ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что?! — она поднялась на локтях, но тут же снова обессиленно рухнула на диван.

— Может, не стоит? — взмолился следователь. — Ее и так тошнит.

— Нет уж, нет уж! — запротестовала она. — Пусть лучше горькая, но правда!

— Ну… — Вадим подозрительно покраснел.

— После того как он оторвал тебя от верзилы, — Илья многозначительно усмехнулся, — ты просто обезумела. Горячо шептала про Сан-Тропез, про то, что свет скоро включат, а вы, пардон, все еще в одежде, ну и целовались вы, конечно. Очень сексуально.

Алена закрыла лицо руками и простонала:

— Нужно было ограничиться щадящей версией.

— Вот и я о том же, — хмыкнул Вадим.

— И все? — она попыталась унять нервную дрожь.

— Не знаю, — легкомысленно ответил Илья, — свечку не держал.

— Вадим! — она не решилась отнять руки от лица.

— Да не было ничего, — он поерзал в кресле и быстро перепрыгнул на другую тему, обратившись к Ганину: — В театре кто-нибудь, кроме нас, остался?

— Еще бы! — хохотнул тот. — Никто не ушел. А между тем седьмой час утра. Спектакль начинается в девять. Не знаю, как собирается Людомиров играть своего Артемона — он не может отползти от унитаза. Извини, Аленка, за грязные подробности.

— Сдается мне, что водка была некачественная. Такие последствия… — задумчиво протянул Терещенко.

Алена уткнула нос в спинку дивана, все еще боясь встретиться с ним взглядом.

— Исключено, — ответил Ганин, — водка была разных марок, разные люди ее покупали. Ладно, пойду окажу помощь бедняге Людомирову.

Когда дверь за ним закрылась, Алена перестала дышать. Она готова была умереть от стыда, только бы не встретиться глазами с Вадимом. Хотя особенного раскаяния и не испытывала. Но ведь он мог испытывать!

— Я хотел тебе сказать… — неуверенно начал он. — Я очень сожалею о том, что произошло…

— Не стоит, — она повернулась, но смотрела мимо, уткнувшись взглядом в противоположную стену. — Мы были пьяны, такое может случиться с каждым!

На душе стало кисло и уныло, почти так же, как во рту.

— Нет! Я имел в виду, что сожалею о том, что не проявил стойкость, что не смог проявить… И дело тут не в количестве водки! Я понимаю, что испортил вам отношения, но он простит, я надеюсь…

— Кто?! — она все-таки посмотрела на него.

Терещенко быстро отвел взгляд в сторону и покраснел до корней волос.

— Кто поймет?!

— Ну, Илья, конечно. Это низко с моей стороны, но…

— Ты что, Вадим, окончательно спятил?! Или у тебя похмельный синдром? Я не кручу роман с Ганиным!

— Ладно, — подозрительно грустно согласился он. — Я думаю, вы все-таки помиритесь, — он с трудом поднялся. — Я же понимаю, что ты вращаешься в таких сферах — модные журналы, театр, телевидение, кино, эстрада. У тебя много поклонников, и Илья — вполне достойный выбор. Не то что какой-то следователь, который даже преступление толком раскрыть не в состоянии. Но я ничего не могу с собой поделать. С той самой минуты, как я увидел тебя в клетчатой пижаме на пороге квартиры, не перестаю о тебе думать. А вчера, когда я стоял на набережной и как раз давал зарок хотя бы попытаться не досаждать тебе, — он горько усмехнулся, — ты вдруг появилась так неожиданно, ниоткуда. И я почему-то подумал, что это судьба. Глупо, но я поверил в свое счастье… — он снова плюхнулся в кресло.

Алена моргнула, закрыла рот и, наконец, улыбнулась.

— Правильно, — он понял ее улыбку по-своему, — меня можно жалеть, можно надо мной смеяться — всего этого я сам добился. И еще, чтобы ты не волновалась, — кроме поцелуев, между нами ничего не было…

— Вадим! — она почувствовала необычайную легкость во всем теле и, подскочив с дивана, села на подлокотник его кресла. — Что ни произошло бы между нами, я ни о чем не жалею.

— Спасибо, но…

Она прикрыла его рот ладонью:

— И твоя ревность к Ганину ничем не обоснована. Мне нравишься ты, каким бы невероятным ни казался тебе этот факт. Вчера, столкнувшись с тобой на набережной, я тоже подумала, что это судьба, и еще — ты нравишься мне с той самой минуты, когда я поразила тебя своей клетчатой пижамой. Так что мои поцелуи, пусть и спровоцированные алкоголем, тем не менее были искренними, и, если ты позволишь, я сейчас поцелую тебя в трезвом уме и твердой памяти.

