ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На Гелоне пришлось неоправданно долго задержаться. Впрочем, чего‑то подобного Сконев и ожидал.

Система Море штормов, где он участвовал в урегулировании конфликта между расами аннук и Кен–Кун, не могла похвастаться пригодными для жизни планетами. Зато имела несколько газовых гигантов, на которых шла добыча гелия-3 и водорода. И тем самым стала необычайно важной в стратегическом плане.

А вот Гелон и еще несколько более мелких планет в системе Оазис стали если не столь стратегически важными, то не менее доходными и уж точно куда более посещаемыми. Климат этих планет сразу пленил первых колонистов. Мягкие благоприятные условия для большинства рас и удобное размещение в сети гипертрасс сделали это место поистине центром отдыха.

Для отдыха, но никак не для важных встреч при жестком дефиците времени.

Каждый гиперпортал, через которые и происходило быстрое перемещение корабля внутри галактики, являлся входом в так называемую «кротовую нору». Он создавал тоннель, связывающий две строго фиксированные точки галактики. Именно поэтому набор гипертрасс был конечен и общеизвестен. Кем и когда были созданы гиперпорталы – оставалось загадкой. Даже аллари всего лишь использовали их, но так и не смогли приблизиться к разгадке принципа действия. Некоторые подвижки, разумеется, были, но до реально работающих прототипов дело до сих пор не дошло. Главной проблемой оставалась крайняя нестабильность созданной «кротовой норы». Она очень быстро схлопывалась. Ни один объект не успевал проскочить ее насквозь. Неведомым же создателям каким‑то образом удалось найти «строительный материал» для космических тоннелей. И не только найти, но и поставить себе на службу. Таким материалом стала темная энергия, к пониманию которой ныне живущие расы только–только подходили.

Устройство гиперперехода представляло собой огромное, диаметром двадцать километров, кольцо из неизвестного материала, снабженное большим количеством датчиков и уловителей неизвестного назначения. При получении соответствующего сигнала кольцо активизировалось и начинало работать. За считанные минуты внутри него рождалось переливающееся во всех спектрах свечение, которое становилось все интенсивнее, пока контуры самого кольца не начинали расплываться. После этого происходил резкий всплеск энергии, и на месте свечения появлялась непроглядно–черная дыра – горловина «кротовой норы».

Иногда в системе присутствовал один гиперпортал, иногда несколько, но чаще – ни одного. Системы, обладающие столь мощной коммуникационной поддержкой, автоматически приобретали повышенный статус значимости.

Наиболее вероятными кандидатами на роль создателей гиперпорталов до сих пор оставались Дааг. Самая закрытая и отрешенная раса. Они ни с кем не вели дел, не общались, не торговали. Любые попытки проникнуть в их систему натыкались на жесткий заслон. Незваных гостей не уничтожали сразу. По выходу из портала, им настоятельно предлагалось убраться восвояси. Кто следовал «рекомендации» – возвращались в целости и сохранности, кто не следовал – не возвращались вовсе. Аллари, чьи знания вполне могли содержать ключ к таинственным затворникам, о Дааг предпочитали не распространяться. Чем они при этом руководствовались – сказать сложно. То ли следовали своему принципу невмешательства, то ли сами в свое время встречались с расой–отшельницей. И если последнее, то вряд ли эта встреча была удачной.

По сути, каждая раса хотя бы раз пыталась связаться с Дааг. Удача пока не сопутствовала ни одной из них. Разница достижений сводилась лишь к количеству потерянных кораблей.

Глядя на выныривающие и исчезающие в гиперпортале корабли, Сконев покачал головой.

«Назначить встречу на одной из самых популярных туристических планет – не лучшая идея».

Как обещанные ему люди вообще могли здесь оказаться? Прямо с песчаного берега и в бой?

Словно в подтверждение его опасений, еще на подлете к планете он принял короткое сообщение. Сильно нервничающая девушка сбивчиво попыталась рассказать о том, в какой длинной очереди они стоят, как медленно работает таможенный контроль. И даже на официальное предписание о всесторонней помощи служащие только вежливо улыбаются, не предпринимая никаких дополнительных действий.

