ЛитМир - Электронная Библиотека

Вокруг толпились растерянные, ничего не понимающие грузчики. На Петровича вообще было страшно смотреть – бригадир позеленел и трясся крупной дрожью. Аким взглянула на него, скривился и негромко приказал:

– Всем работать! Чё встали? Цирк окончен. Давай, Петрович, налаживай процесс. Тебя мои дела не касаются…

Петрович с облегчением перевел дух и кинулся распоряжаться:

– Чего встали, мудозвоны? Покойника не видали? Полсостава не разгружено, рано отдыхать взялись! А ну, по местам!

Толпа рассосалась, и вскоре все уже продолжали работу, как будто не было никакого покушения.

Аким хмуро взглянул на меня и спросил:

– Откуда узнала, что будут стрелять?

Я пожала плечами. За мгновение до того, как я прыгнула на Кипчака, я совершенно не собиралась делать ничего подобного. Отсвет прожектора на оптике, и я среагировала, даже не думая ни о чем, а просто действуя, как поступала десятки, сотни раз, так, как меня когда-то учили…

– Прицел бликанул, – пояснила я.

Кипчак хмыкнул и прищурился:

– Ты кто вообще и откуда?

Я молчала. Ну вот совершенно не собираюсь посвящать в мои дела этого человека! Кипчак скорее способен создавать проблемы, чем решать их. К тому же представляю, как моя история звучит, если взглянуть на нее со стороны. Очнулась на помойке, совершенно не помню, кто я и откуда… И вы думаете, такой человек, как этот прибандиченный хозяин складского комплекса, мне поверит?!

– Ладно, – протянула Кипчак с легкой угрозой в голосе. Тут вернулись его люди – те, кто бегал поискать киллера.

– Без шансов, – задыхаясь, доложил старший. – По крышам ушел. Винтарь бросил. Профессионал, так его перетак…

Второй протянул Кипчаку винтовку с оптическим прицелом. Кипчак внимательно смотрел на оружие, чуть было не продырявившее ему башку, но дотронуться даже не пытался. Винтовка была тяжелая, держать ее на вытянутых руках крайне неудобно. Руки бойца медленно опустились. Кипчак мрачно поинтересовался:

– И зачем вы мне это притащили? Я вам чё, сыскарь? Щас будем делать баллистическую экспертизу, прямо здесь?

– Извини, Аким Николаевич, не подумал, – крякнул старший. – Чего делать-то теперь?

– Немедленно верните эту дрыну на место! – сквозь зубы процедил Кипчак. – И ментов вызывайте.

– Чего? – не поверил своим ушам старший.

– Ментов, говорю! – слегка повысил голос Кипчак. – Пускай дело заведут. О покушении на законопослушного, блин, предпринимателя Увекова А. Н. Ладно, я поехал. Некогда мне тут с вами…

Кипчак широким шагом двинулся к машине. Вдруг остановился, обернулся на мгновение и махнул рукой в мою сторону:

– Да, и эту тоже прихватите. Я с ней еще не закончил.

Двое крепких ребят ухватили меня за плечи и повели к джипу. Сопротивляться я не рискнула. Конечно, можно было бы вырубить этих двоих и раствориться во мраке. Склады и пути я изучила так, что могу бегать тут и в полной темноте. Но какой в этом смысл? Ну, пустит Кипчак за мной в погоню с десяток своих бойцов. Ну, обезврежу я их по одному в темных закоулках за ангарами. И что? Наживу себе могущественного врага. О Кипчаке я знаю мало, но того, что знаю, хватит для того, чтобы понять – с ним лучше не ссориться. Кипчак крайне злопамятен. Никого не прощает. Конечно, это вам не браток из девяностых. Кипчак умен и расчетлив и не сделает ничего, не просчитав тщательно все риски и потери. Но за тем, кто нападет на его людей, начнется настоящая охота. А я вовсе не собираюсь изображать загнанного волка, которого со всех сторон обложили красными флажками…

Так что я спокойно позволила усадить себя в машину сопровождения, и джипы рванули с места. Ехали мы долго – очевидно, дом Акима Николаевича располагался где-то за городом. Я покрутила ситуацию в голове и так и эдак и решила, что, вероятнее всего, Кипчак едет к себе домой. А что? У него там наверняка оборудована комната для допросов. Ну что, Охотникова… если ты, конечно, действительно Охотникова. Ты влипла, да? Ну что тебе стоило просто пройти мимо, таща упаковку рыбы? Сейчас Кипчак лежал бы с пулей между глаз, а ты ехала бы прочь в вагоне какого-нибудь товарного поезда, идущего куда-нибудь на Дальний Восток…

