ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вот как? — медленно произнес он, не зная, что можно добавить еще. Некоторое время Эди молчал, а затем вдруг скрипнул зубами.

— Перестань! Никогда не мог терпеть твоих штучек. — Бил-Линор поморщился.

Стоящие в зале вооруженные люди весело рассмеялись.

— Простите, старая привычка. — Эд виновато улыбнулся. — Странно, у меня не осталось никаких воспоминаний о детстве, кроме того, что отец терпеть не мог, когда я скрипел зубами. Вы знали об этом! Вы неплохо сыграли.

— Ты забываешь о своей защите. Я знаю о твоей дурной привычке лишь потому, что я твой отец.

— Самый опасный и безжалостный преступник Конуса — отец Лидера Сил Безопасности. Должен сказать — это звучит ошеломляюще. — Эд обвел взглядом стоящих в зале людей. Все выжидающе молчали, и он продолжил: — Теперь, как я думаю, мне предстоит узнать, что женщина в белой шали — моя мать, а проводник — брат.

— Сестра, — поправил Бил-Линор, — правда, сводная.

— Хм, надо же! — брови Эди-Стаута удивленно поползли вверх, но он быстро овладел собой. — Ну что ж, типичная семья Конуса. Двое родителей и два ребенка — мальчик и девочка.

— У тебя был еще брат-близнец, — угрюмо добавил Бил-Линор.

— Час от часу не легче. — Эд почему-то не обратил внимания на слово «был». — И где же этот мой братишка? — Стаут опять обвел взглядом всю группу. — Выйди, покажись! Пожалуй, если я увижу точную копию себя, то поверю всему этому. А может, это сам Глава?! Это было бы весело! Правда, он немного старше меня и у него несколько иной профиль, но при желании можно и это уладить. — Довольный собой, Эд иронически усмехнулся. Но он сразу же сник, когда увидел, что окружающим явно не понравилась его шутка. Особенно Бил-Линору.

— Ты помнишь Стена? — спросил он.

— Не думаю. — Эд беспокойно заерзал в своем кресле.

— Тогда, возможно, ты вспомнишь его с приставкой «кровавый»? Это было год назад, когда тебе поручили охрану трех главных лиц Конуса.

— Да, я вспомнил. — Эд в упор посмотрел на своего собеседника. — Стен считался тогда наиболее опасным преступником, даже опаснее тебя. В тот день он с десятью сообщниками пытался взорвать совещание. Я обезвредил его банду, лично убив шестерых. Из трех важных лиц тогда пострадал лишь Лидер Сил Безопасности. Я был назначен вместо него. Если вы привели меня сюда, чтобы отомстить — я в ваших руках.

— Не было никакой банды. Стен шел один с той же целью, с которой пришла к тебе сегодня Рафи. Он хотел быть твоим проводником к нам. О совещании мы не знали. Ты убивал людей инспекции. Хаус-Нари не мог допустить, чтобы ты встретился с братом. Твою реакцию нетрудно было предугадать.

— Но я видел его фотографию в деле, — неуверенно произнес Эд. — Я подписывал тогда смертный приговор, тихо добавил он.

— Его ты видел? — спросил Линор, протянув Эди какой-то снимок.

Женщина в прозрачной шали опять надрывно запричитала. На этот раз что-то в душе Эди-Стаута надломилось, и он дрогнувшей рукой взял фотографию. Некоторое время ему трудно было заставить себя посмотреть на снимок, почти зная, что он увидит там. Но затем Эд вспомнил о своем положении, и уверенность вновь вернулась к нему.

На снимке возле какой-то постройки, дружески обнявшись, стояли два парня. Обоим было лет по двадцать, и различить их, пожалуй, не смог бы никто. Правда, стоящий слева, казалось, был чуть ниже ростом.

— Что, узнал? — спросил Линор.

Вопрос поставил Эди-Стаута в тупик. Узнал кого?! Оба парня были абсолютно похожи друг на друга. Одинаковые кривые ухмылки на смуглых лицах, взъерошенные темные волосы и торчащие открытые уши. Казалось, каждая черточка в их облике — будь то непослушная прядь волос или складка на костюмах — упрямо твердила: «Они близнецы!» Но самым невероятным для Эди было то, что оба парня представляли собой абсолютно точную копию его самого. Он мог оказаться как правым, так и левым из них.

— Стен в детстве немного отстал от тебя в росте, но это не очень заметно, — подсказал Линор.

