ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, конечно, — поморщилась девушка, усаживаясь в кресло. — Купила. Нам надо поговорить.

— Надо, — согласился Сергей, впиваясь зубами в сочный кусок мяса. Мягкий и отлично прожаренный, он буквально таял во рту, оставляя после себя приятное послевкусие целого букета неизвестных пряностей. — И да… хочу поблагодарить тебя за помощь. Там, в доме, с… кто это был?

— Ты действительно не знаешь? — Дарина нахмурилась, что‑то обдумывая.

Ее лицо покрывали мелкие царапины, но заноз вроде бы нет. Девушка выглядела свежей и отдохнувшей, будто то время, что Сергей спал, провела в каком‑нибудь салоне красоты.

— Хорошо, давай сразу определимся с главным, — Сергей отложил недоеденный кусок мяса обратно в тарелку. — Все равно рано или поздно проколюсь. Потому скажу сам. Я не Здебор Вятич. Я не знаю – кто он, чем занимался, кем и за что убит. Это тело, — он демонстративно развел руками, — не мое. Не знаю, как объяснить лучше. Мое настоящее имя – Сергей.

Он пристально посмотрел на Дарину, следя за ее реакцией. В общем‑то, его признание не должно стать для нее чем‑то неожиданным (отчасти проговорился еще в имении Здебора), но все равно – кто знает, какой будет ее реакция теперь, в спокойной обстановке?

— Подселение сознания… – проговорила девушка. — Может быть, может быть… Торчин что‑то увидел в тебе, Сергей, что‑то почувствовал. Я это заметила. Но теперь этого не узнать.

— Мне жаль, что он погиб.

— Это часть нашей работы, — не особенно уверенно сказала девушка. — Риск. Всякое случается. Как произошло подселение?

— В меня попала шаровая молния. Вспышка, темнота – и вот уже лежу на холодном камне в подвалах Дома Жизни. В чужом теле, — уточнять, что при подселении он сменил не только тело, но и переместился в новый для себя мир, Сергей не стал. Как исподволь выведать максимум информации об этом новом мире – придется подумать. — Так вы действительно не воры?

— Я же сказала – нет. Здебор Вятич пропал несколько дней назад, а вскоре его имение подверглась нападению – и сгорело. Малое Собрание, в которое он вот–вот должен был войти, обеспокоилось. Собственное расследование ни к чему не привело. Тело господина Вятича исчезло. Исчезло тело адепта Золотых башен. Пусть не самого сильного, но достаточно умелого, чтобы пополнить Малое Собрание.

— И кто его мог убить?

— Другой маг – более сильный, — пожала плечами Дарина. — Или несколько более слабых, но объединившихся в круг. Но это почти нереально. Требует большого сосредоточения. Здебор не стал бы ждать, пока его атакуют.

— Если бы знал об атаке… Яд, снотворное – чем‑то можно замедлить реакцию мага или совсем отключить его? На время.

— Очень сложно. Для составления отвара подойдет далеко не каждый знахарь.

— Адепт Дома Исцеления или Дома Жизни?

— Дом Жизни не занимается изготовлением отваров, — Дарина потерла лоб. — Дом Исцеления… не знаю… Никогда не слышала, чтобы его адепты участвовали в каких‑либо конфликтах.

— Но теоретически могли бы изготовить? — стоял на своем Сергей.

— Да, — нехотя согласилась девушка.

— Кстати о конфликтах, почему люди не любят магов?

— Скорее, опасаются, — поморщилась Дарина. — Маги – это боевая основа Славского княжества. Во времена Темных веков именно они стали на пути расползающегося мора. Многие погибли, но выжившие заслужили вечное уважение и почитание.

— Уважение не очень вяжется со страхом. Нет?

— С опасением, — уточнила девушка. — Сейчас границы княжества хорошо охраняются. В том числе благодаря работе Дома Жизни. Времена мирные. Адепты Золотых башен все больше отдаляются от простых людей. Уходят в высшие сферы, ставят непонятные нам эксперименты. Они неподконтрольны князю. И это пугает.

— Меня больше пугают эти… из Дома Жизни, с их мертвяками, — задумчиво проговорил Сергей. — Кстати, а кто доставляет им трупы?

— Сборщики. Это целая гильдия – братство. Они работают и на Дом Жизни, и на Дом Исцеления. Занимаются перевозкой трупов, больных. Иногда берутся за доставку Воскрешенных.

