ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ребята, отпустите нас, пожалуйста. – Губы у Владки дрожали. – Мы же не проститутки.

– И в чем проблема? – поинтересовался один из похотливых самцов.

– Позвоните в фирму досуга. Сейчас с этим просто. Вы что, сэкономить решили?

– А мы на отдыхе не экономим, – сказал Стас. – Если сделаете, как положено, и все останутся довольны, то мы еще вам хорошенько заплатим.

– А нам платить не нужно, потому что мы подобными вещами не занимаемся, – вставила я свои пять копеек.

– Если не хотите подзаработать, то давайте по любви. Проблем нет.

Он протянул нам по бокалу шампанского. Первым желанием было отпихнуть волосатую руку и плюнуть в хамскую морду, но я взяла бокал.

– Ребята, да столько девушек с удовольствием проведут вечер в вашей компании, – с плохо скрываемой дрожью в голосе попыталась поддержать меня Владка. – Ведь сейчас все газеты пестрят объявлениями о фирмах досуга. Позвоните, и явится толпа красивых, длинноногих и грудастых девушек, которые с удовольствием проведут с вами время и доставят массу ожидаемых удовольствий.

– Никто сюда не приедет, – с вызовом ответил тот, кого еще совсем недавно представили именинником.

– Почему?

– По кочану! Потому что фирмы досуга внесли нас в черный список. Мы может заказать девушек куда угодно, но только не по этому адресу. На адрес этой бани ни одна фирма своих девок не отправит. А брать девок с трассы не хочется.

– А почему вы занесены в черный список?

– Потому что как-то по пьяни мы пару заказанных девчонок немного порвали.

– Как это – порвали? – спросили мы в один голос.

– Силы не рассчитали. Да еще дури обкурились. Короче, одна из них нам что-то не то сказала, и пришлось ее так воспитать, что она чудом цела осталась. Убежала вся в ожогах и шрамах. Дело было в этой бане. А между фирмами есть негласное соглашение. Если какой-то клиент проститутку обидел, то его адрес заносят в черный список. Так что нам теперь баб доставляют куда хочешь, но только не по этому адресу. Как только мы этот адрес называем, так на том конце провода трубку вешают без объяснений, и понимай это как хочешь. А с трассы брать баб особого желания нет. Может, кого-то и привлекают придорожные шалавы, но лично меня нет.

– Стас, хорош девок пугать, а то их сейчас точно инфаркт хватит, – Степан одарил Владку жарким взглядом и выпил очередную рюмку водки. – Ну что ты трясешься, как ненормальная? Я же обещал на тебе жениться, а перед замужеством нужно тебя попробовать. Вдруг мы с тобой в постели несовместимы? Сама знаешь, что это беда. Я когда тебя увидел, то сразу понял, что ты именно мой размерчик. Если ты мне с братанами понравишься, считай, что прошла тест на половую совместимость, и прямо завтра я на тебе женюсь.

Мужики заржали и затопали ногами.

– Эй, сучки, кончай задницы просиживать! Давайте раздевайтесь!

Кто-то из этих жутких типов включил громкую музыку, а один вытолкнул меня на середину.

– Раздевайся, детка, а то я сейчас с тебя белье вместе со скальпом сниму.

– Что вы делаете? Что вы себе позволяете? Да как вы смеете?!

Я рванулась к двери, но подоспевший верзила подставил мне ногу. Я споткнулась, упала и закричала от страха и боли.

Зареванная Владка попыталась за меня заступиться, но получила по лицу. Тогда она бросилась к Степану и встала перед ним на колени.

– Мы сделаем все, что вы хотите, только немедленно прекратите этот беспредел! – закричала она и умоляюще протянула руки к пьяному хряку.

– По-хорошему дадите? – с усмешкой спросил тот и взмахом руки попросил сделать музыку потише.

