ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А вам-то это зачем? — удивилась она. — Почему вас так занимает именно мое семейное положение?

— Потому что вы моя соседка, и я первая пострадаю, если у вас потечет кран. Я только что сделала ремонт, — усмехнулась Корнелия. — А если серьезно, я недавно начала заниматься новым делом. Пока оно не приносит мне никакого дохода. Я собираюсь открыть контору по нахождению нужных мужей. Отрабатываю технику.

— Брачная контора?! В наше время?! Не смешите меня!

— Именно в наше время, когда познакомиться с приличным человеком — проблема. Словом, вы поможете мне, я — вам.

— Не думаю…

— А вы попробуйте, — в голосе толстухи послышались умоляющие нотки. — Если вас не увлечет, бросите — и все. Это же ни к чему не обязывает. Для меня в любом случае это уже результат. — Не дожидаясь ответа Алены, она крикнула: — Вань, Ваня, принеси, пожалуйста, из гостиной синий пакет!

Когда объемный полиэтиленовый пакет появился на кухне, соседка, поставив его на стул, принялась доставать и выкладывать на стол его содержимое. Алена с молчаливым удивлением наблюдала, как между чашками растет гора из книг и видеокассет. Взяв одну небольшую книжицу, она скользнула взглядом по ее обложке и тут же сморщилась:

— Любовный напиток? Это что, один из тех дамских сопливых романов?

— Точно, — кивнула Корнелия, не прекращая своего занятия, — тут их с десяток. Я потом вам еще подберу, как прочитаете.

— Не думаю, что я осилю хотя бы один, — честно призналась Алена.

— А вы попробуйте. Это затягивает, не оторвешься.

— Да мне вообще-то статью писать нужно об одном актере. Знаете, Александр Журавлев только с виду душка, при ближайшем рассмотрении он очень капризный тип — вопросы нужно готовить, в театре часами торчать, чтобы его поймать между репетициями…

— Александр Журавлев?! — Корнелия с силой хлопнула последнюю видеокассету на стол. — Как же я его обожаю! А он женат? — она уперлась в Алену изучающим взглядом.

— Нет уж! — усмехнулась Алена. — Даже и не думайте. Я лучше накинусь на первого встречного, но только не на этого красавчика. Из него вряд ли получится сказочный принц, даже если я в порошок сотрусь, трудясь над улучшением его сущности.

— Жаль, — соседка горестно покачала головой. — Ну ладно, пока будем считать, что вы вообще не знаете, на кого накинуться, поэтому займитесь собой.

— И все-таки…

— Я же прошу вас просто попробовать. Надоест читать, посмотрите один из этих фильмов, — она возложила пухлую длань на стопку видеокассет. — Я подобрала вам замечательные драмы и комедии. Все они про любовь. Вот дивный фильм «Поспешишь — людей насмешишь», вот «Девять месяцев» — это все современные, тут даже есть «Лучше не бывает», а эта картина получила премию «Оскар».

— И вы думаете, что, начитавшись дамских романов и просмотрев парочку мелодрам, я начну вести себя как-то по-особенному? — съехидничала Алена, правда, съехидничала не совсем уверенно.

— Вы захотите лично принять участие в любовной истории. Это уже проверенный факт. У меня две подруги так уже замуж выскочили.

— Но я не уверена, что хочу замуж…

— Поговорим с вами, когда вы все это прочтете и пересмотрите, — улыбнулась Корнелия. — И помните — вы участвуете в эксперименте. Обещайте мне рассказывать о всех изменениях, которые с вами непременно начнут происходить в ближайшее время.

— Ладно, — без особой радости согласилась Алена, понимая, что отказать Корнелии не в ее силах. В конце концов, эта женщина так великодушно наполнила теплом ее промерзшую жизнь, да и потом — ведь совсем необязательно выходить замуж, никто же ее не заставляет, достаточно просто пообещать прочитать женский роман. На это она способна. Она его даже прочтет так, для интереса.

— И еще одна просьба, — соседка заглянула ей в лицо и дружески улыбнулась, — я понимаю, что лишние килограммы прибавляют мне десяток лет, но все же я не настолько стара, чтобы мы называли друг друга на «вы», — мне нет еще и сорока. Может, перейдем На «ты»?

