ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я вздохнула и наконец, перевернулась, чтобы посмотреть на мужа, не слишком удобно разговаривать с подушкой. Злится и обижаться я и в самом деле перестала, во всяком случае, что касается ситуации с княжной. Но и своей вины за то что высказалась по — прежнему не чувствую, во всем остальном‑то я права.

— А сам? — интересуюсь, разглядывая его спокойное лицо. А что это на скуле такое?

— Да тоже уже успокоился.

— Что напился и подрался?

Раш неопределенно передернул плечами. Что, угадала? А это тогда получается фингал? Впрочем как бы нервы не успокаивал, главное не за мой счет.

— Ну, давай поговорим.

Сидим, молчим. Мало согласится, надо ж еще знать, что сказать. Извинятся первым, никто из нас не собирался, оба считали себя правыми. Да и просто гордость не позволяет, а отношения налаживать как‑то надо. И получается нужно это больше мне, чем ему, а уступать‑то, как не хочется. И что, теперь так и будем ждать кто первый не сдаться? Да ну ладно!

— Ладно, признаю, у тебя был повод…

— Мне не следовало так резко…

Оба замолчали, уставившись друг на друга. Не выдержав, я засмеялась первой.

— В жизни не слышала столь уныло звучащих извинений, сразу видно полное отсутствие практики у обоих. Забыли?

Раш легко согласился. Да и меня это устраивало полностью. Жутко не хотелось этих взаимных извинений, которые наверняка переросли бы в выяснение, кто больше виноват. Характер у обоих такой, что стоит только за мелочь зацепится опять разругаемся, и без того пришлось наступить на горло собственной гордости чтобы попытаться помирится и то уверена, Раш так еж «же» как и я вины за собой не чувствует. А так… забыли и забыли.

Опять сидим, молчим, только теперь почти уютно. Ссоры удалось избежать и сердиться друг на друга прямо сейчас вроде и не за что, утомительный и полный нервов день закончился, можно немного расслабиться. Раш потихоньку подобрался ближе, зарывшись носом мои волосы и поняв, что я не сопротивляюсь еще и за талию обнял. Посмотрим, что будет дальше.

— Я знаю, ты все еще злишься, что тебя загнали в безвыходную ситуацию. Но я доволен, что выбрал именно тебя, — низкий голос уже не в первый раз заставляет гулять по моему телу колонию мурашек и вставать волосы дыбом. — Я уверен, ты единственная, кто сможет прижиться среди орков. Такая же сильная и независимая, как наши женщины.

— А еще умная и красивая, — отвечаю нахально.

— И красивая, — соглашается Раш, мимолетно целуя в скулу. — Всегда питал слабость к золотоволосым женщинам.

О, да меня соблазняют! Ну не то чтобы я очень против, его голос будоражит, пробуждая во мне почему‑то не столько желание сколько привычный авантюризм.

Раш не дождавшись от меня возмущений или попыток сопротивления осмелел. Мягкий невесомый поцелуй скользнул по шее, а ладонь скользнула по бедру, останавливаясь у самой кромки короткой ночнушки, словно спрашивая разрешения.

— А если я сейчас скажу «нет»? — интересуюсь каверзно.

— Я подожду.

— В самом деле?

— Подожду. Недолго, — пообещал Раш. И отпустил. Я даже слегка разочаровалась.

— Недолго, это пару часов?

— У меня сильная воля, — очень серьезно сообщил он. — Возьму себя в руки и дотерплю до завтра.

Мы дружно рассмеялись.

Потом перебрались в гостиную, словно молчаливо решив выбрать нейтральную территорию. Раш разжег камин и достал легкое эльфийское вино. Пилось оно легко и приятно, не било в голову, но вызывало небольшую расслабленность и довольство жизнью. То, что надо после такого непростого дня я считаю, надо взять на заметку, что эльфы в этом мире умеют делать отличные вина.

Определенно в этом есть своя прелесть, горящий камин, спокойный разговор ни о чем. И можно хотя бы этим вечером расслабиться и не думать ни о каких проблемах. И компания вполне подходящая, Раш расслабленный и довольный, утратил свою обычную неразговорчивость и травит байки, то и дело заставляя меня смеяться.

