ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

• Стабилизационная политика может смягчить диапазон цикла деловой активности.

• Приоритет следует отдавать не борьбе с инфляцией, а решению проблем безработицы.

Долг народов

У мира появилась наркотическая зависимость от долга. Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в своем Докладе об экономических перспективах, изданном в 2003 г., сообщила, что страны-члены ОЭСР наращивают государственные долги стремительными темпами, которые невозможно поддерживать длительное время.

В среднем в первом десятилетии XXI в. дефицит бюджетов богатых стран составляет около 4 % их ВВП. Привычка к долгам заразительна, и она коснулась стран, живущих по иным правилам. Еще в 2000 г. бюджеты богатых стран были по большей части сбалансированными. Но огромное увеличение дефицитного финансирования государственных расходов добавило к горе долговых обязательств столь значительную сумму, что к концу 2003 г. общий размер этой груды обязательств почти сравнялся с совокупным продуктом стран ОЭСР, которая является клубом богатых стран. Сокращение государственных доходов в значительной степени обусловлено спадом в мировой экономике (этот спад не затронул Китай), который наступил после того, как лопнули «пузыри» интернет-предприятий, и после ударов, нанесенных террористами 11 сентября 2001 г. Тем не менее правительства богатых стран год за годом продолжают тратить сверх меры. Неспособность правительств сбалансировать бюджеты – безответственное поведение, влекущее долгосрочные экономические последствия. Каждый дополнительный заимствованный доллар (дефицитный доллар) прибавляется к постоянно растущей долговой горе, которую накапливают эти страны.

Даже отличавшиеся прежде благоразумием правительства азиатских стран, включая Японию, также подхватили идею расходования заимствованных средств. Ныне они тоже стремятся в опасную зону темпами, равными, согласно оценкам, 3 % ВВП в год, что представляется существенным ухудшением по сравнению с общей сбалансированностью бюджетов азиатских стран в начале 90‑х годов XX в. И действительно, сбалансированность бюджетов превозносили как одну из добродетелей экономик стран-«тигров» – Гонконга, Сингапура, Южной Кореи и Тайваня.

Но сегодня Япония выступает в роли главного обвиняемого в чрезмерных государственных расходах, которые несопоставимы с расходами других правительств. Бюджетный дефицит центрального правительства Японии и японских органов местного самоуправления в 2004 г. составил около 40 трлн иен, или 8 % ВВП, превысив в относительных показателях (но пока не в абсолютных цифрах) даже дефицит бюджета США. По существу, для того чтобы расплатиться с государственным долгом, всем японцам надо бы прекратить вообще что-либо тратить и бесплатно работать полтора года! Однако нет ни малейших признаков того, что накопление обязательств замедляется. Таких признаков и не будет, пока Богатый мир продолжает практиковать вудуистскую экономику дефицитного финансирования в масштабах, которые не мог вообразить даже Кейнс.

ОЭСР прогнозирует, что к 2008 г. ее члены будут обременены государственными долгами, которые составят 86 % их совокупного ВВП, причем эта оценка не включает другие весьма значительные долговые обязательства. Прежде всего это относится к Европе, где бремя пенсий, которые в будущем придется выплачивать поколению людей, родившихся в 1945–1960 гг., огромно. По мере вступления этой весьма многочисленной демографической когорты в пенсионный возраст (более старшие представители данной группы уже стали пенсионерами) сложившаяся удручающая ситуация еще более усугубится.

Но где, откуда Богатый мир заимствует деньги? Кто финансирует богатые страны? С 1990 по 2000 г. государственный долг стран-членов ОЭСР практически удвоился. Он вырос с 7,18 трлн дол. до 12,86 трлн. Согласно оценкам, к 2005 г. сумма государственного долга этих стран превысит 16 трлн дол. (рис. 2.1). Примерно половина этого долга приходится на долю правительства США. Свыше 80 % заимствований, осуществляемых правительствами ОЭСР, обычно имеют форму ликвидных инструментов, таких как правительственные облигации и казначейские обязательства{20}. Большей частью этих ценных бумаг владеют финансовые учреждения, паевые инвестиционные фонды, пенсионные фонды, а что касается ценных бумаг правительства США – правительства других стран и иностранные организации.

