ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это было на один больше, чем заказывал Хуза.

Руф погладил гладко выбритый подбородок.

— И ты не хочешь, чтобы гарум кончился раньше времени? Понятно. А сосуды какие предпочитаешь — поменьше или побольше?

— Я полагаю, что амфоры побольше более практичны, ведь мне надо поставить гарум на семь дней празднества.

— Но они не так красивы, — указал Руф, — а ведь речь как-никак идет о царской свадьбе.

— Нужно еще учесть перевозку, — заметил Иоиль. — Ведь сначала пустые амфоры надо доставить отсюда в Магдалу, а потом, уже заполненные, снова сюда, во дворец. Какой размер лучше для этого подойдет?

— Большие, — вынужден был признать Руф. — Они покрепче и требуют меньше упаковки. — Он пригласил покупателей внутрь. — Входите, я покажу вам, что у нас есть.

Они последовали за ним в прохладное, прибранное помещение. Мария увидела там расставленные аккуратными рядами образцы амфор — маленькие на полках, большие на полу.

— Вот эти очень старые. — Руф кивнул на стоящие в углу сосуды. — Но амфоры есть амфоры. Их вид со временем почти не меняется. У меня есть образчики с Сицилии, им лет четыреста, не меньше. А с виду как нынешние. Правда, глина с годами становится хрупкой, только так их и различаешь.

Он постучал по одной амфоре; гулкий звук указал, что сосуд пуст.

— Но ближе к делу. — Купец повернулся к полкам. — Для гарума я бы рекомендовал вот такие.

Руф положил руку на сосуд средней величины, по форме — нечто между продолговатыми амфорами для вина и пузатыми, коротенькими кувшинами для оливкового масла. Как и у других амфор, у него имелись две ручки и выемка на дне, позволявшая надежно закреплять сосуды при транспортировке и дававшая возможность вращать их вокруг своей оси.

Марии предложенный образец показался простоватым, не для царской свадьбы, но, по правде сказать, ей трудно было сосредоточить взгляд, так что полагаться на свое впечатление она не могла.

— Мы можем предложить несколько вариантов с дополнительными украшениями, чтобы сосуды соответствовали предстоящему… событию. — Произнося слово «событие», Руф с опаской огляделся по сторонам, словно пытаясь угадать симпатии покупателей и то. насколько безопасно говорить в их присутствии. — Можем, например, написать красными буквами на видном месте название вашего заведения, а еще предоставить какие-нибудь особенные пробки.

— По-моему, это хорошая идея, — согласился Иоиль. — Наш гарум наверняка понравится, и, если люди будут видеть на амфорах имя поставщика, многие потом тоже захотят обратиться к нам с заказами.

— А ты хочешь, чтобы царский двор снова обратился к вам?

Вопрос Руфа мог быть и проверкой, и вызовом.

— Да. Нам бы хотелось получить более широкую известность.

— Двор Антипы связан с разными странами, — промолвил Руф, кажется, без особого подтекста.

— Это всем известно.

— И с римлянами, и с другими.

— Римляне едят так же, как и все остальные люди, и почему бы простому человеку из Галилеи не извлечь из этого пользу? — весело спросил Иоиль.

— Золотые слова, — энергично закивал Руф. — Истинная правда. Вот, давай я запишу твой заказ. Думаю, чтоб с запасом, вам потребуется восемнадцать амфор.

Он подошел к столу, где лежали его счетные книги, и извлек лист папируса. Склонившись над ними набрасывая первые строки, купец промолвил:

— Кстати, возможно, эта свадьба и впрямь поможет тебе обзавестись новыми богатыми заказчиками. Ты знаешь, что римский император отзывает Валерия Грата и заменяет его на нового прокуратора Понтия Пилата? Если ему понравится твой гарум, ты можешь не только стать его поставщиком, но и получить кучу торговых привилегий. А римляне охочи до гарума, они любят все пряное.

— Новый прокуратор? — Иаков, похоже, огорчился. — Почему?

— Грат пробыл здесь уже десять лет, — ответил Руф. — Может быть, он устал управлять нами. Может быть, мы… — Купец не закончил фразу. — Короче говоря, теперь нами будет править этот Пилат. Он уже на пути сюда.