В процессе разговора в мои загребущие ручки попала его коса. Несмотря на легкое сопротивление и попытки отобрать сокровище, расплела и запустила руки в жесткие чуть вьющиеся волосы. Спустя какое‑то время внезапно обнаружила тяжелую голову у себя на коленях и выражение полного блаженства на физиономии.

Долго рассматривала резкое даже сейчас, какое‑то диковатое лицо, а потом меня одолел совершенно хулиганский порыв, наклонилась и поцеловала. Раш тут же с удовольствием ответил.

Через минуту мы уже увлеченно целовались, забыв обо всем на свете. А меня уже несло, как бывало не раз когда очередная идея стукнув в голову, толкала на новую рисковую авантюру. Хочу любви, вот прямо сейчас, немедленно. А еще узнать, чем орки в этом плане отличаются от человеческих мужчин. Интересно, он везде зеленый?

— Ты уверена? — Раш почти испуганно остановил мои загребущие ручки у своей ширинки.

— Что за глупые вопросы? — интересуюсь сердито, с головой захваченная исследовательским азартом.

— Беспокоюсь, как бы ты с утра не решила, что я тебя коварно напоил и соблазнил.

— Что за чушь?! Я тебя сейчас обездвижу и изнасилую с особым цинизмом. Я тут может, наконец, морально созрела супружеский долг…

Дальше Раш слушать не стал, надо сказать мои угрозы подействовали весьма вдохновляющее, так что к делу он приступил со всем старанием и сноровкой. Пощупать и посмотреть все что хотелось, удалось мне далеко не сразу. Но я не жалуюсь.

И да, орки везде зеленые!

9

Диана давно уснула, а Раш лежал рядом, задумчиво пропуская сквозь пальцы золотистые локоны. Именно они привлекли его внимание при первом знакомстве, возможно, потому что все остальные женщины постарались убрать свои волосы в замысловатые прически, и только одна рассыпала их по плечам в своем маленьком протесте. Впрочем, о протесте он тогда не знал, а взгляд сам прикипел.

Она походила на диковинную нездешнюю птичку. Вообще‑то все имперки были такими птичками, диковинными и чужими, но только Диана, чуть более дерзкая и независимая чем остальные, не шарахающаяся от большого страшного орка и не стесняющаяся задавать вопросы напоминала ему привычных орчанок.

Раш прекрасно знал, что у других народов женщины, как правило, слабы и очень зависимы от мужчин. Он даже признавал, что в этом есть своя прелесть, но выживет ли такая среди воинственных и сильных орков? Будущая княгиня просто не может быть слабой, среди его соотечественников даже женщины ценят силу.

Раш сознавал, что выбирать придется не столько из собственных вкусов, сколько из государственных интересов. Его это совсем не радовало, однако, по здравым размышлениям, хотя бы такой ограниченный выбор лучше, чем едва не состоявшаяся помолвка с княжной соседей. Огонь — девка, но единственный поздний ребенок. Престарелый князь избаловал дочь до крайности, с детства не знавшая ни в чем отказа Ашамель вызывала у Раша раздражение пополам с брезгливостью, так что если задуматься, пророчество Оракула ему только на пользу, почетная миссия опять же.

Надо сказать в силу некоторых семейных традиций к браку Раш относился весьма серьезно. Мало кто об этом задумывался, но уже несколько поколений князья и наследники зеленых орков не разводились. Со стороны это всегда выглядело как череда неизменно счастливых браков, так оно и на самом деле было. Однако ходило в семье давнее придание то ли о проклятии то ли о благословении от верховной жрицы самой Дар Лилиарин одному из предков, о том что пока члены княжеской семьи не разводятся с единожды выбранными супругами, брак их будет счастливым, а правление крепким. В обратном же случае княжеский престол займут более достойные.

Раш не знал в самом ли деле с его далеким предком приключилось нечто подобное, материальных свидетельств не существовало, да и легенда была очень уж расплывчатой и как‑то подтвердить существовала ли вообще та жрица в реальности или нет — за давностью лет невозможно. Тем не менее, подобное благословение — проклятие было вполне в духе богини и ее последователей. Им поперек горла орочья вольница с браком, более вольные нравы только у детей драконов, те вообще в пары сходятся только чтобы потомство завести, да воспитывают его вместе первые пять лет, точно как их крылатые создатели.

27
{"b":"256104","o":1}