– Конечно, по-хорошему…

Глава 6

Передо мной еще ни разу в жизни не вставал вопрос, что лучше: быть изнасилованной или остаться калекой? В соседнем доме жила одна девушка, которую попытался изнасиловать ее парень. Он пришел к ней домой под предлогом, что хочет вместе с ней посмотреть новый фильм. Видимо, парень был сильно пьян и, узнав, что родители девушки уехали на дачу с ночевкой, стал приставать к ней. В тот момент, когда он совсем потерял голову и стал чересчур груб и настойчив, девушка подбежала к открытому окну и пообещала, если он не уберется, броситься вниз. Но парень под действием алкогольных паров настолько озверел, что только посмеялся над ее угрозами и, стягивая с себя штаны, ринулся вперед. Напуганная девушка прыгнула с четвертого этажа и осталась на всю жизнь калекой. Парня, конечно, судили, а вот девушка на всю жизнь прикована к инвалидной коляске. Я частенько вижу ее у подъезда, она смотрит на вечно куда-то спешащих прохожих и слушает пение птиц. Я не раз слышала от соседей фразу: «Уж лучше быть изнасилованной, чем вот так, на всю жизнь остаться калекой». За спиной девушки все шептались, что она сама, своими руками, покалечила себе жизнь, да и вообще чудом осталась жива. Я хорошо помню, как одна из соседок по нашей лестничной площадке шепталась с моей матерью, что быть изнасилованной – страшно, но быть калекой – еще страшнее.

– Говорят, она девственницей была, – говорила моя мать. – Неопытная, пугливая, вот и выбросилась из окна.

– Дура девка, – качала головой соседка. – Лучше бы стерпела, чем быть калекой. Вот и сохранила она свою девственность. Только какой ценой? Кому она теперь нужна со своей девственностью? Куда ее девать? Калекой бедняжка стала.

– А как бы она жила после этого? – заметила мать.

– Нормально бы жила. Время все лечит. Сама себя девка наказала. Парень-то из тюрьмы выйдет и женится, а вот ей так всю жизнь и жить.

Я слушала их разговор и сама не могла понять, где же правда? Получается, что у каждого она своя. И вот сейчас передо мной встал точно такой же вопрос. Что лучше: смерть или позор? О смерти мне хотелось думать меньше всего. У меня сын, родители, муж. А вот что касается позора… Многие женщины через это проходят, но все же находят в себе силы жить дальше. Да и какой это позор? Позор для тех, кто насилует, но не для тех, кого изнасиловали.

Это только в журналах для женщин пишут, что всегда можно свести к минимуму риск оказаться подвергнутой насилию. Мол, если на вас нападает насильник, то ударьте его под дых, укусите, отбейтесь, вырвитесь и попробуйте себя защитить. А если насильник не один? Если их много? Если все они пьяные, разгоряченные, сильные и шальные?! Если ты стоишь перед ними на коленях, громко рыдаешь, умоляешь, уговариваешь, просишь о милости, но никто не хочет войти в твое положение, понять, пощадить, помочь?!

– Ты зачем, дура, сюда ехала?! Ты что, не знала, что будет?! – Кто-то схватил меня за волосы и громко заржал.

– Не знала. Я честно не знала! – кричала я и билась в истерике. – Никто меня не предупреждал, что будет именно так…

– А об этом никто и не предупреждает. Сама должна соображать. Не маленькая.

– Получается, что никому верить нельзя?

– А как же тогда с мужиками знакомиться? – послышался испуганный голос Влады.

– Да заводи ты их сколько хочешь, только знай, что придет момент и ты можешь попасть. От этого никто не застрахован.

Мы с Владкой уговорили самцов налить нам шампанского и в очередной раз пообещали сделать все по-хорошему. Я жадно припала к бокалу, стараясь не смотреть на ржущих и гогочущих голых мужиков. Было ясно, что изнасилование неизбежно. А еще я вспоминала ту девушку в инвалидной коляске и думала, правильно ли она тогда распорядилась своей жизнью?

Я и подумать не могла, что чувство страха может быть таким сильным. От страха нарушается координация движений, путаются мысли, теряется контроль над собой и осознание того, что происходит. Наступает оцепенение и даже шоковое состояние. Паника парализует и лишает способности защищаться. Панический страх призывает к уходу из жизни. И все же я хорошо понимала, что гогочущие отморозки могут меня не только изнасиловать, но и зверски убить. У меня не было сомнений, что они не только вдупель пьяные, но и под наркотой тоже. На них не действуют ни слезы, ни уговоры, ни мольбы о пощаде. Это же так страшно, когда тебя берут силой! Тебе больно, ты вопишь от унижения и не можешь ничего сделать.

9
{"b":"256106","o":1}