ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Объяснить непросто, – ответил Лев. – Вы знаете про сервер?

– Да, великая загадка. Предполагается, что он китайский и, как многое в сегодняшнем Китае, абсолютно вне нашего понимания. Вы через него общаетесь с прошлым, вернее, с неким прошлым, ибо в нашем реальном прошлом такого не происходило. У меня от этого ум заходит за разум. У вас, мистер Зубов, как я понимаю, нет?

– Куда меньше, чем от парадоксов, которые мы традиционно связываем с путешествиями во времени, – сказал Лев. – На самом деле все довольно просто. Факт взаимодействия порождает развилку – новую, полностью уникальную ветвь. Срез, как мы это называем.

– Почему? – спросила Лоубир, пока Оссиан наливал ей чай. – Почему вы так их называете? Звучит грубо и жестоко. Разве вы не ждете, что новая ветвь будет расти и развиваться дальше?

– Разумеется, ждем, – ответил Лев. – Я не знаю, почему континуумисты остановились на этом термине.

– Империализм, – сказала Тлен. – Мы действуем в альтернативных прошлых как в странах третьего мира, а слово «срез» психологически облегчает такой подход.

Лоубир глянула на Тлен. Сегодня та была в чуть более строгой версии своего викториански-вокзального наряда.

– Мария Анафема, – проговорила Лоубир, – очень мило. И вы помогаете мистеру Зубову проводить его колонизаторскую политику? Вы и мистер Мерфи?

– Да, – ответила Тлен.

– И это первый континуум мистера Зубова? Первый срез?

– Да, – ответил Лев.

– Ясно, – сказала Лоубир. – А вы, мистер Недертон?

– Я? – Недертон, не глядя, взял бутерброд с протянутого Оссианом подноса. – Друг. Друг Льва.

– Вот эта часть дела мне не ясна, – сказала Лоубир. – Вы – специалист по связям с общественностью и оформлены на работу через крайне запутанную систему подставных контрагентов. Вернее сказать, были оформлены.

– Был?

– Жаль вас огорчать, но да, вы уволены. Сообщение находится в вашей непрочитанной почте. Я также вижу, что вы и ваша бывшая сослуживица Кларисса Рейни, проживающая в Торонто, были свидетелями убийства некоего Хамеда аль-Хабиба американским ударным комплексом.

Она оглядела собравшихся, словно желая понять, какое впечатление произведет это имя. Судя по лицам – никакого.

Недертону раньше не приходило в голову, что главного мусорщика как-то зовут.

– Это было его имя? – спросил он.

– Да, – ответила Лоубир. – Хотя и не слишком широко известное.

– Свидетелей, к несчастью, было много, – сказал Недертон.

– Ваше и мисс Рейни положение уникально тем, что вы наблюдали событие практически непосредственно. В любом случае у вас, судя по всему, была очень напряженная неделя.

– Да.

– Не могли бы вы объяснить, как оказались здесь, мистер Недертон? – Она поднесла чашку к губам и отпила кофе.

– Я пришел ко Льву. Был расстроен. Из-за мусорщиков, из-за той ужасной бойни. Ну и подозревал, что меня уволят.

– Вы искали общества?

– Да, именно так. И в ходе разговора со Львом…

– Да?

– Это довольно запутанная история.

– Я неплохо умею распутывать сложные истории, мистер Недертон.

– Вы знаете, что сестра Аэлиты – моя клиентка? Вернее, уже бывшая. Даэдра Уэст.

– Я надеялась, что мы к этому подойдем.

– Я договорился со Львом, что он сделает Даэдре подарок от моего имени.

– Подарок. Какой же?

– Я организовал для нее услуги одного из жителей принадлежащего Льву среза.

– Какие именно услуги?

– Охранные. Он бывший военный. Оператор дронов, помимо прочего.

– У вас были основания полагать, что она особо нуждается в услугах охранника?

– Нет.

– Тогда почему, если не секрет, вам пришла в голову эта мысль?

– Лев особо интересовался одним конкретным подразделением в своем срезе, тем, где служил тот молодой человек. Переходная технология, самый канун джекпота. – Недертон глянул на Льва.

– Гаптика, – подсказал тот.

– Мне подумалось, это позабавит Даэдру своей курьезностью, – продолжал Недертон. – Хотя, надо признать, фантазия не самая сильная ее сторона.