Она нагнулась. Их губы были так близко, что она чувствовала тепло его прерывистого дыхания.

— Опять издеваешься? — еле слышно шепнул он.

Она не ответила, закрыла глаза…

— Не-е-ет! — женский крик, сорвавшийся на истеричный визг, заставил их вздрогнуть.

Алена едва удержалась на подлокотнике и, вцепившись в плечо Вадима, испуганно вытаращилась на него.

— Как ты думаешь, это касается наших отношений? — выдавила из себя она. — Может, теперь кто-нибудь приревновал тебя?

— Что бы там ни было, нужно посмотреть, — он вскочил, рывком поднял ее и потащил в коридор.

Открыв дверь, они замерли, удивленно наблюдая, как Маша Клязьмина, зажав уши ладонями, пятится из своей гримерки.

Алена почувствовала, как в недрах ее сознания всколыхнулось то самое предчувствие «чего-то страшного». Маша замерла на секунду. Потом повернулась к ним. Сказать, что выглядела она неважно, значило бы ничего не сказать — она выглядела, как человек, неожиданно лишившийся рассудка. В ее глазах пылал дикий ужас, ее всю трясло, и, похоже, она не только перестала соображать, но и видеть. Терещенко подлетел к ней, подхватил, потому что ее ноги начали медленно подгибаться.

Алена вбежала в гримерную.

— О, боже! — звук, вырвавшийся наружу, был такой, словно она произвела его не голосовыми связками, а желудком.

— Что? — Вадим перекинул Клязьмину на руки кому то из сбежавшихся на крик актеров и, отстранив Алену, ворвался в комнату.

Лина Лисицына сидела на стуле, уронив голову в таз с водой. Руки ее были плотно связаны за спиной поясом от ее зеленого халата. Она не шевелилась, потому что вряд ли смогла бы это сделать. Лина была мертва.

* * *

— У меня не идет из головы гуру, — Алена посмотрела на Вадима, который остервенело тыкал пальцем в кнопки телефонного аппарата, — помнишь, когда он нас напугал в коридоре. Он закричал: «Беды великие! Офелия в воде!»

— Угу, — отозвался Вадим. — Я тоже об этом думаю. Черт! Где может шляться по ночам мужик, которому скоро стукнет шестьдесят?

— А кому ты звонишь?

— Угадай с трех раз — Горынычу, конечно!

— Вадим, я принес ключ от гримерной Лины, — в дверях костюмерной появился запыхавшийся Ганин.

— Закрой ее, а ключ отдай мне, — Вадим вернулся к своему занятию. — Нет, я не понимаю… Может быть, с ним что-нибудь случилось? Может, у него приступ?

— Он сердечник? — удивилась Алена.

— Нет. Сколько себя помню, он ни разу не сидел на больничном.

— Дай-ка мне, — она решительно взяла у него трубку и набрала номер.

— Все, закрыл, — снова появился Илья, — не можем успокоить Машку.

— Сейчас приедет «Скорая» и оперативники. Ты пошли кого-нибудь к служебному входу, — тут он удивленно уставился на Алену. — А кому ты звонишь?

Она закрыла глаза, вслушиваясь в протяжные гудки.

— Тете Тае.

— Слушай, у меня важное дело. Не занимай телефон!

— По-твоему, я пытаюсь развлечься, сплетничая с родственницей? — усмехнулась она.

— А чем еще ты занимаешься?!

— Вот дурень! — она покачала головой.

Наконец на другом конце провода тетка произнесла долгожданное «Алло» и, узнав голос племянницы, тут же сбросила с себя маску утонченной вежливости:

— Алена! Ты хоть на часы посмотрела? Семи еще нет!

— Позови к телефону Вячеслава Ивановича, пожалуйста, — промурлыкала она в трубку, хитро косясь на Терещенко.

— Что?! — в один голос вскричали Вадим в комнате и тетка у себя в квартире.

Следователю она утвердительно кивнула, а тетке заявила тоном, не терпящим пререкательств:

— Я понимаю, что это не лучший способ знакомиться с личной жизнью интеллигентной женщины, и даже не буду распространяться по поводу морали. В театре еще один труп, так что скажи ему: пусть немедленно выезжает.

27
{"b":"256082","o":1}