ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В целом это было очень познавательно.

Не менее познавательно было случайно наткнуться на Таналя который, как мне показалось, занимался тем же самым что и мы. Впрочем, это возможно был просто какой‑то спор. Я, тем не менее, предположила, что любой спор здесь и сейчас мог касаться именно торговли. Спорящий с кем‑то эльф это зрелище!.. Хрупкое невысокое создание чудной красоты, тихий спокойный голос, вечно опущенные глаза, если не знать, что он этими самыми глазами может с человеком сделать, ну просто образец небывалой скромности. И спокойная доброжелательность, из‑под которой так и прет ничем не сдерживаемое ехидство.

Я не слышала, что Таналь говорил двум своим собеседникам, но зато видела, как они краснели, бледнели и потели, все больше распаляясь в попытках убедить в чем‑то по — прежнему спокойного эльфа. Ну виртуоз, не хуже Лашти.

Вечером мы опять ужинали в компании с Таналем. Причем в этот раз даже не я его пригласила, а леди Найриль. Они внезапно нашли общую тему для разговора, я попыталась прислушаться, но быстро поняла, что дискуссия о некой целебной травке используемой исключительно орками для своих целебных мазей, для меня темный лес. Оба собеседника, зато явно разбирались в вопросе и разговор был для них весьма интересен.

Может это не скромно, но я почувствовала некоторую гордость за себя. Мне уже не раз говорили, что многие народы считают орков дикарями и необразованными варварами, никто особо не стремится торговать с ними, и мало кто стал бы вести околонаучные дискуссии. Таналь кажется, не слишком подвержен стереотипам, но почему‑то мне кажется еще недавно лесному эльфу, представителю народа который традиционно великолепно разбирается в целительстве и растениях, вряд ли пришло бы в голову что орки могут хоть что‑то понимать в этом вопросе.

Так или иначе, я была почти уверена, что мое хорошее отношение к Таналю, вызвало такой же отклик с его стороны и в некоторой степени перешло и на орков. Ну и свою роль сыграло, что княгиня тоже от эльфа не шарахалась, все‑таки я еще в прошлый раз заметила, что большинство местных, даже такие сильные маги как остальные эльфийские принцы, Таналя здорово побаиваются. Да что там говорить, даже Раш, пусть и не боится, но скажем, разумно опасается, правда, кажется все‑таки больше за меня.

Как бы то ни было, собравшаяся за столом компания мне нравилась. И даже хмурящийся Раш не мог испортить нестроение, я просто положила ему руку на коленку, и муж уже гораздо меньше обращал внимания на присутствие эльфа. Я же придумывала, как разговорить Таналя на предмет интересующих меня тем, решив начать пока с более нейтральных вопросов.

Мне, например, помимо всего прочего было интересно, почему целый наследный принц занимается торговлей, пусть даже и с Имперцами, наверняка можно было послать с этой миссией кого‑то попроще. Почему этим занимается, например мать Раша понятно, деловая хватка у орков качество редкое, они больше по грубой силе. А у леди Найриль сыгранная команда, да и мне думается ей это занятие просто нравиться.

— Мне просто нравится, — ответил Таналь с легкой улыбкой.

— Торговать? — немножко удивляюсь.

— Нет, скорее… наблюдать за вашими соотечественниками.

— Вот как… — нет, ну на самом деле это даже логично. Мне вот за самим Таналем тоже весьма интересно наблюдать. Экзотика такая. Гм…

Эльф понимающе улыбнулся. Я даже почувствовала себя неловко. И весьма обрадовалась официанту с моим десертом. Пирожные неким невероятным образом затесавшиеся в меню между местных блюд, стали для меня просто подарком судьбы. Когда ехала сюда так надеялась, что буду иметь шанс побаловать свой замученный местной диетой организм чем‑то привычным, могла бы и догадаться что импортировать продукты питания через портал слишком дорогое удовольствие, и уж тем более местных ничем таким кормить не будут. Уже удивительно что в меню оказались эти пирожные и я бесконечно благодарила того, кто решил разнообразить рацион торговых гостей этой прелестью. И теперь предвкушала настоящее наслаждение. Кстати никто кроме меня пирожные заказывать не стал, не прониклись как‑то незнакомым десертом.

