ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Говорю вам! Они приходили за мной! — Джи'м Скиф не находил себе места. Он метался от одного сталагмита к другому. Лицо раскраснелось, на лбу выступили капли пота.

Остальные члены группы чувствовали себя вполне сносно. Обычно после воздействия парализатора человек медленно приходил в себя. Иногда в течение целых суток. Тело постепенно восстанавливало функции, мышцы и сухожилия сводило жестокими судорогами, а разум еще долго находился в прострации. После непонятных процедур свиршей неприятные последствия не проявлялись. Да, каждый видел пугающие видения, но сейчас они почти полностью забылись – приемлемая плата за хорошее самочувствие.

— Как же он достал своим нытьем… — прошептал Нил Джек стоящему рядом Бишопу.

Сконев услышал фразу, но вида не подал. Он полностью поддерживал мнение десантника. Если дезертир продолжит истерить, придется попросить свиршей впрыснуть ему порцию снотворного. Никто из группы не получил серьезных повреждений. Похоже, их действительно хотели взять живьем. Неужели цель действительно Скиф?! Что же он тогда знает, если кто‑то решился на столь дерзкую операцию? Пусть Северный предел далеко не идеал порядка, но чтобы какая‑то банда позволила себе действовать столь нагло… Впрочем, надо будет обратиться в службу безопасности. Возможно, они смогут что‑то прояснить.

— А где тела бандитов? — спросил Сконев.

— Свирши пока не подавали официального заявления об инциденте, — сказала аллари. — Тела находятся на месте преступления. Колония, сославшись на регламентные работы, временно заблокировала эту часть станции.

— Им нужен наш ответ?

— Да. Если мы решим замять дело, они используют тела в своих нуждах.

— Как это – используют? — дрогнувшим голосом спросила Светлана Кривошей.

— Переработают в биологический субстрат, который смогут использовать как питательную среду для поддержания здесь необходимого микроклимата, — как мог доходчиво объяснил Сконев.

Девушка схватилась за горло и спешно отбежала в сторону.

— Да–да, мы им нужны только как пища! Кто‑нибудь вообще понимает, что у них в голове? О чем они думают и к чему стремятся? — снова заметался Джи'м. — Кстати, а чем это они убили круна?! — руки дезертира дрожали, голос срывался. — Я видел, как какая‑то тварь пробила его скафандр. Или не пробила, может быть, прогрызла. Такая – черная, как червяк… — его лицо скривилось от омерзения.

— Название этого оружия примерно переводится как «шкурогрыз», — сказала аллари. — Это симбионт.

— Но на круне была броня! — не унимался Скиф. — А эта тварь пробилась сквозь нагрудные пластины. Не через сочленения, даже не через уже оплавленные пластины. Нет! Она жрала металл.

— Я не хочу это слышать, — простонала Светлана Кривошей, которая только–только пришла в себя, но к группе возвращаться не торопилась.

— Не хочешь – не слушай! — огрызнулся Скиф. — Я знаю, что это симбионт. Чер… свирши другим не пользуются. Но как?!

— А что, в академии этого не изучают? — спросил Нил Джек.

— Нет! Базовый курс включает только общий обзор инопланетных технологий.

— А тебе не все равно, чем убит твой враг?!

— Нет, я чуть с ума не сошел, когда все это увидел!

— Лейтенант Джи'м Скиф, вы ведете себя недостойно военно–космических сил Триумвирата! — резко бросил Сконев. — Прекратить панику! Приведите себя в надлежащий вид и… заткнитесь, наконец!

— Капитан, позвольте, я поясню, — спокойно начала аллари. — «Шкурогрыз» – это инкубатор, объединенный со стартовой площадкой, с которой на большой скорости выталкивается червь. При попадании на целевую поверхность, червь прилипает к ней и начинает выделять пищеварительные энзимы. Это, по сути, сильная кислота. Выделения очень обильны. Эта продолжается, пока червь полностью не израсходует свой энергетические запас. Тогда он умрет от истощения. Либо пока его не уничтожить физически. Но в этом случае есть вероятность резкого выделения червем большого количества тепла.

— Доволен? — спросил Сконев замершего с открытым ртом дезертира. — Теперь к делу. Никто не забыл, зачем мы сюда пришли? Колония любезно согласилась пойти нам навстречу. Не будем заставлять себя ждать. У них, да и у нас, еще много дел. А поэтому давайте все сделаем быстро.