— А что ты о нем слышал? — Этот вопрос задали все, чуть ли не хором.

Конечно, здесь, в Тивериаде, такого рода новости узнают гораздо раньше, чем в Магдале.

— Он из достойного римского рода, ему за тридцать. Прежде чем получить это назначение — по римским меркам не такое уж важное, — занимал небольшие дипломатические посты, из чего следует, что вряд ли этот человек обладает выдающимися способностями.

Слушатели разочарованно вздохнули, однако чего они ожидали?

— Я думаю, что его имя происходит от латинского pilatus, что означает копейщик. Человек, вооруженный копьем. Значит, скорее всего, его предки были воинами. Он женат на внучке императора Августа, но незаконнорожденной. Поэтому, возможно, своим назначением Пилат обязан ее влиянию в высших кругах. Он собирается привезти ее с собой, что необычно, поскольку разрешение на это, как правило, не дается, да и сами римлянки не хотят сюда ехать!

— Значит, он скоро приедет и будет сдабривать рыбу моим га-румом, — заявил Иоиль.

— Ты рассчитываешь на это, не так ли? — спросил Руф.

Мария пыталась прислушаться к разговору о новом прокураторе, но значение слов ускользало от нее. Новый правитель… другой римлянин над Иерусалимом… дай-то бог, чтобы он был милосердным и справедливым.

— Его имя вскоре прославится.

— Что ты сказала? — спросил Иоиль.

Все повернулись и посмотрели на Марию.

— Ничего, я… я… ничего, — пролепетала она.

— И все же ты сказала, — настаивал Руф. — С чего бы это?

— И странным голосом, — подхватила Авигея. — Как будто кому-то подражала.

— Я не… я не знаю, — бормотала охваченная холодным страхом Мария.

И правда — зачем она заговорила? Что она может знать о Пилате, человеке, про существование которого впервые услышала несколько мгновений назад?

— Ты слышала что-нибудь о Пилате? — поинтересовался Руф.

— Нет. Нет, пока ты не назвал его имя, — сказала Мария.

— А как он прославится? — не унимался торговец амфорами.

— Да моя жена ничего в этом не смыслит, — пришел на помощь Марии Иоиль и обнял ее за плечи. — Понятия не имею, с чего она вообще о нем заговорила.

«А вот мне ведомо многое, — прозвучал голос в ее голове. — Я могу открыть тебе тайны и сделать так, что ты расскажешь их другим».

— Нет, не надо! — взмолилась Мария.

Иоиль решил, что она отказывается от его руки, и убрал ее, но на жену посмотрел пристально. Руфу же сказал, что это была случайная обмолвка, на которую не стоит обращать внимание.

Выйдя из лавки после составления и подписания заказа, все держались как-то настороженно, и, хотя делали вид, что их беспокоит, как пойдут дела при новом прокураторе, Мария понимала: спутники пытаются найти объяснение ее странной выходке. Они шли, разглядывая улицы и здания, но все было не так, как раньше, сорвавшееся с ее губ высказывание что-то изменило. Похоже, они поняли, что устами Марии говорила не она сама.

Глава 15

По пути в Магдалу Иоиль почти не общался с женой. Добравшись до города, он сразу отправился на склад, чтобы внести запись о заключенной сделке в счетные книги, и задержался там надолго. Мария употребила всю свою силу воли, чтобы сделать вид, будто все в порядке, и весело поблагодарила мать за то, что та присмотрела за Элишебой.

— Ну что, Тивериада и вправду такой нечистый город, как об этом толкуют? — поинтересовалась мать.

— Там повсюду капища, посвященные иноземным богам, — ответила Мария. — И множество уличных торговцев, которые продают языческие товары.

Вспомнив об этом, она содрогнулась, но тут же попыталась замаскировать свой страх нарочито беззаботным смехом.

Зебида передала Марии ребенка.

— Наша крошка вела себя хорошо, только скучала по маме. Теперь она может заснуть.

Мария прижала к себе дочь. Теплое маленькое тельце действовало успокаивающе — малышка, по крайней мере, не присматривалась к ней и не отмечала в ее словах и поступках никаких странностей. Элишеба протянула маленькую ручку и коснулась лица Марии. Мария осторожно поднесла ее к постельке и положила туда.

44
{"b":"256084","o":1}