ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вид у него был весьма свирепый. Потом он рассмеялся.

— У меня, знаешь ли, и в мыслях не было пустить насмарку твои труды, — усмехнулся в ответ Иоиль, а потом, помедлив, добавил: — Симон, ты ведь знаешь сыновей Натана, Самуила и Илия? Это их сестра, Мария.

Симон внимательно посмотрел на нее. Глазищи у него были большущие, под стать всему остальному, и они, казалось, буравили ее лицо насквозь.

— Да, я знаю. Я видел тебя у Натана на складе. — Он многозначительно кивнул.

— Мария согласилась выйти за меня замуж, — с гордостью объявил Иоиль.

Лицо Симона озарилось улыбкой.

— Ну, Иоиль, тебе действительно повезло. Мои поздравления! — Он заговорщически подмигнул. — Значит ли это, что в скором времени я буду отчитываться перед тобой?

Иоиль смутился.

— Нет, конечно нет. Главенство все равно надолго останется за Натаном. Он еще далеко не стар.

— То же самое говорит о себе мой отец, — сказал Симон. — Но мы с Андреем чувствуем, что всю тяжелую работу нам уже пора брать на себя.

Симон указал на другого молодого человека, стоявшего на пристани. У него были темные, кудрявые волосы, но в остальном он совсем не походил на своего могучего брата — и стройнее, и ростом ниже.

— А тебя поздравляю еще раз, — продолжил Симон. — Знаешь, я сам, с тех пор как женился, стал куда больше себя уважать.

— Так ты женился? — воскликнул Иоиль. — А я и не знал. Стало быть, и тебя нужно поздравить.

— Да, и мне пришлось привыкать к новому положению. — Симон ухмыльнулся. — Теперь у меня есть теща, которая, скажу тебе, совсем не похожа на мать. Если хочешь знать, как будет выглядеть девушка через двадцать лет, присмотрись к ее матери. Это, конечно, шутка. А если правда, то помоги мне Господь! — Он расхохотался.

К пристани между тем приблизилась лодка Зеведея, за ней следовала вторая лодка с двумя молодыми людьми — коренастым, широколицым крепышом с волосами песочного цвета и другим, более хрупкого сложения, с волосами посветлее.

— Эй, вы там! — крикнул Зеведей, не обращаясь ни к кому конкретно. — Бросьте нам канат!

Какой-то парнишка, встрепенувшись, выполнил указание. Затем начала швартоваться и лодка, подошедшая следом.

Рыбаки высадились и поприветствовали Иоиля, но беседы не получилось. Посмотрев на небо, он сказал, что уже хорошо за полдень и ему надо вернуться на рабочее место. Попрощавшись с девушкой и помахав рыбакам рукой, молодой человек направился в сторону Магдалы.

Мария только обрадовалась его решению вернуться. Ей хотелось побыть одной и поразмыслить о том, что сегодня произошло. Она согласилась выйти замуж за Иоиля. Они обсудили это и пришли к общему согласию. Все произошло на самом деле, но, казалось, будто бы не с ней. Девушке определенно требовалось побыть наедине со своими мыслями.

Однако так или иначе Мария не могла не признать, что прогулка с Иоилем доставила ей определенное удовольствие. Она с интересом слушала его рассуждения о рыбаках, рада была узнать о его желании путешествовать и приносить пользу людям. Все, что он говорил, было для девушки по меньшей мере приемлемо и подействовало на нее успокаивающе.

«Наверное, это правильно, — сказала себе Мария, — Иначе и быть не может. Если уже сейчас видно, что у нас много общих желаний, то почему бы нам не прожить всю оставшуюся жизнь вместе?»

Глава 7

Мария спешила к дому Кассии: ей не терпелось рассказать подруге об Иоиле. Все эти годы Мария ухитрялась хранить их дружбу в тайне от родителей. Знал ее секрет только Сильван, но он сестру одобрял. Само собой, что выросшие девушки уже не устраивали воображаемых пиров с игрушечной посудой. Теперь главной их игрой, во всяком случае, пока реальных женихов не наблюдалось, стали планы на будущее и разговоры относительно желаемых качеств будущих супругов. Кассия видела себя женой богача из Иерусалима, который будет жить в верхней части города, принимать множество иностранных гостей, а время от времени и сам выполнять дипломатические поручения за границей, разумеется беря с собой жену. Будет у них и дом на берегу моря.

