ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Старый орк на мои слова никак не отреагировал. Позже я узнала что он великолепно умеет игнорировать что что слышать не желает, зато с удовольствием еще не раз пройдется едкими комментариями по моей персоне. Но надо признать что несмотря на скверный характер и непрерывное ворчание о моей бестолковости, мастер Шатгар (я догадалась шепотом спросит у Шанай его имя) оказался отличным учителем. Он объяснял все подробно не забывая останавливаться для элементарных для любого орка вещах и терпеливо отвечал на любые самые бестолковые вопросы. Это было идеально для меня.

Почувствовала себя опять школьницей.

К счастью предметов для изучения было не много. Для уроков ножевого боя княгиня выделила для меня одну из своих… ну назовем их фрейлинами. На самом деле эти дамы были то ли подругами, то ли командой секретарей и помощниц. А может и что‑то еще.

Сыгранная команда, это становится заметно, стоит чуть понаблюдать за этими женщинами. Я пока еще не слишком во всем этом разобралась, хотя на вопросы мне отвечают вполне охотно, но закрадывается подозрение, что финансовое благополучие орков (которое дается им совсем нелегко, не так уж много ресурсов в степи, особенно такой опасной) держится на княгине и ее команде.

И помимо всего прочего любая из этих женщин была хорошим бойцом. Их положение вовсе не защищало от вызовов на поединок, скорее наоборот. Невзирая на строгие правила, которые регламентировали, кому и по какому поводу может быть брошен вызов, лазейка и этот самый повод время от времени находились. Многие хотели оказаться на их месте, княгиня, конечно, была женщиной умной и понимала, что деловая хватка исполнительность и работоспособность не те качество, которые определяются победами в поединках, так что слишком резвых претенденток на место побежденных все равно брала редко. Но сами поединки, а иногда и ранения работе тоже мешали, потому орочьим дамам поначалу приходилось чуть не кулаками доказывать, что они занимают свое место по праву. В общем, без преувеличений, они многому могли меня научить.

И гоняли меня ежедневно, не менее чем по три часа. Всерьез гоняли, иной раз я без помощи Шанай просто не в состоянии было доползти до своих покоев. Ну и доставалось мне временами ох как неслабо. Не знаю, как я не бросила все это безобразие, наверное, лишь могучим усилием воли и из чистого упрямства. Раш по вечерам обнаружив на мне очередной красочный синяк или порез, только мученически вздыхал и намазывал какой‑то местной мазью, от которой на утро все следы моих мучений волшебным образом исчезали. Мне было приятно ощущать его заботу, и немного умиляла реакция на мои синяки.

— Тренируй сам, раз тебе так не нравится, — предложила как‑то, когда Раш недовольно ворча, замазывал здоровенный ушиб на попе.

— Не получится, — с сожалением ответил муж, бережно продолжая втирать мазь в пострадавшее место, хотя она уже минут пять как полностью впиталась. — Жалеть тебя буду. Какая это учеба?

Я уныло вздохнула, но вынуждена была согласиться. Раш признавал мое право на самостоятельность и не раз видел, что я способна себя защитить при случае, но все равно считал меня хрупкой и уязвимой. Гонять меня, так как это делала помощница княгини, у него бы просто рука не поднялась. Да еще не стоит забывать, что он намного сильней любой из женщин — орчанок, а уж настолько сильней меня тут даже и определить сложно. Он просто боялся бы зашибить меня случайно.

Время внезапно сорвалось в стремительный бег, учеба занимала все мое время и одинаковые, как горошины в одном стручке, дни проскакивали мимо меня сливающейся чередой. А ведь еще недавно каждый день вмещал в себя столько событий, что казалось время растягивается как резиновое или вовсе стоит на месте.

У меня даже поначалу не было сил каждый день связываться с Глорией. Подруга не обижалась, понимая как мне не просто, впрочем у нее ситуация не слишком отличалась от моей, разве что без физических нагрузок. А у меня даже любопытство по поводу расследования изрядно поутихло. Голова была забита своими проблемами, а чаще всего пуста от усталости. Давно не приходилось так выкладываться. Я девушка спортивная, при моих не совсем законных занятиях форму поддерживать было необходимо, но ежедневная многочасовая нагрузка не то же самое. Я бы скорее назвала это издевательством. Тем не менее, постепенно втянулась, тело перестало каждое утро реагировать болью на вчерашние мучения, а разум начал скучать от однообразия учебы.