— Ох, как я это обожаю! — сообщаю окружающим, плотоядно облизываясь. — Кстати, давно хотела спросить. Вот скажите Таналь, правда, что лесные эльфы способны широко изменять свойства растений?

— Чистая правда, — Таналь с каким‑то странным интересом разглядывал мой десерт.

— А можно изменить местную пшеницу, или что в вашем мире используют для выпечки, так чтобы она перестала горчить?

— Думаю это не сложно, но зачем? — пожал плечами эльф. И кивнул на мои пирожные. — Позволите?

— Да, конечно, — мне не жалко было поделиться, можно ведь и еще заказать потом. Но есть Таналь не стал, только легко провел ладонью над блюдом. Раш и княгиня подобрались, словно этот жест о чем‑то им говорил.

— Я бы не советовал вам есть это Диана, вряд ли яд, добавленный в крем, предусмотрен рецептом.

Отодвигаю от себя несчастные пирожные и зажмуриваюсь, пережидая внезапно нахлынувшую ослепительную ярость. Узнаю, кто лишил меня этого гастрономического счастья — четвертую!!!

Несколько раз медленно вздохнула успокаиваясь. В последние дни у меня прорезалась какая‑то неуправляемая любовь к сладкому. То ли вынужденная диета виновата, то ли беременность, хотя для последнего вроде бы рановато. Я ведь действительно готова была предать подлеца отравившего мои пирожные мучительной смерти. И вовсе не за то что он покушался на мою жизнь.

Надо держать себя в руках.

Пока я пыталась успокоить внезапно разбушевавшиеся нервы, Раш снял с шеи гроздь амулетов и водил ими над столом, все больше хмурясь.

Ах да, амулеты. На мне самой таких была не меньшая гроздь, помимо связного, с помощью которого я болтала с Глорией, когда выдавалась свободная минутка, еще и набор разнообразных защитных, в том числе и определитель ядов. Который почему‑то не сработал. И судя по хмурому лицу Раша, не только у меня.

Впрочем, не верить Таналю тоже повода не была.

Сидящие через столик от нас телохранители быстро подтянулись, присоединяясь к проверке. Керн вскоре только руками развел недоуменно: ничего. А вот Ариль с Таналем принялись обсуждать что‑то зубодробительное с множеством специфических терминов, попеременно совершая замысловатые пассы над несчастными пирожными. Всем кроме, может быть Керна их профессиональный разговор очень быстро стал непонятен.

Мы с Рашем решили не ждать результатов этого консилиума, а отправились за администратором гостиницы и выяснять, кто подавал и кто готовил эти мой десерт.

Администратора мы нашли быстро, собственно говоря кто‑то из заметивших нашу суету официантов поспешил позвать начальство до того как начался скандал. Но он категорически отказывался верить в то, что ему говорили.

— Этого не может быть! — экспрессивно жестикулируя, восклицал невысокий упитанный мужчина. — Все сотрудники у меня не раз проверены и исключительно надежны!

— Ну, давайте все‑таки проверим, возможно, это какая‑то ошибка, — дипломатично заметила я. — Что если ваш повар по незнанию добавил что‑то из местных продуктом являющееся ядовитым. Вы представляете, что если кто‑то кроме меня соблазнился бы этими пирожными?

В случайность я, разумеется, не верила совершенно, но спорить с этим упертым человеком нет никакого желания. Пусть лучше уж сам убедится, наверняка у него есть портативный анализатор. Такие вещи на чужих планетах по уставу положены.

Анализатор нашелся, даже получше моего, с которым я по лесам бегала. Этот явно предназначался как раз определения безопасности пищевых продуктов.

Недоверчивый толстячок самолично произвел проверку. И анализатор выдал результат, три раза разный. Просто многоуважаемый господин Эшан с первого раза не поверил, со второго тоже. Анализатор каждый раз находил неизвестно отравляющее вещество разной степени опасности. А на четвертый раз, это уже я решила провести эксперимент, незамысловато сгорел, пыхнув сквозь корпус едким черным дымком.

66
{"b":"256104","o":1}