Константин не понял: ни кто стоит, ни в какой очереди. Он лишь обреченно кивал. Надо думать: неугасающий пик сезона, народа действительно много. А кто захочет уступать хоть минуту заслуженного отдыха и пропустить вперед себя наглых людей?

— Будем ждать вас у корабля на взлетно–посадочном поле, — пожал плечами Константин. — Номер сектора сообщу чуть позже, когда получу добро на посадку. Вы уж там поторопитесь… как‑нибудь.

Девушка состроила недовольную мину и прервала сеанс связи.

Траекторию входа в атмосферу фрегат Сконева получил быстро. Взлетно–посадочное поле было разделено на две части: на меньшей производили посадку частные корабли, на большей – пассажирские капсулы, спускаемые с орбитальных станций. Лайнеры туристических компаний попросту не имели возможности спускаться на поверхность планеты, а потому желающим отдохнуть приходилось делать пересадку. Процедура до сих пор не полностью отработанная и долгая. Но результат того стоил.

По всей видимости, частных рейсов сегодня было немного, и потому отведенное им поле почти пустовало. Зато на глаза то и дело попадались пассажирские шаттлы самых различных фирм и расцветок.

Нил Джек – один из взятых Сконевым десантников, прильнул к периферийным мониторам. На них выводилось изображение с нескольких установленных на корпусе фрегата микрокамер. Создавалось впечатление, что командный мостик застеклен.

Планета утопала в зелени, кое–где прорезаемой синеватыми прожилками рек и блюдцами озер. Большой воды, так же как и крупных строений, за исключением космопорта, видно не было.

— Может, искупаемся по–быстрому?! — глядя на приближающуюся землю, предложил Нил. — Когда еще тут побываем?

— Никто не покидает судно. Ждем гостей и тут же взлетаем.

Нил вздохнул. На гладко выбритом лице отразилось такое разочарование, словно маленький ребенок вдруг осознал: родители не купят вожделенной игрушки. Константин подавил ухмылку. Слишком уж комично выглядел десантник. Вся его уверенность, подтвержденная мощью тренированного тела, улетучилась, уступив место обиде.

— Да мы мигом, капитан, — послышался голос второго десантника. — В самом деле, нам тут не один час торчать. Я уж знаю эту систему. Поверьте. Пока дойдет очередь, пока проверят. А если к чему придерутся – вообще беда.

— Я же сказал, — Сконев не повышал голоса. — Ожидаем здесь.

— Хоть на улицу‑то можно выйти? — не унимался Нил.

— Только рядом с кораблем. Чтоб я вас потом не искал.

— Нет проблем, — повеселел Нил. — Ну что, Чарли, пойдем хоть воздухом подышим?

— Еще бы…

Константин проводил десантников взглядом. Рядом с этими бугаями, каждый из которых вдвое шире его в плечах, он чувствовал себя почти ущербным. Да и могло ли быть иначе? Основную часть десанта Триумвирата составляли выходцы с Земли. По сути, планета превратилась в один большой тренировочный лагерь, целью которого стало воспитание новых сильных бойцов. Прежде чем считаться новобранцем, будущий десантник должен пройти изматывающий курс тренировок. Некоторые не выживали, другие проваливали выпускную сессию. Впоследствии новобранцы подвергались серьезной фармакологической накачке, под кожу вживлялись различного рода имплантаты. Последние десятилетия в Земном триумвире все активнее применялась генная инженерия. Все разработки и оборудование поступали с Нибиру. Сама же Земля, мало оправившаяся после катаклизмов, вызванных прибытием легендарной планеты, выдавала все новых и новых бойцов.

Ничего удивительного, что мало кто из десантников сохранял человеческое лицо. Большая их часть становилась лишенными эмоций машинами для убийства. Именно потому непросто было найти подходящих людей, еще не утративших человеческие черты. Именно поэтому Сконев не был с ними особенно строг.

7
{"b":"256110","o":1}