Я всерьез задумалась, куда бы приложить появившиеся излишки сил. Не только занимаясь, но и общаясь с княгиней и ее дамами, я волей — неволей узнавала, чем они занимаются.

Степь никогда не была богата. Конечно здесь есть полезные ископаемые и редкие травы для магических зелий и лекарств, есть звери чьи шкуры ценятся, вроде того монстра что напал на нас с Рашем. Но еще недавно орки собирали травы и охотились только для себя, не добывали никаких полезных ископаемых, им даже в голову такое не приходило, а многое нужное добывали набегами на соседей. Мелкие кочевые племена до сих пор промышляют этим иногда, хотя князь и старается сдерживать их. Нынешний князь, как и его отец были достаточно умны чтобы понимать, невозможно навсегда оставаться опасными дикарями если ты не хочешь вечно плестись в хвосте более развитых государств, в конце концов, даже орочью орду можно истребить если она бегает в звериных шкурах и с примитивным оружием. Что‑то нужно было менять. И оркам пришлось изыскивать ресурсы для торговли с соседями, а главным образом с Империей.

Вот как раз это было то, чем занимались княгиня и ее команда. Мужчины, они больше практики, им указать, что и где добыть или на кого охотится, они пойдут и сделают даже с риском для жизни. А вот женщины как раз и решали что где и сколько, а так же по какой цене. Успешно решали надо признать.

И мне жутко хотелось поучаствовать в этом процессе. Я устала чувствовать себя этаким несмышленышем, которому еще учится и учится, прежде чем начнет приносить пользу. Нет, меня никто в этом не упрекал даже намеком, но я все равно чувствовала этакое снисходительное отношение. Может мне конечно и кажется, но уже тот факт, что никто не ждет от меня ничего полезного, раздражает. Есть, конечно, еще идея с порталом, но, во — первых еще не факт что ее удастся реализовать, а во — вторых, даже если и удастся, когда это еще будет. Я пока даже и письмо графу Миринду не отправила, а после него надо еще и прошение императору.

В общем, мне хотелось сделать что‑то здесь и сейчас. Вот только что?

Первое что пришло в голову мелькнувшая как‑то мысль об эфирных маслах. Тот самый цветок, с волшебным запахом растущий в степи в огромных количествах. Технология получения эфирных масел достаточно проста чтобы без проблем и особых затрат наладить ее здесь за один день. Конечно, какая‑нибудь парфюмерная компания могла бы распорядится этим сырьем куда как эффективней, но тогда и прибыль получила бы она же. Нет, нам тут не эффективность нужна, на другое ставку сделаем. В Империи и раньше весьма ценились натуральные продукты, но последние несколько десятилетий это словосочетание стало само по себе этаким брендом. Природных ресурсов на всех не хватает, даже если брать во внимание только аристократов и самых богатых людей империи могущих позволить себе такую роскошь, их слишком много, они как саранча могут уничтожить даже планеты — заповедники. Хотя я все‑таки подозреваю, что дефицит самую чуточку искусственный. Сейчас в империи натуральные продукты это уже не роскошь, не атрибут успех, это уже почти культ. А тут… я просто вижу рекламу, натуральные эфирные масла, косметика на основе натуральных эфирных масел. Да с руками оторвут!

С этим проектом я и пошла к княгине. Надо сказать, она удивилась, продавать кое — какую косметику в Империю они уже догадались. Но о таком никто и не подумал, растет себе под ногами не слишком‑то и красивый цветочек, ну да пахнет хорошо, но в остальном никакой от него особой пользы, разве что замечено, поднимает немного настроение да действует как легкий афродизиак на некоторых женщин. Не то чтобы орчанки вообще нуждались в подобной стимуляции, степная трава привычная и никому в общем не интересная. А тут они оказывается, не заметили источник дохода буквально под носом.

52
{"b":"256104","o":1}