– Вы хотели произвести на нее впечатление?

– Да, наверное.

– Вы состояли с нею в интимных отношениях?

– Да, – ответил Недертон, вновь покосившись на Льва. – Однако Даэдре это оказалось не нужно.

– Отношения?

– Полтер в качестве охранника. И отношения, как вскоре стало ясно, тоже. – Недертон обнаружил, что в разговоре с Лоубир все волей-неволей говорят правду. Он не понимал, чем именно инспектор вызывает на откровенность, но ему это очень не нравилось. – Так что она попросила отдать полтера сестре.

– Вы встречались с Аэлитой, мистер Недертон?

– Нет.

– А вы, мистер Зубов?

Лев проглотил последний кусок бутерброда.

– Нет. Мы условились пообедать вместе. Кстати, это должно было произойти сегодня. Она очень заинтересовалась континуумом, – он покосился на Тлен, – или срезом, если угодно.

– Итак, бывший военный из среза должен был находиться на дежурстве в самый момент предположительного исчезновения Аэлиты Уэст?

– Это был не он, а его сестра, – вставил Недертон и тут же поборол желание прикусить нижнюю губу.

– Сестра?

– Его вызвали по срочному делу, – пояснил Лев. – Сестра заменяла его в последние две смены.

– Его имя и фамилия?

– Бертон Фишер, – сказал Лев.

– Ее?

– Флинн Фишер, – сказал Недертон.

Лоубир поставила чашку с блюдцем на стол.

– И кто беседовал с нею о тех событиях?

– Я, – ответил Недертон.

– Пожалуйста, опишите, что она, по ее словам, видела.

– Она взлетела, чтобы заступить на вторую смену…

– Взлетела? Как?

– В квадрокоптере. В качестве квадрокоптера? Она его пилотировала. Увидела, как что-то взбирается по стене здания. Прямоугольное, с четырьмя конечностям. Как оказалось, оно содержало нечто, по описанию похожее на роевое оружие. Женщина на балконе, которую сестра полтера по нашей цифровой фотографии позже опознала как Аэлиту, была убита этим оружием. Затем уничтожена. Съедена, как выразилась сестра полтера. Без остатка.

– Понятно, – заметила Лоубир уже без улыбки.

– Она сказала, он знал.

– Кто?

– Мужчина, который находился рядом с Аэлитой.

– Ваша свидетельница видела какого-то мужчину?

Недертон, уже не зная, чего наговорит, если откроет рот, просто кивнул.

– И где она теперь, эта Флинн Фишер?

– В прошлом, – сказал Недертон.

– В срезе, – поправил Лев.

– Чрезвычайно занятно. Весьма и весьма необычно, чего никак не скажешь про значительную часть расследований. – Лоубир внезапно поднялась с зеленого кресла. – Вы очень мне помогли.

– И все? – удивился Недертон.

– Простите?

– У вас больше нет вопросов?

– У меня их еще очень много, мистер Недертон. Однако я предпочту дождаться, пока не возникнут следующие.

Лев и Тлен тоже поднялись, так что пришлось встать и Недертону. Оссиан, в черном фартуке с узкими белыми полосами, вытянулся в струнку подле темного буфета с зеркальными дверцами.

– Спасибо за гостеприимство и за помощь, мистер Зубов. – Лоубир пожала руку Льву. – И вам спасибо за помощь, мисс Тлен. – Снова рукопожатие. – И вам, мистер Недертон.

Ладонь у нее была мягкая и сухая, нейтральной температуры.

– Не стоит благодарности, – ответил Недертон.

– Если вы захотите связаться с Даэдрой Уэст, мистер Недертон, не звоните ей отсюда или из других домов мистера Зубова, дабы не порождать лишние, совершенно ненужные сложности. Отправьтесь в какое-нибудь другое место.

– Я не собираюсь ей звонить.

– Вот и отлично. Примите мои благодарности, мистер Мерфи. – Она подошла к Оссиану и пожала ему руку. – Вы замечательно преуспели в жизни, учитывая ваши юношеские конфликты с законом.

Оссиан промолчал.

– Я вас провожу, – сказал Лев.

– Не надо, не утруждайтесь, – ответила Лоубир.

– Наши домашние животные ревниво относятся к своей территории, – сказал Лев. – Лучше, если я пойду с вами.

21
{"b":"256085","o":1}