ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чувствую еще чуть — чуть и я начну подозревать всех и во всем. Паранойя это плохо. Но говорят для здоровья полезно.

Не хочу на себе проверять.

Его величество на нас обратил внимание ровно столько, чтобы обернуться и бросить короткий пронзительный взгляд. Он слушал отчет целителей. Мы постарались вести себя тише чтобы не привлекать лишнего внимания и тоже прислушались. Обеим было интересно, Глория о состоянии мужа вообще ничего не знала, да и мне хотелось бы узнать компетентное мнение. А то вдруг мои эксперименты с универсальным антидотом имеют какие‑нибудь побочные действия. Неприятно бы вышло.

Конечно, часть отчета мы пропустили, но и из услышанного можно понять что по мнению медиков прогнозы оптимистичные. Его высочеству удалось почти полностью локализовать яд, не позволяя ему всосаться в стенки желудка и попасть в кровь. Чтобы помочь в этом процессе ему регулярно дают специальный препарат обволакивающий желудок тонкой пленкой. Конечно, утечка постепенно происходит, несмотря на все усилия, но маленькими, в целом не критичными для здоровья порциями. А то что попало в кровь в самом начале, до того как было диагностировано отравление, его высочество чудесным образом смог вывести из организма («это явно антидот, — мелькнула мысль»). Не поделится ли его высочество методикой? Это может стать новым словом в лечении сложных отравлений! Оба целителя просто светились радостью и облегчением. Их можно было понять, Адриан III суровый правитель. Наверняка все те кто занимался лечением Дерека уже мысленно готовились отправиться на тот счет, вслед за венценосным пациентом, в случае если его не удаться спасти. А тут, надо же какая удача, ясно видимые улучшения. Ко всему прочему мэтр Вильн уже приступил к изготовлению противоядия и к утру твердо обещал закончить.

— Что ж, замечательно, — скупо одобрил король. — Заканчивайте все процедуры и свободны.

Целители поспешно засуетились, забормотали что‑то непонятное, сопровождая бурной жестикуляцией, явно колдовали. Потом споили Дереку еще порцию лекарства и с облегчением ретировались. Я бы с большим удовольствием последовала их примеру, заодно прихватив с собой Раша, вместо этого пришлось всего лишь чинно встать рядом с мужем и молча ждать, что будет дальше.

— А теперь дамы и господа я желаю знать, что здесь происходит! — король обвел нас всех суровым взглядом.

Ответом ему послужило молчание. Я решила скромно постоять в сторонке, образно говоря, и дать возможность мужчинам отдуваться. А еще старалась не спускать глаз с капитана Вирита. Он вел себя подозрительно тихо и незаметно, стоя за левым плечом короля, занявшего, между прочим, мое кресло. Ну, то есть, то кресло что подвигал для меня Раш. Не важно. Капитан вызывал у меня подозрение, и я не собиралась спускать с него глаз. Мужчины почему‑то тоже не горели желанием начинать просвещать его величество немедленно, дружно устремив взгляды на меня. Даже Дерек глаза открыл. Да они издеваются что ли?! Почему сразу я?

От короля эти красноречивые взгляды не укрылись. Он внимательно посмотрел на сына, затем на Раша и наконец, повернулся ко мне.

— Я вас внимательно слушаю леди Диана, — требовательно. Его величество откинулся на спинку кресла, сложил руки на подлокотники ладонями вниз, всем своим видом показывая что с места не сдвинется пока не получит все ответы.

Вирит за его плечом играл желваками, но молчал.

Мне было жутко под требовательным и холодным взглядом короля, но…

— Простите ваше величество, но в присутствии капитана никто из нас не скажет ни слова, — раз все храбро молчат, то решения буду принимать я. И пусть потом никто не жалуется! — При всем моем уважении…

— Вот как? — недобро произнес король.

Ох что сейчас будет!

Раш выразительно обнял меня за плечи, нависая этакой защищающей горой.

Перечить сердитому королю конечно занятие рискованное, но будем надеяться что в отличии от своего капитана дворцовой стражи он все еще помнит о нашем с мужем статусе. Голову отрубить надеюсь, не прикажет. А если сейчас не договоримся, то отношения с некромантами мы и так испортим всерьез и надолго. Как минимум пока Дерек не займет трон.