— Капитан, вы собираетесь нарушить закон? — твердо спросил Александр Ром. — Полагаю, нас привели сюда, чтобы провести биосканировние. Это так?

— Вы правы.

— В таком случае вам необходимо наше письменное согласие. Вся процедура должна проходить в присутствии двух независимых свидетелей. Я уж не говорю о том, что ее следует перенести в апартаменты службы безопасности.

— У меня есть согласие господина координатора! — отрезал Сконев. — Все остальное неважно. И не надо на меня так смотреть. Я действую в интересах Триумвирата.

— Законы созданы для того, чтобы их нарушать, так, капитан?

— Не уверен, что хочу это обсуждать. Мне не требуется вашего согласия, но я предоставляю вам право выбора. Так как душевное состояние лейтенанта оставляет желать лучшего, первым на биосканирование отправится кто‑то из вас. Выбирайте…

Руки Александра Рома сжались в кулаки, и мужчина шагнул к Сконеву. На его пути тут же возник Нил Джек.

— Дай мне повод, — проникновенно прошептал он. — Разорви меня сверхновая.

— Не трогайте его! — крикнула Светлана Кривошей, подбежала к товарищу по несчастью и схватила его за плечо. — Не делай этого. Я пойду, хорошо? Все равно у нас нет выбора. Я не боюсь, правда…

Ром не сводил взгляда с лица десантника. Однако проигрывая тому в габаритах, он вовсе не выглядел испуганным.

— Хорошо, быстро – значит, быстро, — наконец проговорил он и рывком высвободился из объятий Светланы. — Идем!

— Саш, — растерянно проговорила девушка. — Ты слишком раздражен. Это плохо для сканирования. А я уже успокоилась.

— Я контролирую себя, — проговорил Ром, но напряжение из его голоса не исчезло.

— Жаль… — осклабился Нил Джек. — Если ты чем‑то недоволен, всегда можешь высказать претензии лично мне. Потом, после сканирования. Я буду ждать.

— Это лишнее, Джек! — с нажимом произнес Сконев. — Сделаем вид, что ты ничего не говорил, а мы ничего не слышали.

— Да, капитан…

* * *

Комната, или точнее, пещера, где должно было проходить биосканирование, немногим отличалась от той, в которой группа Сконева очнулась. Те же землистые оттенки стен и пола, те же сталагмиты, только более крупные. Но если первая пещера больше походила на созданную природой, то в этой прослеживались явные признаки рукотворности. Сталагмиты располагались на равном расстоянии друг от друга вокруг небольшого темно–зеленого возвышения, на вид мягкого. Над каждым сталагмитом в потолке встроен яйцеобразный светильник.

Воздух здесь спертый и вязкий. Сконев невольно вспомнил почти уже рассеявшееся видение. Во рту стало неприятно липко, язык будто превратился в распухший отросток.

Возле возвышения в ожидании стоял свирш.

Хватало одного брошенного на него взгляда, чтобы с уверенностью сказать: прародителями этой расы были или гусеницы или слизни. Полутораметровой свирш имел бледно–зеленую окраску кожи, обильно смазанную прозрачной слизью. Тонкие трехпалые руки, узкая грудная клетка с белыми горизонтальными полосками, массивное основание–хвост. Практически плоское лицо с огромными перепончатыми ушами, которые Свирши в обычное время держат плотно прижатыми к голове, а в минуту сильных эмоций раскрывают. Инопланетник смотрел на гостей водянистыми, ничего не выражающими глазами без век. Маленький рот с тонкими губами все время открывался, выпуская наружу раздвоенный язык.

— Благодарю вас за согласие помочь в делах Триумвирату человечества, — поклонился Сконев.

— И Содружеству аллари, — дополнила Хеели Де Хан и тоже поклонилась.

Уши свирша приподнялись и тут же снова прижались к голове. Тонкая рука указала на возвышение рядом с собой.

Нил Джек подтолкнул Александра Рома в спину. Мужчина старался держаться спокойно, но каких усилий ему это стоило? Плотно сжатые губы и быстрое дыхание выдавали в нем крайнюю степень волнения. Взгляд метался со свирша на возвышение.

34
{"b":"256110","o":1}