ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Маршал пополз. Раненая рука не действовала.

Он старался держаться так, чтобы ящик все время находился между ним и дроном. Но тварь не собиралась стоять на месте. Быстро перебирая ногами, она перемещалась по площадке, выискивая цели. Еще несколько раз звучали шипящие выстрелы излучателей. Такава понятия не имел, есть ли у дрона система опознания «свой–чужой» или, оставшись без командира, он лупит всех подряд. В сущности, это и не важно. Главное, что каждая лишняя секунда увеличивает шанс добраться до цели.

Вряд ли крианцы могли себе позволить модель, обладающую продвинутой системой целеобнаружения и, тем более, оснащенную модулем искусственного интеллекта. Эта железяка, стреляющая по всему, что попадает в рамки установленных программным обеспечением правил. Оставалось понять эти самые правила, а именно: что является первоочередной целью дрона.

Такава не добрался до пепельноволосого всего пару метров, когда дрон показался из‑за ящика, повел руками–излучателями. Резкий рывок, перекат через здоровое плечо, вжаться в стенку ящика. Сдвоенный выстрел оставил в прорезиненном полу, где только что лежал человек, пару аккуратных оплавленных отверстий. Маршал выхватил из обессиленных рук крианца планшет – и почти тут же с силой обрушил его об пол.

Заблокирован!

Что ж, попытка не пытка. Но далее – рассчитывать лишь на свои силы.

Пепельноволосый судорожно вздохнул, мелко задрожал. Из его горла, насквозь пронзенного стальной иглой, вытекала тонкая струйка крови. Вторая игла засела глубоко в груди.

Маршал схватил крианца за грудки, дернул на себя. И тут же в спину неудачливому мстителю ударило раскаленной плазмой. Глаза пепельноволосого на миг расширились – и погасли. Такава, подобно змее, выскользнул из‑под обмякшего тела. Еще перекат, обманный рывок в сторону. Следом цепочка из оплавленных дыр. Игра в кошки–мышки. Долго не продержаться.

Но понятно одно: в первую очередь дрон уничтожает живых противников. Значит, пока корабль в безопасности. Надо увести тварь, дать «Серому Кардиналу» шанс стартовать.

Маршал пятился. Перед ним дрон, за дроном выход с площадки.

Выстрел – уход в сторону. Еще выстрел, бедро обжигает огнем – недостаточно быстро среагировал. Кругом кровь, мертвые тела.

Вытянуть железяку на себя, потом попытаться обойти – и вот он, выход. Насколько ни были бы слепы представители доблестной службы безопасности, а продолжать жевать сопли, имея под боком активизированного дрона ШрейЗиРэн, они не смогут.

Такава миновал пульт управления грузовыми транспортерами. Подобные устройства имелись в каждом блоке и могли быть использованы во время загрузки или разгрузки корабля. Очередной выстрел разнес пульт в раскаленные брызги. Пара толстых кабелей, обеспечивающих пульт энергией, провисли гофрированными лианами, заискрились.

Со стороны «Серого Кардинала» снова раздались выстрелы. Пули ударяли в бронированное тело дрона, рикошетили, уходили по касательной. Маршалу было все равно, кто стрелял, но, судя по звукам, в дело вступили две винтовки. В голове возник план. Неважно кто там проснулся и решил помочь, главное, чтобы они смогли продержаться хотя бы пару минут.

Дрон открыл ответный огонь. Сгустки плазмы срывались с излучателей не столь часто, как выплевывали пули автоматические винтовки, но убойной силой обладали куда большей. Такава постоянно перемещался, выжидал. Все внимание жестянки ШрейЗиРэн переключилось на новых противников.

Выводило из себя то, что каждый новый маневр заставлял отступить еще чуть–чуть. Но каждый шаг важен, и когда‑то все равно придется остановиться.

Внезапно тело дрона окуталось бледным белым свечением. Тварь задергалась, ее ноги подкосились. Маршал позволил себе ненадолго обернуться. У трапа «Серого Кардинала» стояла аллари. Она вытянула перед собой правую руку, предплечье которой тонуло в молочно–белом сиянии. Еще выстрел – и дрон опрокинулся на пол, однако напоследок успел дать ответный залп. Сразу четыре заряда плазмы метнулись к тоненькой фигурке представительницы Содружества.