Мария, напротив, воображала своим мужем могучего и отважного иудейского воина, который одновременно будет человеком большой учености и поэтического склада и, главное, станет во всем ей потакать. А также предоставит ей немалую свободу, поскольку частые отлучки по военным делам просто не дадут ему возможности дотошно вникать в домашние дела. Не то чтобы она собиралась ему изменять, но одна только возможность покупать что вздумается, не давая никому отчета, дорогого стоит.

В шестнадцать лет Кассия уже получила немало предложений выйти замуж, но все они были отклонены, поскольку исходили от рыбаков и мастеровых, а ее отец лелеял более честолюбивые планы на устройство судьбы дочери.

Едва Мария постучала, как дверь распахнулась, и Кассия с радостным восклицанием появилась на пороге. Так бывало всегда и в этом заключалось особое очарование: возникало впечатление будто Кассия целый день только и делает, что ждет подругу, и для нее нет большей радости, чем увидеться с ней.

— Что случилось? — спросила она, — У тебя все лицо пылает.

— То самое, — ответила Мария, входя в дом.

— То самое?

— Кассия, я помолвлена!

Изумление преобразило живое личико Кассии.

— Что?

— Его зовут Иоиль. Он работает у моего отца.

— О нет! — Кассия прижала ладошку к губам. — Мы всегда думали…

— …что такие женихи не для нас, — закончила за нее Мария, — Навоображали себе красавцев и мудрецов, твоего богатого дипломата из Иерусалима или моего отважного воина… — Голос ее упал. — Но ведь на самом деле мы всегда знали, что это только мечты. Мечты, которым не суждено осуществиться.

— Да, конечно, — Кассия наклонила голову. — Мечты и грезы, не более того.

Она улыбнулась, обняла Марию за плечи и повела ее в дом.

— Ну, давай рассказывай об этом реальном человеке.

И тут Мария пожалела о том, что пришла; ведь не явись она сейчас, их фантазии прожили бы немного дольше. Хотя… какое значение имел бы еще один день? Не сегодня, так завтра она все равно рассказала бы Кассии о помолвке. Разве можно удержать такое в секрете от лучшей подруги?

Коридоры дома Кассии были теперь знакомы ей, как свои собственные. Они вошли в ее старую, привычную комнату, обставленную теперь не по-детски, а с взрослой элегантностью. Кассия опустилась на кушетку, но прежде указала жестом на стоявший на инкрустированном подносе кувшин.

— Хочешь тамариндового сока? — вежливо спросила она. Мария покачала головой.

Подруга подалась вперед, глаза ее блестели.

— Ну, рассказывай, рассказывай!

— Это молодой человек по имени Иоиль из Наина…

Мария описала Иоиля как можно более ярко, хотя и чувствовала, что образ все равно слишком бледен в сравнении с образом ее несуществующего воина. Но когда она закончила, Кассия одобрительно сказала:

— Похоже, что ты сделала правильный выбор. Пора нам забыть о выдуманных дипломатах и воинах: жизнь все равно свяжет нас с совсем другими людьми. Тебя с торговцем рыбой, а меня… Отец недавно получил предложение от человека по имени Рабин бен- Ашер, который изготавливает прекрасные мечи. О! Не обычные мечи, — поспешно добавила она. — Эго самые изысканные клинки, тонкие как вуаль и острые как бритва.

— Но ты еще не приняла решения? — спросила Мария.

— Мой отец не решил, — ответила Кассия. — Я не встречусь с Рабином, пока отец не скажет «да» или «нет».

Услышав это, Мария ощутила прилив благодарности по отношению к своей семье. Родители, вроде бы люди строгих правил, предоставили ей право решать самой, а вот Кассия, при всем кажущемся свободомыслии ее близких, находилась в куда более стесненном положении.

— Надеюсь, если твой отец выразит согласие, ты найдешь этого человека приятным.

Мысль о том, что тебе представят незнакомца и скажут, что ты должна жить с ним, пока смерть не разлучит вас, испугала Марию.

24
{"b":"256084","o":1}