ЛитМир - Электронная Библиотека

У Анны от этих подробностей голова шла кругом. А сестра Клара все называла и называла новые травы и цветы. О каждом растении в лесу она могла рассказать что-то особенное. «Дудник», «девясил», «шалфей», «пижма», «зверобой» – так и сыпались названия.

– Мне этого никогда не запомнить! – не выдержала девочка.

Ведьма рассмеялась. У нее был удивительный смех – звонкий, молодой, как у девушки, хотя на самом деле она была старше матери Анны.

– Запомнишь! – отсмеявшись, промолвила она. – Я тебя всему научу.

– Вы? – взвизгнула девочка. – Меня? Научите быть ведьмой? Но…

– А что? – Остановившись, женщина пристально посмотрела на нее. – Испугалась? Да шучу я, шучу! Какая я ведьма! Травница просто. А ты уж и поверила? Травы я собираю, в пекарские, лекарские да прочие лавки продаю. А то и сама на рынок хожу – вербену, ландыши да жимолость с тюльпанами продаю. Тем и живу. А ты что подумала? Что заставлю на метле летать? Ты на меня посмотри! Такую толстуху ни одна метла не выдержит!

Ведьма действительно не походила на тех злых волшебниц из детских книжек – веселая, толстенькая, в яркой одежде. И почему Илалия ее так боится? Наверное, потому, что никогда не видела! Вот будет интересно, когда завтра Анна ей все…

– Помалкивай!

– Что? – вздрогнула Анна. – Но я ничего не сказала!

– Про знакомство наше помалкивай, – строго сказала ведьма. – Чтоб ни одна живая душа не знала про то, где ты бываешь!

– А почему?

– Сама подумай. – Ведьма остановилась, переложила корзинку с руки на руку, потом наклонилась, сорвала какой-то стебелек и сунула к остальным. – Что подумают люди, если узнают, что ты гуляешь в Боярском лесу? Это же место заколдованное!

– Правда? – испугалась Анна, озираясь по сторонам. Лес, еще недавно такой спокойный, такой обычный, как запущенный городской парк, внезапно показался ей самым зловещим местом на земле. Вон деревья как-то странно шевелят ветками… вон коряга странной формы торчит… а вот… что это там поблескивает?

– Кривда, – рассмеялась ведьма, и смех ее на сей раз был недобрым. – Это же заколдованное место! Никогда не слышала?

– Мне тетя Маргарита рассказывала, – вспомнила девочка. – Про боярина, который, ну, с которым князь Дебрич сражался… Это правда?

– Конечно нет! Никто ни с кем не сражался. В чудовище тот боярин обратился. Заколдовала его одна… нет, не ведьма, а кое-кто посильнее. Никакими силами нельзя было снять это колдовство… – Помолчав, ведьма снова зашагала вперед. – Вот в сказках что говорится? – продолжала она на ходу. – Наложила на бедную девушку чары злая ведьма… Тьфу, противно! Вечно ведьм плохими выставляют… В общем, наложили на кого-либо чары, но с условием – пока, дескать, не поцелует того, кто заколдован, прекрасная дева или влюбленный юноша. Так?

Анна кивнула.

– Ну вот. А тут никаких условий не было. Просто обратился боярин в чудовище, а почему, зачем? Неизвестно. Вот и ушел от людей. Забился тут в чащу. Слуги какое-то время его охраняли, а потом кто умер, кто сбежал, кого он сам сожрал… Никого не осталось. Так чудовище и померло в одиночестве!

Анна вздохнула. Ей представился медведь из ее снов – усталый, голодный, больной и очень несчастный. Что он там ревел? Может, о помощи просил?

– Аль пожалела? – догадалась ведьма. – Не жалей! Он получил то, что заслужил.

– Правда?

– Истинная! Случайностей не бывает. Если кто-то понес наказание, значит, было за что наказывать. И если я не знаю, за какие грехи того боярина обратили в медведя безо всяких условий, это еще не означает, что он – невинная жертва!

Маленький домик показался неожиданно. Он стоял между толстенных деревьев на краю небольшой поляны, огороженной местами покосившимся частоколом. За оградой показался огород, где на грядках росли вовсе не овощи, а различные травы. Многие уже отцветали – к земле никли вялые стебли. Другие еще упрямо зеленели.

