ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оторвавшись друг от друга, мы ошарашенно переглянулись.

— Ариль! — дружно узнали голос.

Раш схватил оружие и выскочил на улицу, как был, босой, в одних штанах и взлохмаченной шевелюрой. Я замешкалась, ища что бы на себя накинуть, Рашу моя веселая розовая футболка с золотистыми черепами нравится, но светить ей перед остальными совсем не хочется. В результате выбравшись из шатра, я увидела только удаляющуюся широкую спину мужа укрытую как плащом длинными черными волосами, красиво отсвечивающими алым в свете догорающего костра. На миг залюбовалась, остро пожалев, что моя боевая телохранительница так не вовремя вздумала с кем‑то воевать. Опомнившись, бросилась догонять. Не из любопытства или желания оказаться в центре событий, а в первую очередь, потому что считала, что там где Раш, мои телохранители и куда стремится большая часть нашей охраны явно безопасней чем одной в пустом шатре. Что бы там не случилось.

Разбуженный лагерь расцвечивался огнями и громкими голосами.

Ариль обнаружилась на краю лагеря сидящей на корточках над трупом точно такой же зверюги что как‑то напала на нас с Рашем. Я поморщилась и отвернулась. Даже в полумраке на белой шкуре были видны частые брызги крови, а половины черепа у покойного хищника как небывало. Зато по сухой степной траве разбросаны подозрительные ошметки.

— Очень устойчивый к магии зверь, — равнодушно заметила Ариль, с иронией оглядев взъерошенного Раша и собственного мужа отставшего буквально на секунды. — Пришлось лупить, чем помощней. Хорошо, что я его почуяла, прежде чем он пробрался в лагерь. Найдется кому снять шкурку и очистить кровь? Хочу себе шубку.

Раш страдальчески закатил глаза, молча развернулся, подхватив меня одной рукой, и понес обратно к нашему шатру. Я, уткнувшись лицом в его плечо, вздрагивала от беззвучного смеха. Ариль неподражаема!

16

Я с интересом выглядывала в щелку приоткрытого полога кибитки, прислушиваясь к происходящему. Мы встретили кочевое племя красных, и никто этой встрече рад не был. Нет, никто агрессии не проявлял, но их отчетливая недоброжелательность и наша настороженность ощущались почти физически. Казалось бы, степь большая, разъехались и забыли, раз уж видеть друг друга сил нет, но и драться желания тоже не возникает. Хотя орки, которые совсем не хотят подраться это нонсенс, при других обстоятельствах уже наверняка сцепились бы. Но сейчас… ночь надвигается, а она в степи гораздо опасней, чем день, у красных дети и женщины, у нас тоже, хоть и без детей. Потому же и не разъехались в разные стороны, с наступлением темноты никто с места не двинется. В то же время не хотелось останавливаться в пределах видимости недружелюбно настроенных соседей. Мало ли что правила безопасности оплаченные кровью и жизнью сородичей без крайней необходимости стараются не нарушать. Всегда найдутся отчаянные сорвиголовы, которым море по колено.

В конце концов, было все же решено отъехать чуть в сторону. И удвоить охрану на ночь, хотя именно ночью никто неприятностей особенно не ожидал. Во — первых, только самоубийца в это время выйдет из безопасного лагеря, а во — вторых нельзя сказать, что орки патологически честные, но если дело касается драки, а не добычи, они становятся довольно прямолинейными.

— Никогда раньше не имела дел с красными орками, — заметила Ариль, ужиная вечером у женского костра. — Какие‑то они недружелюбные. Мы им на любимую мозоль наступили, или они вообще такие?

— Мы с Рашем точно наступили, — вспоминаю наш с Ашамель поединок и последующее выступление мужа. — Да еще и потоптались с особым цинизмом.

— Красные чувствуют себя оскорбленными после вашей свадьбы, — подтвердила княгиня, чуть улыбнувшись. — Но мы и без того не слишком любим друг друга.

— А что там со свадьбой? — живо заинтересовалась Ариль.

Выслушав рассказ о нашей свадьбе, моя боевая телохранительница лишь фыркнула: вот так и начинаются войны, из‑за глупых соплячек.

