ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А Таналь опять незаметно куда‑то испарился. Как с такой яркой и экзотической внешностью можно быть настолько неприметным? И с невестами он знакомится, не спешит в отличие от остальных остроухих сородичей. Не приглянулась не одна? До сих пор думаю почему нас только восемь, ведь будь нас хотя бы в два раза больше и выбор появляется у всех. Не верю, что никто из имперцев не додумался, значит, это условие отбора.

А почему бы не спросить, у меня здесь как минимум три осведомленных принца в пределах досягаемости. Спросила, правда не о том. Шепотом попросила Дерека представить нас с орком друг другу, а то уже неудобно, в самом деле. Как выяснилось у орков довольно замысловатые традиции по части знакомства, очень плохим тоном считается напрямую спрашивать собеседника как его зовут, а тем более представляться самостоятельно. Допускается если представляет близкий друг или родственник, но если у собеседника нет рядом кого‑то могущего оказать ответную любезность знакомство происходит в одностороннем порядке. При этом совершенно нормальным считается узнать имя своего визави у любого постороннего человека, главное чтобы тот о ком ты спрашиваешь, при этом не присутствовал. Или хотя бы сделал вид, что ничего не заметил.

Я невольно бросила взгляд на орка, по его невозмутимой клыкастой физиономии было совершенно непонятно заметил он наши перешептывания или нет. Ну, я хотя бы знаю теперь что зовут его Рашванвагар. Впрочем, Дерек уточнил, что полными именами орки пользуются довольно редко, так что короткое Раш не будет сочтено оскорблением даже по отношению к принцу. Но если бы я все‑таки додумалась спросить его лично, то в ответ получила лишь прозвище — Гром.

Ничего себе обычаи, однако! Представить сложно, что привело к возникновению такой замысловатой системы, это ведь наверняка довольно неудобно. Тем не менее, орк выглядит вполне довольным жизнью, он‑то наверняка еще вчера узнал все, что ему было интересно обо всех невестах.

Надо сказать, что эти затянувшиеся посиделки в парке оказались не только довольно занимательными, но и полезными. Мы имели шанс узнать многое о мире, в котором теперь предстояло жить. Здесь отличались от привычных даже элементарные правила поведения, а мы как настоящие дикарки не знали ничего. Женихи об этом, разумеется, знали, но лично я понимала, что знать это одна, а неприятное впечатление о себе все равно можно оставить надолго. Глория придерживалась того же мнения, мы это не обсуждали заранее, однако вопросы она задавала примерно того же плана что и я. И слушала не менее внимательно. А отдуваться пришлось Дереку, потому что Раш отличался невозмутимостью гранитной статуи и примерно той же разговорчивостью, а драконид и вовсе большую часть времени витал в облаках. И почему он выбрал именно наше общество? Если бы не редкие комментарии, которые Гашувар все же иногда вставлял, я бы подумала, что ему по большому счету совершенно безразлично есть ли кто рядом или нет, да и что происходит вокруг он не воспринимает.

Мы, конечно же, пытались расспросить и об остальных женихах поподробней. Однако тут даже Дерек стал удивительно неразговорчивым, но кое — какие мелочи узнать все же удалось, насколько они будут полезны, покажет время. Так оба эльфа, что неизменно держаться вместе, оказались закадычными друзьями (а я уж чуть не подумала нехорошее), несмотря на то, что совсем недавно светлые и темные эльфы яростно воевали. Еще отцы принцев готовы были друг другу глотки перегрызть, но сейчас оба государства заключили перемирие и если бы не обстоятельства, то эльфийские правящие династии породнились бы. У темного есть младшая сестра, которая уже была обещана светлому. Мда, эльфам остается только посочувствовать, вместо так необходимого политического союза и невесты своей расы, пусть и недавно враждебного государства, чужие человеческие женщины.

Гном оказался действительно молод, тут мои предположения подтвердились, опять же если бы не обстоятельства, его бы еще лет двадцать жениться никто не заставил. Парень по меркам гномьего народа едва — едва из подросткового возраста вышел.

Про оборотня нам рассказывать отказались, отделавшись парой невнятных фраз и презрительным хмыканьем орка. Но для меня тут и так было все понятно, бабник убежденный.