Хотя нет. Если бы я исчезла сразу после убийства хозяина складов, на меня тут же пало бы подозрение. Повесили бы всех собак. Так что сбежать не получилось бы. Пришлось бы вернуться в Танькин шалман. А там меня уже поджидала бы полиция: я ни секунды не верила в то, что Танька и Колька сохранят в тайне, кто именно уделал скинхедов…

В общем, куда ни кинь, всюду клинья…

Наконец джипы въехали в раздвижные ворота и остановились перед трехэтажным особняком с башенками – типичный загородный дом богатого провинциального предпринимателя. Я вышла из машины, и меня тут же ухватили за локти. Но все же я успела оглядеться. Единственным необычным объектом был каменный истукан, врытый в землю у дверей. Кажется, это была самая настоящая половецкая каменная баба…

Кипчак прошел в дом, и меня втащили по лестнице вслед за ним. Навстречу Акиму Николаевичу бросилась какая-то женщина. Длинные светлые волосы были распущены по плечам, халат из золотистой парчи и шлепанцы, какие носят обитательницы гарема в сериалах про Восток, довершали наряд.

– Аким! Что случилось?! – ахнула красавица.

– Уйди, – резко бросил ей Кипчак. – Нормально все.

Женщина послушно исчезла за дверью. Кипчак уселся в низкое кресло возле круглого столика, уставленного бутылками дорогого спиртного. Придвинул к себе чистый стакан и плеснул на два пальца бренди. Сделал всего один глоток, недопитый стакан поставил на столик. Да, с самоконтролем у Акима Николаевича все в порядке. И нервишки не шалят.

– Рассказывай, как было дело, – обратился ко мне Кипчак, не глядя на меня.

– Пусть сначала ваши люди меня отпустят, – сказала я. – Если бы я хотела вашей смерти, мне нужно было бы просто подождать.

– Логично. – Кипчак сделал знак тем, кто меня держал. Сильные руки разжались. Парни вышли из комнаты. Мы остались одни. Я придвинула кресло и села, не дожидаясь приглашения. Кипчак едва заметно дернул ртом, но ничего не сказал.

– Рассказывай! – приказал он.

– Да я уже все объяснила! Увидела блик, ну и среагировала…

Кипчак уставился на меня, словно хотел прочесть мои мысли. Я молчала. Хозяин взял стакан и покрутил его в руках.

– Ты вообще кто? – наконец спросил хозяин складов. – Мне Петрович давно доложил, что у него работает непростая баба. Так что я о тебе слышал. Жила ты в шалмане у Таньки, держалась особняком. Не пьешь, не колешься. Ходишь чистая. Да еще бегаешь по утрам… В общем, экзотика!

Кипчак хмыкнул, изучающе глядя на меня. Я молча пожала плечами. Надо же, сколько он обо мне знает! А я-то думала, что хозяин складов и не подозревает о моем существовании…

– А теперь колись, кто тебя заслал! – Кипчак подался вперед. Я обратила внимание, что на правой руке у него не хватает пальцев. Отсутствуют указательный и безымянный. Да, оружие такой рукой точно не удержать…

– Я спортсменка, стрелок. Точнее, биатлонистка, – начала я вдохновенное вранье. – Раньше все было нормально, но недавно у меня начались проблемы. Ну, я и решила уехать, начать жизнь заново. Так попала в ваш город. Вот и вся история.

Еще в машине я продумала, что говорить о себе. Правду – нет, нельзя, ни в коем случае! Значит, следовало выдумать что-то правдоподобное. История про бывшую спортсменку вполне объясняла мои странности. Откуда мое умение разбираться в оружии, почему бегаю по утрам…

– Ладно, – протянул Кипчак. – Верю.

– Слушайте, а что это у вас половецкая баба у дверей стоит? Балбала? – неожиданно даже для себя самой вдруг спросила я.

Аким Николаевич вскинул брови:

– Ты что, разбираешься?

Я уже поняла, что Увеков неспроста гордо носит свою кличку. Похоже, он был из тех, кто выискивает далекого предка среди какого-нибудь древнего народа и старательно им гордится. У некоторых дело заходит очень далеко. Кое-кто даже заводит персональных шаманов. Но Кипчак не похож на такой клинический случай. Однако своими далекими предками гордится.

8
{"b":"256092","o":1}