Меня же гораздо больше заинтересовало, почему красные и зеленые орки не ладят. Понятно, что с соседом поводов для ссор всегда найдется больше чем с чужаком, но меня заинтересовали конкретные причины.

— Красные считают нас мягкотелыми как люди, мы забыли заветы предков, живем в городе, в безопасности, торгуем с людьми вместо того чтобы ходить в набеги и брать все что нужно силой, — княгиня досадливо дернула плечом. — Красные в большинстве своем не хотят меняться.

Разговор плавно перетек на пользу и вред прогресса. Орки как раз находились на перепутье, когда жизнь вынуждает принимать новое, но необходимо и не потерять свою культуру и свои традиции. Вероятно, если бы в этот мир не пришли имперцы, орки гораздо медленней меняли свой уклад. Торговля позволяет им развиваться быстрей, но не все хотят меняться. Обсуждение затянулось, очень уж интересно вышло, учитывая, что в нашей компании собрались представители разных культур, да даже среди орчанок по некоторым вопросам мнения не совпадали. А уж нам с Ариль тоже было, что сказать по этому поводу.

Раш уже недовольно сигналил, что я засиделась пора бы уже в постельку, к нему под бок. Последнее время мы засыпаем только вместе, и он категорически не желает отказываться от этого. Впрочем, я и сама уже привыкла, когда рядом дышит такое большое мощное тело, становится гораздо спокойней.

…проснулась среди ночи с бешено колотящимся сердцем, несколько мгновений заторможено пыталась понять что меня разбудило? Рядом сонно ругался Раш.

Длинный душераздирающий визг похожий на сломанную пилу заставил нас обоих нервно вскочить. Откуда‑то издалека вдруг донеслись чьи‑то полные боли крики.

Что происходит?!

Раш нецензурно ругнулся, зашарив вокруг в поисках оружия.

— Что?..

— Некогда! — оборвал он, поспешно натягивая кожаный доспех прямо поверх рубашки. Спохватившись, я закопошилась торопясь найти хоть какую‑то одежду. Так Раш меня и вытащил из шатра, с комком одежды, прижатым к груди и торчащим из него подаренным арбалетом.

Визг сломанной пилы повторился вновь, гораздо громче, а затем ему эхом вторил второй и третий доносясь сразу с нескольких сторон, волосы на руках поднялись дыбом, сердце бешено забилось, норовя пробить грудную клетку.

Болтаясь на плече Раша вниз головой, я не могла толком ничего понять, но полыхающая на полнеба зарница со стороны лагеря красных и доносящиеся оттуда же крики — пугали. Наш лагерь походил на растревоженный улей, громыхающие оружием орки носились вокруг, скрипели передвигаемые телеги, рычали сгоняемые в кучу сансы, падали на землю лишившиеся опор шатры.

Происходило что‑то жуткое.

Раш рывком остановился, и в следующий миг я кубарем покатилась внутрь знакомой кибитки. Не успела возмутиться, как следом точно так же закатилась Ариль, такая же взъерошенная и неодетая как я. Ее экспрессивное высказывание по поводу грубиянов не умеющих обращаться с женщиной заставило ненадолго чуть отступить тревожное напряжение.

— Сидите здесь, никуда не высовывайтесь, оружие держите наготове, — в кибитку на миг сунулась голова Раша и тут же исчезла. Я успела заметить у входа Керна, еще одного моего телохранителя — орка и множество ярящийся и скалящих клыки сансов которых старались удерживать другие орки.

Я вздохнула и осмотрелась, в кибитке обнаружились и все остальные женщины. Одна из них, в полумраке мне было плохо видно, но кажется Лашти, помогала княгине одеться. Сделать это в такой тесноте нормально было затруднительно.

— Что происходит?

— В степи случился пожар и выгнал стаю эршей на лагерь красных, — ответила мне княгиня, закончив со своим туалетом.

Я поскрипела мозгами, мучительно вспоминая, что мне рассказывал Раш. Эрши это вроде бы хищники размером с собаку охотящиеся огромными стаями и способные сожрать в степи кого угодно, кроме сансов, которые их сами едят. Впрочем, последние едят вообще все, включая и пищевые отходы с княжеской кухни.

У меня повторно волосы зашевелились на голове. Пожар в степи это же!..

58
{"b":"256104","o":1}