ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Касад последовательно вскрыл все ящики. Разумеется, все находки требовали тщательного анализа и каталогизации, но главное ясно уже теперь: корабль не перевозил оружия. Оборудование, частями которого служили сложенные в ящиках детали, скорее всего, имело научное назначение.

От сердца Сконева немного отлегло. Пусть даже обнаруженная контрабанда – неприятное клеймо для Триумвирата. Но это всего лишь пятно, оно не потянет за собой серьезных последствий. Разумеется, аллари имеют полное право высказать ноту недовольства, но вряд ли они станут раздувать это дело. Хотя вполне могут потребовать публичного расследования. А тогда Триумвирату придется искать «козла отпущения». В то, что по итогам расследования будет наказан действительный организатор рейса, Сконев сильно сомневался. Обойдутся рядовыми исполнителями – и все. А массовое убийство на борту шаттла, даже если информация о нем просочится в Гипернет, спишут на несчастный случай или банальные слухи.

Рядовой житель не должен бояться, а следовательно, не должен знать всей правды. Мерзко, противно, но эта издревле сложившаяся практика прошла с человечеством сквозь века.

— Ого! — вдруг воскликнул Касад, вертя в руке небольшую коробочку.

— Что это? — настороженно спросил Константин. Нет толку пытаться что‑то скрыть. Лучше, если аллари останутся только в роли наблюдателей. А для этого вся процедура расследования должна быть для них понятна и открыта.

— Лопни мои глаза! Биопроцессор. Я думал, их еще не запустили в массовое производство.

— Их и не запустили… — задумчиво проговорил Сконев.

Биопроцессоры – одна из последних и тщательно оберегаемых разработок Нибиру. О новейших типах чипсетов в глобальной сети Триумвирата ходили самые разные слухи и предположения. Считалось, что в лабораториях Нибиру удалось создать основу для построения искусственного сознания, а как следствие – полноценного искусственного интеллекта, а не того подобия, которое использовалось в настоящее время. Очень важный прорыв, способный значительно укрепить позиции человечества на глобальной политической арене.

— Ты уверен? — спросил Константин.

Если тщательно охраняемый прототип украден, то какие же силы стоят за невзрачным дипломатическим кораблем и его мертвым экипажем?

— Я техник! Не пробирочник с толстым задом. Тут нужен специалист. Где же его взять?

— Продолжать досмотр! — выдохнул Сконев. — Мне необходимо связаться с Триумвиратом.

Последняя находка окончательно вывела его из себя. Теперь аллари вполне могут потребовать проведения собственной экспертизы. А это значит, что придется отдать в руки инопланетной расы новейший прототип. Пусть это всего лишь предположение, но он не имеет права так рисковать. Необходимо срочно связаться с координатором внешней разведки. Пусть запускает всю дипломатическую машину. Дело оказалось слишком запутано. И пусть еще не составлен подробный отчет, медлить нельзя.

Константин почти бегом направился в каюту, где оставил шлем. Скафандр он надел еще с утра. Несмотря на то, что в собственном самочувствии не заметил никаких изменений – осторожность, прежде всего. Процедура стерилизации в шлюзовом отсеке и быстро на командный мостик.

Личный терминал послушно ожил, вызывая над полушарием голубоватого излучателя изображение девушки с гладкой прической и в застегнутой под горло блузке.

— Слушаю вас! — вкрадчиво сказала она.

В отличие от общедоступных коммуникационных линий связи, канал координатора был защищен от прослушивания.

— Константин Сконев. Требуется срочная аудиенция у господина координатора внешней разведки.

— Будьте любезны, снимите шлем.

— На корабле карантин. Произведите идентификацию по голосу.

— Ожидайте… — взгляд девушки переместился куда‑то в сторону, затем изображение затуманилось, сменилось. На Сконева смотрели глубоко посаженные глаза.

— Слушаю вас, Константин, — проговорил координатор.