Очнись! Выжить и преуспеть в грядущем экономическом хаосе - i_014.png

Тенденция к стремительному росту государственного долга неоспорима, а уровни заимствований, осуществляемых правительствами богатых стран, почти во всех случаях находятся на рекордной высоте или приближаются к ней. До тех пор пока процентные ставки остаются низкими, рост государственного долга не представляет большой проблемы, поскольку подлежащий уплате процент по этой массе задолженности сравнительно невысок. Впрочем, если процентные ставки повысятся (а они уже стали расти), то бремя выплаты процентов станет более тяжким. При таких условиях правительства, вероятно, начнут вытеснять с финансовых рынков других заемщиков. Правительства при заимствовании всегда опережают коммерческих или частных заемщиков, поскольку они (по крайней мере в большинстве стран) управляют предложением денег и процентными ставками. Это значит, что если правительство выплачивает все более высокие проценты по своим немалым продолжающим расти долгам, то оно попросту заимствует под более высокие проценты. Соответственно другие заемщики начинают испытывать давление: им приходится предлагать еще более высокие процентные ставки, поскольку они считаются более рисковыми заемщиками. Такой сценарий делает грядущую депрессию в основных экономиках мира еще более тяжелой.

Дефляция, инфляция и опасности, которые они представляют…

Почему перспектива снижения цен (т. е. дефляции) является одним из главных поводов для беспокойства глав центральных банков и прочих современных финансистов? И почему эти люди скорее склонны содействовать умеренной инфляции в своих странах, нежели допускать развитие дефляционных тенденций?

Ответ прост: снижение цен – симптом ослабления доверия потребителей, инвесторов и компаний к ведущим промышленно развитым странам, который отражает тенденции к спаду в их экономиках. В самом начале XXI в. эти тенденции проявлялись не очень явно. Создание кредита в США и меркантилистские устремления и поползновения Китая (т. е. признание им того, что торговля важнее получения оплаты за продукцию китайских заводов в виде реальных товаров) привели к заключению вышеупомянутого соглашения с дьяволом. Оно позволило многим экономикам мира продолжить рост – за счет временного увеличения кредита, с вершины которого всем нам предстоит упасть.

Однако мы утверждаем, что базисная «экономика» вскоре вновь подтвердит свою истинность. Несмотря на низкие процентные ставки, кредитный бум, рост цен на товары, инфляция не будет представлять серьезной проблемы.

Инфляция не умерла, и как только мировая экономика переживет дефляцию, она возникнет снова. Но и сегодня, и в обозримом будущем, как бы ни было трудно в это поверить, мы будем сталкиваться с проблемой дефляции, которая вполне может стать символом экономики XXI в.

Краткое рассмотрение важности движения цен в экономике позволит представить наше видение событий в мировой экономике. Простой, но эффективный способ анализа состояния экономической активности – представить ее в виде уравнения:

Деньги × Уверенность = Рост.

Деньги во всех их многообразных формах, т. е. в виде наличности, кредита и т. д., – это смазка, позволяющая экономике функционировать. Деньги – система обмена, развивавшаяся на протяжении многих столетий. Более того, деньги полезны потому, что представляют собой единый стандарт определения стоимости товаров и услуг. Если бы денег не было, нам пришлось бы работать в мире бартера: к примеру, фермеры были бы вынуждены в городах стричься у парикмахеров в обмен на выращенную ими сельскохозяйственную продукцию. Такой бартерный рынок крайне неэффективен, а правительствам было бы трудно с бартерных операций собирать налоги, за счет которых финансируются государственные услуги.

17
{"b":"256097","o":1}