ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джи'м еще раз прокрутил в голове услышанное, потом в третий раз включил запись. Разве что странное убийство членов команды… на это стоит обратить внимание? Но в сообщение нет подробностей.

Скиф пожал плечами, перешел по последней ссылке. Там оказался весьма объемный отчет. Но начав читать, Джи'м уже не смог оторваться. Теперь стала ясна причина наличия в письме звукового сообщения. Отчет был написан капитаном группы, который занимался урегулированием инцидента в системе Тасали. Сам по себе инцидент не произвел на Скифа впечатления, но вот та часть отчета, которая описывала обнаруженные трупы команды и общий вид окровавленного отсека, заставила его похолодеть.

Джи'м Скиф тупо уставился перед собой. В ушах звенело, тело покрылось холодным потом. Перед его взором встала картина странного прямоугольного устройства, парящего над самым полом. Устройства, которое одним своим присутствием вселяло трепет и страх.

Пальцы сами потянулись к сенсорной клавиатуре, набирая указанный в отчете адрес.

Глава 17

Система Тасали. Фактическая принадлежность – Содружество аллари. Орбита планеты Лария.

Несмотря на заверения координатора, вылет «Серому Кардиналу» был разрешен лишь спустя почти двенадцать часов. За это время Сконев успел написать отчет и отослать его в приемную координатора. Далее оставалось только бездействовать и ждать.

Странное задание. По сути, оно так и не потребовало профессиональных знаний специалиста по связям с инопланетными расами. Все шло само собой. Место Константина мог занять любой практикант, который только–только изучил правила общения с аллари.

Найденный на борту шаттла незарегистрированный груз тщательно каталогизировали, аккуратно сложили обратно в ящики и опечатали. Всем этим запчастям еще предстояло пройти подробный анализ, но уже не здесь.

С того момента, когда Сконев позволил себе снять шлем, прошло почти двое суток. Никаких изменений в самочувствии он так и не ощутил, а медицинские тесты это подтвердили. Продолжать карантин смысла нет. Все шло неплохо, но отчего же тогда ощущение пустоты внутри?

Сконев прошелся по командному мостику «Серого Кардинала». Недавно он получил сообщение от аллари. Им все же разрешили вылет, но с одним условием: на борту должен остаться представитель Содружества. По договоренности с Триумвиратом, он будет контролировать дальнейшее расследование инцидента. Контроль затрагивал как массовое убийство членов экипажа, так и вопросы, касающиеся контрабанды. В случае экстренной необходимости, по собственному усмотрению, представитель имел право вмешиваться в расследование. Не самое приятное для Триумвирата условие, но все же более приемлемое, чем если бы все происходило на территории, подконтрольной аллари.

Как бы то ни было, но представитель Содружества должен появиться не раньше, чем через час. Проверка систем «Серого Кардинала» начата, все на борту. Для выживших членов команды шаттла выделили отдельную каюту. За ними велось постоянное наблюдение, видеосигнал которого передавалось на один из мониторов командного мостика. Люди, казалось, полностью оправились от так и не установленного недуга и теперь ничем не напоминали тех испуганных и обозленных на весь мир истуканов, какими их обнаружила команда Сконева.

Светлана Кривошей – второй пилот шаттла, оказалась довольно миловидной девушкой двадцати трех лет. Брюнетка с коротко стриженными волосами, большими зелеными глазами и небольшой ямочкой на подбородке. Дочь одного из самых богатых и влиятельных людей Луны, и всего лишь второй пилот. В голове такое не укладывается. Кроме того невольно закрадывались подозрения: ведь именно человек уровня Ирвинда Николаевича Кривошея, способен организовать канал контрабанды столь стратегически важными для Триумвирата разработками. Вернее сказать, Кривошей обладал для этого всеми ресурсами. Но мог бы он рискнуть собственной дочерью? Допустил бы провал экспедиции?

Александр Ром был высок и худ. Остро очерченные скулы, немного длинноватый нос, тонкие губы. Первое время он не оставлял попыток выспросить подробности случившегося на шаттле, но Сконев категорически запретил делиться и с ним, и со Светланой какой‑либо информацией. Небольшая предосторожность.