Не дипломат я, совершенно.

Возникшее, было, напряжение разрядил Дерек, прежде чем король успел что‑то еще сказать на мое провокационное заявление.

— Диана, нет необходимости выгонять капитана. Отец, у нас есть основание не доверять капитану Вириту. Он как минимум в служебном рвении превысил свои полномочия и оскорбил моих гостей.

Про максимум Дерек дипломатично промолчал, но дураков тут нет.

Я кстати и сама уже сообразила, что Вирита выгонять не стоит, мало ли что он успеет натворить без присмотра. Сбежит или сообщника своего предупредит. Но и говорить что‑то при нем мне категорически не хотелось. Интуиция просто вопила, что самое разумное его по голове стукнуть и связать для надежности. Или это просто личная неприязнь?

Жаль, но ничего такого мне сделать не позволят.

— Ваше величество, осмелюсь заметить, я всего лишь выполнял свои обязанности, — Вирит просто не мог не отреагировать, когда его так откровенно топят. — А вот леди Диана всячески мне в этом препятствовала.

— А по — моему вы пытались развязать войну, — я тоже не смолчала, хотя затевать склоку при короле… ну я никогда не умела вовремя останавливаться, особенно если мне так на нервы давят. — Никак иначе ваши необоснованные оскорбления и обвинения я объяснить не могу. И чем же, скажите на милость, я вам помешала капитан? Не позволила покопаться в своем белье? Хватит с вас и просмотра! — ну да, я мастер преувеличений, особенно когда меня пытаются загнать в угол, сейчас ославлю капитана извращенцем, в жизни не отмоется. Сам нарвался! — Или это у дворцовой стражи хобби такое? Люди ваши в замочные скважины подглядывают за женатыми гостями, а вы в белье копаться любите?

— Да как вы!.. — мужик от гнева аж побагровел весь, на висках выступили толстые синие вены. Как бы его удар не хватил. Не то чтобы мне его жалко, но капитан нам еще для допроса понадобится.

Развить назревающий скандал нам помешала Глория, внезапно задав вопрос королю. До сих пор она скромно молчала, стараясь привлекать как можно меньше внимания, и о ней е то чтобы забыли, но почти не замечали. Я, честно говоря, вообще не ожидала, что подруга решится подать голос. Но сейчас подруга выглядела решительно и даже отчаянно. Надеюсь, она не задумала ничего опасного, это я способна на импровизации и самоубийственные эскапады, Глория обычно думает что делает, а не рискует не глядя.

— Ваше величество, прежде чем вы продолжите этот разговор, я хотела бы раз и навсегда прояснить один вопрос и больше к нему не возвращаться. В силу некоторых… обстоятельств моего прошлого, есть резоны подозревать в попытке отравить мужа, даже в отсутствии прямых доказательств. Поэтому хочу дать нерушимую клятву, что никогда не хотела смерти мужа, не пыталась его убить и не собираюсь этого делать впредь! Я знаю, что существует такой артефакт, который позволяет закрепить клятву для тех, кто не обладает магией.

Ну, подруга это сильно! Трудно не понять что это настоящий жест отчаяния и, по — моему, для такого нужна настоящая храбрость. Я бы так не смогла.

— Глория, ты понимаешь, чем тебе грозит вольное или невольное нарушение такой клятвы? — Дерек подался вперед, почти вставая из своего кресла, хотя ему было все еще трудно двигаться.

— Понимаю! — подруга гордо подняла голову, в глазах ее светилась непреклонная решимость. — Но лучше так, чем сидеть запертой в своей комнате, словно пленница и даже не знать что происходит. Что с тобой и жив ли ты еще. А может, с утра меня казнят, за то чего я не совершала. Я хочу, чтобы ты мне доверял Дерек, и если для этого нужна клятва, пусть будет клятва.

— Я тебе доверяю.

Не знаю, правду Дерек сказал или нет, но прозвучало весьма убедительно. И самое то, что сейчас было нужно. Однако Глории было явно недостаточно.

— Спасибо. Однако его величество явно не доверяет. Я не хочу, чтобы этот вопрос поднимался когда‑нибудь впредь. И не хочу переживать все это… снова.

46
{"b":"256104","o":1}