— Выходит, я правый, — прошептал Эд, отдавая снимок. Что это не подделка — сомнений не было. — Вы, наверное, ожидаете, что я растрогаюсь и брошусь обнимать всех заблудших родственничков? Если так, то вас ждет разочарование. Вы преступники, и во мне никогда не проснется жалость ни к вам, ни к моему казненному брату. Одно меня интересует, почему я не помню вас и почему вы пришли ко мне только сейчас?

— Что ты помнишь из прошлого? — не обратив внимания на грубость сына, спросил Линор.

— До прорыва почти ничего.

— Понятно. — Линор немного помолчал, обдумывая, с чего начать. — Когда мы известили всех жителей Конуса о возможности выхода из пустоты, Главе и Хаус-Нари ничего не оставалось, как пойти на встречу с нашим представителем. Они лишались возможности производить массовое внушение, и население могло взбунтоваться. На встречу пошел ты. Нам пришлось раскрыть тебя.

— Да, я помню встречу с инспекционным надзором, — задумчиво произнес Эд.

— Сомневаюсь, что ты помнишь все, как было. Но это не важно. Благодаря тебе прорыв состоялся, и Конус опять попал во внешнюю Вселенную. Но после этого мы потеряли тебя из вида. Героем сделали некоего Эди-Стаута. Мы долго искали тебя, но безрезультатно.

Эд хотел что-то сказать, но Бил-Линор жестом остановил его.

— Хочешь, мы вернем тебе прошлое? — неожиданно предложил он. — Ты вспомнишь все дни своей жизни, и тогда мы избежим долгих томительных объяснений.

— Вспомню все… — Эд понимающе улыбнулся. — Прошлое… Нужно ли оно мне? Да не исключена к тому же возможность того, что вы впрессуете мне в голову то, чего никогда не было.

— Ну что ж, тогда начнем с самого начала.

Линора, казалось, ничуть не смутил отказ сына. Встав со своего кресла, он подошел к небольшому пульту и быстрыми движениями нажал несколько кнопок. В центре комнаты тотчас появилось огромное голографическое изображение некоего пульсирующего шара. Эди оказался внутри него и от неожиданности вжался в кресло. Поднявшись на ноги и немного сутулясь словно под тяжестью неведомой ноши, он отошел в сторону и лишь тогда, ощутив полную безопасность, с облегчением вздохнул.

— Что это?!

— Мы называем его акросом, — ответил Линор. — В честь его и наших создателей. Акрос — мозговой центр Конуса, который тысячу лет назад якобы неисправимо вышел из строя. Он в полном порядке и готов приступить к своим обязанностям хоть сейчас.

— Но, как я понимаю, это всего лишь его изображение?

— Да, ты прав. Сам акрос надежно изолирован от Конуса. Мы пытались его обнаружить, но безрезультатно. Мы и связаться-то с ним смогли только год назад.

— Но для чего потребовалось изолировать его?

— Ты можешь поговорить обо всем с акросом. Но должен предупредить, что контакт с ним возможен только мысленный, и не направленный, а на всю сферу. Понимаешь, о чем я хочу сказать?

— Что все, кто способен воспринимать чужие мысли, узнают о нем?!

— Да.

— И много таких людей на Конусе?

— Нет. Из более чем двухсоттысячного населения всего четырнадцать. Глава, Хаус-Нари, ты и одиннадцать человек, которых ты видишь здесь. Было, конечно, намного больше, но наши первые лица «позаботились» о них.

— Как я понял, именно потому, что вы умеете защищаться от внушения, вы и находитесь здесь?

— Верно. Нам одним известна подлинная сущность Главы и начальника инспекции.

— А почему это неизвестно мне?

— Очень просто. — Линор невольно горько усмехнулся. — Ты никогда не встречался с ними.

— Неправда, я разговаривал с… — Эд вдруг осекся. Неожиданно ему открылась истина, столько лет скрывавшаяся от него. — Это не мои воспоминания, — ошеломленно произнес он.

— Да, тебя хорошо обработали, а затем сделали «большим» человеком, чтобы у тебя никогда не возникало подозрений. Они использовали тебя. Итак, твое решение?

— Я буду контактировать, — уверенно произнес Эд.

— Хорошо, но учти — у тебя не более получаса времени. Через полчаса люди инспекции будут уже здесь.

68
{"b":"256075","o":1}