ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И правильно сделал.

— Но теперь его выпихнули из спектакля как ненужную часть декорации. Довольно мерзкий поступок, — тетка доверительно наклонилась в сторону Алены. — Я боюсь сегодняшнего собрания. Когда все придут, такое начнется!

— Ильюша не придет. Он уже ушел.

— Поговаривают, что он уйдет и из театра. И поделом. Ничего он не потеряет от этого.

— А когда начнется собрание?

— Через час, — сообщила тетка с отчаянием в голосе.

— Значит, я не успею поговорить с Журавлевым?

— Лучше в другой день. Сегодня все будут на взводе.

— Я все-таки останусь и посмотрю. Очень хочется посмеяться.

— Не понимаю, что смешного ты находишь в склоках! — тетка откинулась на спинку кресла и устало закрыла глаза.

3

Актеры начали съезжаться за час до запланированного времени. Поскольку в постановке спектакля наметились глобальные изменения, собрание было объявлено общим, то есть прибыть должны были абсолютно все штатные актеры. Мероприятие планировалось масштабное, особенно если учесть, что общие собрания проводились разве что в начале сезона. «Парад шипения, — определила грядущие события Настя, — и большая головная боль». Первой появилась Мария Клязьмина — ведущая актриса, упорно относящая себя к молодому поколению, хотя недавно ей уже исполнилось тридцать два. Вернее, появилась она в костюмерной — в театре она с утра репетировала роль Офелии. Относила она себя к молодежи не зря, так как вполне выглядела, как двадцатидвухлетняя выпускница театрального училища — огромные, распахнутые в мир голубые очи, пухлые губы, длинные, искусно спутанные каштановые волосы, высокая статная фигура. Такие женщины всегда привлекают внимание противоположного пола своей яркостью. Характер у Маши был под стать внешности — огнеопасным, внутри у нее пылало просто-таки адское пламя. И, похоже, она с трудом сдерживала его в себе. Впрочем, в костюмерной актриса сдерживаться не стала.

— Слышали новость? — возмущенно спросила она прямо с порога. — Лисицына — Офелия! — Не обращая внимания на присутствие в комнате постороннего лица, Маша плюхнулась в кресло между теткой Таей и Аленой и, надув алые губы, продолжила, всем телом показывая, как ее колотит от раздражения. — Это после третьей липосакции! Конечно, ей удалось избавиться от пышной задницы, но когда я представлю Лисицыну в джинсах, — она многозначительно хохотнула, дав понять, что зрелище, по меньшей мере, покажется уморительным.

— Офелия будет в платье, — тактично заметила Тая.

— Если только в очень расклешенном! — фыркнула Маша и еще больше надулась.

— Машенька, детка, — ласково проворковала Тая, — это еще никем не подтвержденный слух.

— Я тут не собираюсь сидеть и злорадствовать, дожидаясь, пока главный объявит на общем собрании о моей отставке!

«Интересно, а чем ты занимаешься сейчас, — усмехнулась про себя Алена, сохраняя сочувствующий вид, — что тебе еще остается?»

— Пойду и зажму нашего гения в укромном уголке. Пускай только попробует поменять меня на эту бездарную зайчиху! — решительно заявила Клязьмина и злобно сощурилась: — Я, видите ли, буду невыгодно смотреться на фоне Журавлева! Черному Гамлету нужна Офелия блондинка, — продолжила Маша в том же духе и, ухватив Аленину чашку с кофе, сделала жадный глоток. — Фу, дрянь какая! Ненавижу кофе! — она снова отхлебнула и со стуком вернула чашку на стол.

— Не волнуйся так, — тетка положила руку на ее локоть, — ты же почти полгода репетировала.

— Ганин тоже репетировал, — яростно отреагировала актриса, — и где теперь Ганин?! Даром что спектакль изначально ставился с расчетом на него! И кто же мог подумать, что эта жирная коровища влезет в постель к Аристарху Нелюбову, а?