— Корнелия, это самая простая просьба за все время нашего общения, — улыбнулась Алена.

5

«Всю ночь она работала, перебирая пальцами тугие клавиши старой печатной машинки. А утром выходила прогуляться перед тем, как лечь в постель. И каждый раз ноги сами собой несли ее к набережной Сены. Сначала шаги ее были размеренными и широкими, потом учащались, учащались, переходя на нетерпеливый бег. Мимо нее проносились только что пробудившиеся улочки, ее прерывистое дыхание смешивалось с запахами, вырывающимися из открывающихся булочных и овощных лавчонок. И вот, миновав все эти суетливые крики, скрип тележек и глухие удары распахивающихся ставней, она оказывалась на мосту. Под ногами медленно текла Сена, словно сном, окутанная белой испариной. На минуту ей казалось, что она попала совсем в другой, зачарованный мир: никаких звуков, никаких красок, только серая река и слегка коричневатое парижское небо. Симона затаила дыхание и прислушалась. И вот из далекого небытия послышался мерный плеск воды. Перегнувшись через перила, она вгляделась в белый туман и наконец различила фигуру мужчины в байдарке. Дыхание ее перехватило, она замерла, пытаясь запечатлеть в памяти каждое переживаемое мгновение. По спине ее пробежала легкая дрожь, в висках застучало, она закрыла глаза. Только так и должно быть. Нестись каждое утро на встречу с незнакомцем, а потом весь день думать о будущей встрече, так и не узнав, кто он. Наверное, такой и должна быть любовь…»

Алена оторвала взгляд от страницы и уставилась в произвольно выбранную точку на противоположной стене. Она перебрала с пяток романов, принесенных заботливой Корнелией, но не смогла прочесть ни один из них далее десятой страницы. Все они представляли собой превосходные образцы пошлости и банальности. Но эта книжка оказалась совершенно особенной, не похожей на остальные. Непонятно почему, она проникала в глубину сознания. Алена читала ее медленно, чувствуя, что ожидание волшебного, переполнившее душу далекой парижанки Симоны, ее странная влюбленность становятся чуть ли не ее, Алениной, второй сущностью. «Мистика!» — который раз сказала она себе.

— Перестань вертеться, а то я тебя уколю! — буркнула тетка Тая.

— Да на здоровье, — беспечно хохотнул Илья Ганин.

— Алена, что ты скажешь?

Она нехотя закрыла книгу под заманчивым названием «Ожидание любви» и недовольно оглядела последнее теткино творение — кожаную куртку, идеально сидящую на восхитительной фигуре актера.

— В жизни не видела ничего более потрясающего, — одними губами улыбнулась Алена и снова уставилась в точку на стене.

— Алена, ну скажи по совести, как? — не унималась тетка.

— Идеально! — она машинально раскрыла книжку: «Зал был полон гостей — писатели, певицы, художники и натурщицы — здесь была вся парижская богема… Симона стояла в стороне, не вступая в разговоры, лишь слабо улыбалась, отвечая на приветствия знакомых и незнакомых людей…»

— Оставьте в покое девушку, — усмехнулся Илья. — Что может быть увлекательнее, чем дешевый дамский роман в мягкой обложке? Разве способен молодой и приятный парень в шикарной куртке конкурировать с сопливыми переживаниями, размазанными по страницам.

Алена кивнула: мол, и пробовать не стоит.

— А я не понимаю, что ты нашла в этом пошлом чтиве! — возмутилась Настена, которая сидела в соседнем кресле и пожирала глазами актера.

— Иногда нужно расслабиться, — заявила тетка так уверенно, словно чтение любовных романов входило в ее распорядок дня. Но, возможно, так оно и было?

— Поверить не могу, чтобы умная симпатичная девушка тратила свое драгоценное время на эти книжонки! — не унимался Ганин.

— Не все же за актерами бегать, — парировала Алена. — Надоели вы мне хуже горькой редьки.

— Не все актеры — бегуны. Ты же не пишешь о тех, кто согласен на интервью. Ты гоняешься только за Журавлевым.

— Можно подумать, ты согласен поговорить со мной прямо сейчас, — Алена оторвалась от книги и недовольно посмотрела на Илью, но, натолкнувшись на насмешливый взгляд его бархатных серых глаз, осеклась.

9
{"b":"256082","o":1}