— Старт! — что было сил проорал Такава и сорвался с места. Времени на разъяснения нет. Оставалось полагаться на сообразительность не слишком успешной команды. Дрон немного не дошел до нужного места, но ждать больше нельзя. Другого шанса может не быть.

Тело отозвалось пронзительной болью, но повиновалось, как он и рассчитывал. Несколько шагов, протяжный прыжок. Только бы хватило длины кабеля…

Маршал ухватился за болтающийся обрубок гофрированной лианы – и с силой потянул на себя. Тот поддался, чуть не коснулся искрящимся концом пола.

Дрон уже восстановил прежнюю функциональность, попытался подняться, но человек действовал быстрее. Он в мгновение ока очутился рядом, ткнул тварь куском кабеля. Снопы искр и клубы прозрачного, дурно пахнущего дыма плавящейся изоляции окутали два тела.

* * *

Изображение кольца гиперперехода транслировалось на обзорные экраны. Пилоты уже вводили координаты точки выхода. Еще несколько часов – и миссия будет завершена. Наконец‑то.

Сконев отстраненно наблюдал, как в центре кольца появляются первые вспышки. Перед глазами до сих пор стояла картина разыгравшейся на стартовой площадке бойни. Сколько еще должно пролиться крови на пути к Нибиру? Северный предел заставил умыться кровью, потерять людей.

Они потеряли еще одного человека. Нил Джек не имел шансов: получив очередь в упор – умер на месте. Бьющуюся в истерике Эль'ю Фэррол с трудом удалось оттащить от бездыханного тела. Сконев чувствовал себя последней сволочью, когда наблюдал за всем происходящем с командного мостика. Он, капитан, должен стоять в безопасности и ждать исхода схватки, не в силах чем‑либо помочь. Да – это правильно с точки зрения выполнения поставленной командованием задачи, но насколько же мерзко.

И что же он теперь имел? Порядком потрепанного Касада, который продолжал сражаться, даже получив несколько пуль. Бишопа, лишившегося кисти левой руки. И Хеели Де Хан, которая выжила лишь благодаря невероятному потенциалу собственного скафандра, но все еще находилась в довольно тяжелом состоянии.

И все могло закончиться много хуже, если бы не действия маршала. Прокатившийся по стартовой площадке разряд не затронул «Серого Кардинала», покоящегося в надежных магнитных захватах. Но что случилось с соседними боксами и находящимися в них людьми? Как показалось Сконеву, предохранительная система базы сработала с запозданием. Электричество отрубилось лишь после того, как маршал наполовину превратился в обугленный кусок плоти. Руки, грудь, лицо… Даже испытывая к этому человеку глубокую неприязнь, Константин не мог не восхититься его самоотверженностью.

Он с тяжелым сердцем, но в то же время огромным нетерпением покидал Северный предел. Статус специалиста по связям с инопланетными расами, находящегося на выполнении задания, позволил избежать ненужных проволочек со стартом. Сконев поступил в точности с распоряжением маршала и теперь не знал, как смотреть в лица членов команды. Он сам себе был отвратителен. Иногда жертвы необходимы, но не тогда, когда имеешь личное отношение к их смерти. Не пойди он на поводу у медика, не отпусти ее за лекарством…

Голова гудела от переизбытка информации. Хотелось вернуться на месяц назад, когда ни о каком потерянном в системе Тасали шаттле и речи не велось. Переговоры с Кен–Кун… Какими тяжелыми они казались тогда и какими незначительными теперь. Там было все понятно, все ясно. А здесь, когда на каждом шагу мерещится что‑то мистическое, когда нападения становятся почти привычным явлением, поневоле начнешь сомневаться в собственном рассудке.

«Все в бездну! Все к чертям! Будь что будет…»

Да, он никчемный командир, плохой организатор. Только идиот мог возложить на его плечи выполнение столь ответственной миссии.

Сконев прервал собственные размышления. Эдак можно додуматься до откровенной ереси. Нечего перекладывать с больной головы на здоровую, если оказался не готов адекватно действовать в нестандартной ситуации. Хотя главное он все же выполнил: конфликта с аллари удалось избежать. А все остальное – не его вина. Да, именно! Не его! Джи'мом и Светланой обязаны заниматься такие люди, как маршал. Вот их вотчина.

51
{"b":"256110","o":1}