– Тут лекарственные травы для аптекаря выращиваю, – пояснила сестра Клара. – За иными ходить больно далеко. Все ноги истопчешь. Вот и высаживаю то, что чаще всего у меня покупают. Еще липовый цвет беру. – Она указала на толстые деревья. – На нем настои от простуды хорошо делать. Тем и живу. Ты проходи, не стой!

Миновав небольшие сенцы, Анна переступила порог маленького домика, остановилась у самой двери, глядя, как проворно снует по единственной комнатке хозяйка. Ей еще ни разу не приходилось бывать в таких домиках, и она смотрела во все глаза.

Домик был невелик. Почти квадратная комнатка загромождена мебелью и домашней утварью. Четверть дома занимала печка, дальний угол отгораживала занавеска. Наверное, там стояла кровать – больше ей просто негде было быть. У самого входа рядом с небольшим окошком стоял самодельный, грубо сколоченный стол, заставленный деревянной и глиняной посудой. Пустые кружки, кувшины, миски теснились вперемешку с полными, прикрытыми тряпицами. Вдоль стен были составлены лавки, заваленные всякой всячиной – одежда, какой-то хлам, разный хозяйственный инвентарь. Под потолком на веревочках рядами висели пучки трав. От терпкого пряного запаха травы и сена слегка кружилась голова. Беспорядок в доме был такой, что оставалось лишь дивиться, как сама хозяйка в состоянии понять, где что находится.

Пока Анна осматривалась, ведьма проворно вывалила травы из корзинки на расстеленную прямо на полу скатерть и рядом, начиная их перебирать.

– Чего встала, Анночка? – ласково окликнула она девочку. – Пойди сюда. Помогай травы перебирать. Одна к одной, по пучкам. Соберешь пучок – ниткой перетяни, – ведьма показала клубок, – и мне давай.

Девочка поставила сумку на лавку и несмело приблизилась. Ловкие пухлые пальцы ведьмы копались в ворохе свежих растений, с удивительным проворством выкапывая стебли. Пока Анна собирала один пучок, ее напарница успевала сделать три.

– Это сейчас травок мало совсем, – не переставала она говорить. – Весь день по лесу бродишь-бродишь, одну корзину и насобираешь. А летом, да когда места знаешь – и по три и по четыре корзины за день наберешь. Спина болит – не разогнуться. Зато людям помогаю. Травки от всяких недугов спасают. И в пищу полезно. Еще я грибы собираю, ягоды разные. Сегодня вот поутру за последними подберезовиками ходила да белых грибов немного нашла. Супчика грибного не охота ли?

Анна никогда не ела грибной суп. Ни у мамы, ни у тети такого кушанья не жаловали. Она заколебалась, а ведьма уже проворно подхватилась и, пошуровав в печи (никогда не видевшая ничего подобного девочка смотрела во все глаза), – вытащила большой чугунный горшок. Налила две миски, локтем сдвинула с заваленного стола часть утвари, уронив при этом пару кружек и деревянное блюдо. Достала две деревянные ложки, протянула круглую, как мячик, твердую булочку с зелеными вкраплениями.

– Это они подсохли малость, – пояснила хозяйка дома. – Их теплыми есть надо. А зеленое – это укроп, иссоп и черемица. Сама пекла.

Анна осторожно попробовала и то и другое.

– Ты ешь, ешь. – Сама ведьма не особенно торопилась приниматься за угощение. – Тебе надо! Для тебя сготовлено!

Булочки были сухими и пресными, но с супом и молоком Анна сама не заметила, как съела три штуки. Ведьма положила ей еще одну про запас в сумку с книгами.

– Тебе пора, – сказала она. – А то задержись, поможешь мне с травами закончить?

Она указала на разложенные по лавкам и полу травы. Их было целое море. Девочка испуганно помотала головой.

– Ну нет – значит, нет! – кивнула ведьма. – Тогда домой беги! Я тебя выведу на тропинку!

Она отворила дверь, пропуская девочку за порог.

Обратный путь показался длиннее. Или усталая Анна еле шла. Расставшись с ведьмой, она первое время то и дело оборачивалась и видела пухленькую женщину в клетчатой юбке, которая махала ей рукой вслед. Но потом тропинка вильнула, обходя куст, и ведьма куда-то пропала.

Только сейчас девочка забеспокоилась. Тени удлинились, день клонился к вечеру, а она все где-то бродит. Тетя будет волноваться! Она прибавила шагу, а потом побежала, прижимая к себе сумку с книгами. Ох, только бы тетя ее не ругала!

22
{"b":"256108","o":1}