— А принц Таналь? Мне показалось, его все несколько опасаются? — этот вопрос задала Глория, опередив меня всего на несколько мгновений. Значит и она заметила, а я уже было начала думать, что мне показалось, сомневалась, стоит ли вообще затрагивать этот вопрос.

— Вы правы леди, меня многие боятся, — ну и откуда этот эльф так внезапно появился? Будто ждал в засаде, когда мы о нем заговорим. Взял и вдруг вынырнул из зеленых зарослей, впрочем, для него это было явно не сложно, вокруг нашей уютной полянки с живописно расставленными садовыми столиками растут почти настоящие джунгли. Роту солдат можно спрятать не то, что одного эльфа, тем более лесного, что бы это не значило.

— И почему же вас боятся, ваше высочество? — интересуюсь после короткой неловкой паузы. Знаю что слишком наглая, но он сам начал этот разговор, достаточно было просто не появляться нам на глаза, чтобы не услышать неудобных вопросов.

А мужчины после моего вопроса слегка напряглись, даже Гашувар вышел из своей созерцательной спячки. Они все же считают, что эльф опасен, умом я понимаю, что они наверняка правы, понимаю, но не чувствую.

— Вы уверены леди, что хотите получить ответ на этот вопрос от меня? — с провокационной улыбкой спросил эльф, вольготно устроившись на услужливо высунувшейся из зарослей ветке.

— Чувствую подвох. Вы хотите, чтобы я засомневалась и отступила ваше высочество? Почему?

Раш этак невзначай подвинулся ближе, сев ко мне почти вплотную. Эльф с великолепной небрежностью сделал вид, что этих маневров не заметил. Возлежал на своей ветке, словно это самое великолепное ложе, весь такой нереально красивый и обманчиво хрупкий. Только глаза по — прежнему прятал под длинными ресницами.

— Вероятно, потому что мне не хочется чтобы такая милая и храбрая леди тоже начала меня боятся, — Таналь наконец соизволил ответить на мой вопрос, я уж решила, промолчит. Слишком долго он думал.

Нет, я сейчас еще больше обнаглею. Будем надеяться, это не будет стоить мне слишком дорого.

— По — моему вы кокетничаете, ваше высочество, пока что я не увидела в вас ничего ужасающего. Так развейте же мои сомнения.

— Как пожелаете леди, — и он просто поймал мой взгляд.

Нет, я не испугалась и вовсе не потому что такая храбрая, просто довольно трудно пугаться когда тебя тошнит так что на волю просится даже вчерашний ужин. Я боролась со своим бунтующим желудком, пока Таналь вновь не спрятал взгляд. И только спустя несколько мгновений мозг смог осознать, что же я увидела.

Признаться, это действительно было жутковато. Сначала показалось, что у эльфа очень глубокий темный взгляд, потом в мозг врывается психоделическая вспышка света и цвета ввергая разум в настоящий коллапс. А затем ты словно бесконечно падаешь в бездну, ощерившуюся со всех сторон острыми шипами, и все это сопровождается хаотичными вспышками света и цвета.

Это просто невозможно, как чьи‑то глаза могут творить такое?! Это какое‑то воздействие на мозг, гипноз или эта их пресловутая магия? Ну, теперь, по крайней мере, понятно, почему эльфа все опасаются, если он одним только взглядом способен так садистски вывести любого разумного из строя. А, скорее всего и не только это.

— А практическая польза от этого есть, кроме дезориентации и сопутствующих эффектов? — этот глупый вопрос вырвался раньше, чем я успела прикусить язык. Ну, кто в своем уме задает подобные вопросы малознакомым существам? А вдруг опять… продемонстрирует? Фатально.

Таналь к счастью лишь усмехнулся и ничего не ответил. Но для себя я решила, что эти его фантастические глазки явно могут и что‑то еще. Не могу поверить, что эльфа боятся только за то, что он устраивает экстремальный аттракцион всем чей взгляд поймает. Тот же Дерек, некромант, между прочим, не может всерьез опасаться того, что даже меня не слишком напугало.

15
{"b":"256104","o":1}