить в дело свое последнее средство — рассказать о том, что он заметил.

— Итак… — Мот на некоторое время задумался, размышляя над тем, с чего ему начать. — Итак, как я понимаю, никто из вас не заметил ничего подозрительного?

Ребята молчали, и Мот понял, что это молчание равнозначно положительному ответу.

— Тогда я вам расскажу о том, что известно мне. Ни для кого из вас не секрет, что я могу читать чужие мысли. При общении с вами или другими миротворцами я не использую свои способности, так как полностью доверяю вам. Не читать чужие мысли в рядовой ситуации — когда вы не находитесь под воздействием сильных эмоций — для меня достаточно просто. Я не желаю знать, о чем вы думаете, и этого достаточно. Но дело значительно усложняется, когда наружу вырываются ваши эмоции, плохие или хорошие — это не имеет значения. Под воздействием сильных эмоций ваши мысли уже не могут держаться у вас в голове и вырываются в окружающее вас пространство. Если человек один, я отчетливо слышу его мысли, даже не желая этого. Но когда вас много, у меня в голове возникает своеобразный мысленный фон, из которого ничего нельзя понять, если не сосредоточиться. Этот фон похож на шум огромной толпы, и он всегда сильно утомляет меня. Так вот, теперь о главном: когда мы прибыли на крейсер, у меня в голове должен был возникнуть сильный фон ваших мыслей, так как и вы, и ребята на крейсере находились под воздействием бурных эмоций. Я несказанно удивился, когда заметил, что фон оказался намного меньше ожидаемого. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что фон идет только от вас, — на мгновение Мот замолчал, обводя всех пристальным взглядом. — Вы, наверное, поймете мое состояние, узнав, что подобные крайне необычные обстоятельства встречи сильно встревожили меня. Чтобы успокоиться и выкинуть из головы ворох совершенно диких подозрений, я решил прочесть мысли кого-нибудь из встречающих нас ребят. Результат оказался намного хуже всех моих самых худших подозрений…

— Это не наши ребята?! — крикнул кто-то из воинов, и все миротворцы, ошалело галдя, повскакивали со своих мест.

В то же мгновение голова Моти-Мара буквально взорвалась оглушающим мысленным фоном.

— Тихо! Сядьте! Что за паника?! — Мот сжал голову руками.

— Так, значит, это не они? — спросил Диз-Ри, и восемь пар глаз с надеждой уставились на Моти-Мара.

— Это они, — осторожно произнес Мот, опасаясь нового взрыва эмоций. — Галактических Богов просто не может быть так много.

«По крайней мере я надеюсь на это», — мысленно добавил Мот, почувствовав, что эмоциональный фон ребят заметно снизился.

60
{"b":"256075","o":1}