Слухи о потаенной жизни Нелюбова курсировали по Москве с начала осени. Кого только не приписывали ему в любовницы — разумеется, и Лисицыну тоже. Но толком о нем никто ничего не знал. Аристарх был яркой личностью. Очень яркой. И большим другом главного еще с институтской скамьи. Нелюбову было уже за пятьдесят. Он перестал активно сниматься в кино в основном из-за того, что сейчас вообще снимали мало. Но зато он оказался удачливым бизнесменом — организовывал концерты зарубежных звезд в России. Бунин по долгу службы знал его хорошо и, наверное, мог бы порассказать о нем многое из того, что другим неизвестно, но Бунин теперь для Алены — закрытая книга. Да и какое ей, в сущности, дело до какого-то Аристарха Нелюбова?! Хотя, конечно, любопытно, почему в сентябре он покинул свое семейство, то есть супругу, двух сыновей с женами и детьми, и, прихватив с собой кота Бенджамина, переехал в новые апартаменты. Кто теперь с ним обитал в огромной квартире — знал только он сам и его сиамский кот. Однако Клязьмина почему-то решила, что именно ее личная соперница — Лина Лисицына — и явилась той роковой женщиной в жизни Аристарха Нелюбова. И что именно он замолвил словечко за свою возлюбленную. Алена в это не очень верила, исходя из того, что новость о новой наложнице в жизни Аристарха Бунин не преминул бы ей сообщить сразу же, как только узнал сам. А он ни словом не обмолвился ни о чем подобном.

— В конце концов, не нужно заранее паниковать, — попыталась успокоить Клязьмину тетка Тая.

— Надо же какая дрянь! — Маша ее слов даже не заметила. — Репетировала во втором составе. То-то она так странно косилась на меня в последнее время. В ее взгляде читалось такое превосходство, чтоб ей сдохнуть!

— Ну-ну, — тетка снова предприняла попытку утихомирить разбушевавшуюся стихию, — не нужно так, детка!

— Как? — игриво вопросили с порога.

В дверях стояла мисс только-что-упомянутая-персона. То есть Лина Лисицына — платиновая блондинка, источающая очарование и устойчивый аромат дорогих духов.

Ничего не указывало на то, что ее фигуре прописана ежемесячная липосакция, как раз, наоборот, — она удивительно хорошо выглядела: затянутая в черные облегающие бедра брюки и нахально коротенький голубой свитерок. Наверное, она и понятия не имела о том, что липосакция — это операция, имеющая своей целью удаление излишних жировых отложений. Проблемы с весом скорее всего возникали как раз у Клязьминой, которая нарочито туго затянула широченный пояс на талии, чтобы скрыть выпирающий животик.

— Здравствуй, солнышко, — щедрая улыбка в сторону соперницы. — Добрый день, Тая Александровна, — подчеркнутая вежливость костюмерше. — Надеюсь, вы перемываете не мои косточки? — демократичный кивок журналистке.

Маша вскочила на ноги с такой резвостью, словно пружина кресла неожиданно взбунтовалась, прорвав обивку, вырвалась на свободу и впилась ей в мягкое место. С тем же рвением она заключила Лисицыну в жаркие объятия и чмокнула в щеку. Та закрыла глаза, в свою очередь изобразив губами поцелуй. Алена испугалась, что сейчас кто-нибудь из актрис вытащит из-за пазухи нож и вонзит его в спину соперницы.

Но ничего подобного не произошло. Обнявшись, девушки вышли из костюмерной, и еще долго по коридору разносился их ласковый щебет.

— Вот оно — штиль перед бурей, — тетка кивнула в сторону коридора, — не пройдет и часа, как начнется такое…

— Да ладно тебе, теть Тай! — махнула рукой Алена. — Вечно ты нагнетаешь!

— А тебе нужно что-то с собой делать, — Тая окинула племянницу взглядом, в котором читалось сожаление.

— Ну, нет! Только не это! Может, лучше поговорим о надвигающейся буре? — Алена все-таки опустила глаза и попыталась пригладить торчащие во все стороны волосенки.

— Есть же прекрасные парики…

— Даже не продолжай! Творение мастера европейского класса нельзя прятать под копну синтетики!

— Мне неприятно об этом говорить, но ты похожа на голодную студентку художественного института. Посмотри на себя: этот ужасный растянутый свитер, эти джинсы, а руки! Как давно ты делала маникюр. И почему ты решила, что тебе не нужна косметика! Если тебе испортили прическу, это еще не повод для того, чтобы накладывать на себя руки.

— Даже не думала, — фыркнула Алена и покраснела. Поймет ли тетка, что в арктической холодине, свирепствующей в стенах ее квартиры, думать о внешнем виде как-то даже неприлично. С каждым днем она все больше ощущает себя полярником, обреченным на длительную зимовку на дрейфующей льдине. Теперь она понимает, почему те месяцами не бреются. Ах, если бы у нее отросла борода — это хотя бы избавило от вечного насморка, вызванного постоянным замерзанием носа!

4
{"b":"256082","o":1}