— Это вот тех зомби с пустыми глазами?

— Зомби? Кто это?

— Неважно. Скажи, а можно узнать, кто именно из Сборщиков доставил меня в Дом Жизни? Вернее, труп Здебора Вятича.

— Господин Вятич – личность довольно известная… – уставилась в огонь Дарина. — Не уверена, но попробовать можно.

— Сами Дома не поделятся такой информацией?

— Нет. Они не посвящают сторонних в свои дела. Тем более, если дело касается мага.

— Почему? Хотя, дай угадаю: они тоже недолюбливают Золотые башни?

— Можно и так сказать. У них очень напряженные отношения.

— Так почему бы Дому Жизни не убить Здебора? Мало ли какие между ними разногласия возникли. Тем более на фоне, мягко сказать, общей нелюбви. И мертвый толстяк в поместье Вятича… кто, кроме адептов Дома Жизни, мог его поднять?

— Это не их рук дело, — замотала головой Дарина. — Толстяк – он был… – девушка задумалась, — другой.

— Разумный? — предположил Сергей.

— Да. И слишком сильный для обычного Воскрешенного.

— Тебе, конечно, виднее, но не вижу проблемы в создании такой твари, если и без того копаешься в мертвечине. Тем более, если больше некому.

— Не знаю, — девушка выглядела растерянной. — Если Дом Жизни решился на подобный шаг… не знаю. Тогда все станет намного сложнее. До сих пор мирное сосуществование между адептами Золотых башен и обоих Домов достигалось только благодаря общим предкам. Волхвы всегда находили нужные слова, чтобы унять особенно спесивые речи и сгладить разногласия. Но если слова больше не имеют силы… Надеюсь, ты ошибаешься.

— Короче говоря, подозреваемых море, — ухмыльнулся Сергей и вновь взялся за мясо. — Спасибо, Здебор, ничего не скажешь – отличное наследство оставил.

— Именно поэтому Малое Собрание настаивало на том, чтобы о твоем воскрешении никто не знал. Велик риск повторного покушения. В поместье господина Вятича мы в этом убедились.

— Это понятно. Но я не собираюсь сидеть здесь.

Брови Дарины приподнялись.

— Я так понял: я – твоя работа?

— Да.

— И тебе поручено расследовать причины убийства Здебора Вятича.

— Да.

— Тогда придется взять меня с собой.

Девушка открыла было рот что‑то сказать, но Сергей опередил ее.

— Я не помню ничего из прошлого Здебора, но при этом без труда нашел его дом. Меня будто что‑то вело. Не память – чувство направления. И моя магия – я не знаю, как ею пользоваться, но уже дважды она спасала меня. Это нечто выше моего понимания. Но оно работает. Работает в ответ на внешние раздражители. Какие? Не знаю.

Дарина нахмурилась. Идея таскать за собой не пойми кого в теле мага средней руки ей явно не улыбалась.

— В конце концов, это расследование и меня касается, — продолжал Сергей. — Не уверен в своих новых возможностях, но не думаю, что стану обузой.

— Твое лицо, — проговорила девушка.

— Что с ним?

— Его могут узнать.

Сергей чертыхнулся. Об этом он совершенно забыл.

— Балахон с капюшоном, плотная одежда, перчатки… Искусственные борода с усами… Чем вообще занимался господин Вятич? Многие в городе знают его в лицо?

— Немногие, — Дарина поднялась на ноги, прошлась по комнате. — Но это ничего не значит. Те, кто его убил, знали. Если Воскрешенного в имении оставили именно они (а других вариантов я пока не вижу), то о тебе могут уже знать. А значит – искать.

— Там мог быть любой. Любой мог разбудить ту тварь. Или нет?

— Я бы не стала на это надеяться. Что‑то мне подсказывает: Воскрешенный ждал именно тебя. Хотя полной уверенности нет.

— А как ты прошла лестницу? — резко сменил тему разговора Сергей.

— Какую лестницу? — не поняла Дарина.

— Винтовую. В имении. Не знаю, что с ней не так, но ощущения от спуска не из приятных. Не знаю даже, с чем сравнить… как в снежной буре побывал.

— Наниматели из Малого Собрания подозревали, что господин Вятич может защитить свой дом разными ловушками. Потому дали нам пару зачарованных медальонов. Они и нейтрализовали действие чар.

17
{"b":"256114","o":1}