— Капитан, у нас вызов, — слова пилота вывели Сконева из задумчивости.

— Аллари? Скажите, что мы готовы принять их представителя.

— Никак нет. Это частный вызов.

— Кому еще неймется?

Константин подошел к личному терминалу, активировал связь. Появившееся над голубоватым излучателем лицо мужчины не было ему знакомо: осунувшееся, с впалыми щеками и темными кругами вокруг глаз, словно говоривший не спал, по меньшей мере, трое суток, а возможно, был болен.

— Слушаю, — сухо проговорил Сконев.

— Здравствуйте, прошу только – не прерывайте сеанс связи. Выслушайте меня. Меня зовут Джи'м Скиф. Я дезертир…

Брови Сконева поползли вверх.

— Если вы позволите, я все расскажу, но не сейчас. Мне стало известно, что на борту вашего корабля находятся люди, которые совсем недавно находились в крайне необычном состоянии. Также мне известно, что вы обнаружили тела нескольких убитых людей. Причем убитых жестоко, неизвестным для вас способом.

Странный мужчина говорил быстро, словно боялся, что Сконев не станет его слушать.

— У меня есть информация, которая позволит вам узнать больше об этом деле. Оно не единичное. Я не знаю, сколько еще смогу скрываться. Мне нужна ваша помощь… Нет, не помощь, мне уже ничто не поможет. Я должен передать вам свои знания. Что с ними делать – решать вам.

— Я слушаю, — пожал плечами Сконев.

— Нет–нет, нам надо встретиться.

— Это исключено, — рука Константина потянулась к сенсорам. Он не собирался продолжать разговор с сумасшедшим и наказал себе не забыть рассказать координатору о возможной утечке информации.

— Стойте! — мужчина на той стороне канала связи подался вперед. — Они больше не люди! Эти двое, кого вы спасли! Они опасны!

Рука Сконева замерла.

— Все, кто погиб, — это жертвы. Что‑то пошло не так. Смогли выжить лишь двое. Уверяю, они знают куда больше, чем говорят вам. Прямоугольный след в отсеке с трупами – там был прибор для перехода.

— Перехода?

— Да. Или чего‑то в этом роде. Ни в коем случае не оставайтесь с этими людьми наедине. Заприте их, а лучше… убейте… Они не должны попасть в руки координатора. Вы не видели, на что они способны. Они сами по себе оружие.

— Допустим, я соглашусь выслушать вас. Что мне потом помешает сообщить обо всем господину координатору? — спросил Сконев. Слова Джи'ма Скифа не внушали ему доверия, но было в них что‑то, что не давало прервать связь.

— Ничто не помешает, — горько усмехнулся дезертир. — Вы сами решите. Вы мой единственный шанс. Умоляю, выслушайте, а потом делайте так, как посчитаете нужным. Я не отниму у вас много времени. Вам даже не придется изменять курс. Всего одна остановка.

— Где вы?

— Система Цуатта, орбита планеты Пиенэ. Я на базе Северного предела. Район Верхних торговых рядов, апартаменты одна тысяча двести сорок три.

— Капитан, челнок аллари на подходе, — окликнул Сконева пилот.

— Пусть стыкуются. Бишоп и Джек пусть встретят представителя Содружества и проводят его сюда. Остальным не высовываться, нечего мельтешить.

— Есть!

— Мне надо подумать, — сказал Сконев, обращаясь к Скифу. — Не могу ничего обещать.

— Я все понимаю, — кивнул Джи'м. — И буду ждать. Поверьте, я не обманываю вас. Очень надеюсь, что мои предположения неверны. В противном случае всех нас ожидают трудные времена.

— Я понял. Прощайте, — резким движением Константин прервал сеанс связи.

— Какие будут приказания, капитан? — спросил пилот.

— Следуйте намеченному курсу…

Сконев поднял глаза на монитор, куда проецировалось изображение из каюты Кривошей и Рома. Те сидели на своих постелях и о чем‑то переговаривались. Ничего необычного. Люди, как люди.

26
{"b":"256110","o":1}