— Господин координатор, ситуация с урегулированием инцидента в системе Тасали близится к критической. На борту дипломатического шаттла обнаружены следы сильного электромагнитного всплеска, выведены из строя многие системы. Обнаружены двое выживших членов команды, в настоящее время они находятся в карантине. Предварительное заключение – их жизням ничего не угрожает, но оба ссылаются на провалы в памяти. Восстановить картину произошедшего на шаттле не представляется возможным. Кроме того, обнаружены тела остальных членов команды… — Константин замолчал, пытаясь сформулировать причину смерти.

— Продолжайте, — спокойно произнес координатор.

— Что‑то их убило… Нам не удалось выяснить, что или кто.

Координатор молчал.

— Они разорваны на части, — раздельно проговорил Сконев.

— Имена выживших?!

— Александр Ром и Светлана Кривошей.

— Так, хорошо, — задумчиво произнес координатор. — Это все?

— Никак нет. На шаттле обнаружен тайник. Предположительно в нем провозились части какого‑то оборудования, а так же прототип одной из разработок Нибиру.

— Какой прототип?

— У меня нет полной уверенности, но… есть подозрение, что это биопроцессор.

Молчание координатора действовало на нервы, на его лице не отражалось никаких эмоций. Константин бы предпочел увидеть бурю эмоций, чем этот равнодушный взгляд.

— Господин координатор, — прервал молчание Сконев. — Я боюсь, аллари могут потребовать проведения собственной экспертизы.

— Полагаете, это промышленный шпионаж?

— Не могу знать. Я не обладаю компетенцией делать подобные выводы. У меня не было времени написать подробный отчет. Мне необходимы ваши инструкции.

— Вы все сделали правильно, Константин. Я свяжусь с представительством Содружества. Думаю, нам удастся не допустить сторонней экспертизы. Ваша задача: как можно скорее доставить выживших членов команды на Нибиру. За шаттлом прибудет эвакуационная бригада. Отчет напишите во время перелета.

— Будет разумно организовать медико–биологическую экспертизу как «Серого Кардинала», так и всех членов команды, — предупредил Сконев. — То состояние, в котором мы обнаружили Александра Рома и Светлану Кривошей, до сих пор вызывает массу вопросов. У нас нет уверенности в отсутствии биологической угрозы для Триумвирата.

— Разумеется, Константин. Вас встретят. Вылетайте, как только аллари дадут разрешение. Не думаю, что это займет много времени. Еще вопросы?

— Никак нет, все понятно, — Сконев вытянулся в струнку, не сразу осознав, что в скафандре этого жеста все равно не видно.

Изображение координатора исчезло. Константин с облегчением выдохнул. Кажется, все в порядке. Осталось передать дело соответствующим структурам – и пусть уже они ломают голову над этой паутиной вопросов.

Глава 15

Система Наяд–Дан. Совместная разработка Триумвиратом человечества и Сообществом аннук.

Планета Ниала.

— Синтия, хватит копаться! С базы сообщают – на нас идет фронт. Давай‑ка будем возвращаться.

Андресс Балодис быстрым шагом отмерил десять метров качающегося понтона и остановился возле своей напарницы. Девушка, стоящая на коленях, казалось, не заметила ни его слов, ни его приближения. Все ее внимание приковано к монитору глубоководного радара.

— Синтия! — с нажимом повторил Андресс.

— Не глухая, слышу! Сколько у нас времени? Ты только посмотри…

В голосе девушки звучало восхищение.

Мужчина взглянул на монитор поверх плеча напарницы. На фоне трехмерного изображения морского дна явственно виднелись контуры перемещающегося существа, весьма сильно напоминающего моллюска.

— Меня всегда в дрожь бросает от этих тварей! — с неприязнью проговорил Андресс. — Только подумать – жить в чистом аммиаке…

Большая часть планеты Ниала была покрыта морями жидкого аммиака. Именно этот факт поставил планету в один ряд с газовыми гигантами Моря штормов. Разработка Ниалы начала совсем недавно, всего три года назад. Причем началась доселе невиданным способом: тандемом двух рас. На замерзших континентах планеты быстро начали возникать добывающие заводы – по сути, огромные насосы. Потом посредством космических лифтов ресурс отправлялся на орбиту, откуда уже транспортировался в систему Море штормов, где, в свою очередь, разлагался на водород и азот.

23
{"b":"256110","o":1}