ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мне плевать на тебя, — проговорил Сергей. — А ему, — он кивнул в сторону рыжего парня, наблюдающего за всем происходящим, — еще жить. Плохо, если он станет такой же свиньей, как его отец.

Сергей и сам удивился, как легко дались ему слова. Сердце бешено колотилось, разум метался в тщетных попытках обуздать то нечто, что заставляло ступить на край острого лезвия. Он боялся, отчаянно боялся. И все же давил страху на горло.

В глазах краснолицего промелькнула череда эмоций. От непонимания до удивления – и, наконец, животной ярости. Его губы искривились, глаза налились кровью. Сергей успел заметить момент начала удара, но не успел на него среагировать. Тело мага оказалось слишком медлительным. Тяжелый кулак врезался в челюсть. В глазах вспыхнуло ярким, а затем пол ударился в спину. И все же он не потерял сознания. Напротив, с ясной отчетливостью видел приближающегося здоровяка. Шаг, другой – будто опускаются тяжелые колонны. Красное лицо вот–вот готово лопнуть. Кулаки сжаты.

Уже привычные символы и знаки замелькали перед внутренним взором. Уже привычное ощущение огня в жилах. Сергей оперся на одну руку, а другую выставил перед собой. Пальцы сложились замысловатым знаком. Воздух дрогнул, за долю секунды свился спиральными нитями, образовав воронку. Глаза краснолицего расширились, но было уже поздно. Воздух с силой ударил ему в грудь, отбросил назад. Он пролетел несколько метров, сбил кого‑то из зрителей.

Сергей тяжело поднялся. Голова гудела. Но и здоровяк уже оказался на ногах. Он дотронулся до груди, поморщился.

— Говноед помойный, — прошипел сквозь зубы.

— Остановись, — проговорил Сергей, уже видя, как краснолицый, подобно быку, набирает скорость, по всей видимости норовя снести противника плечом.

Не вышло. Уже раз сработавшее заклинание легко отозвалось, повинуясь осознанной воле Сергея. Он направил удар в ноги здоровяку. Самое сложное оказалось не переборщить с силой. Калечить хамоватого наглеца не хотелось. Краснолицего резко дернуло назад. Он все еще продолжал бежать, но ноги вылетели из‑под него. Что‑то неразборчиво выкрикнув, он на всей скорости рухнул лицом вперед, но успел выставить руки. Доски врезались в предплечья и ладони.

— Довольно! — послышался уже знакомый раскатистый голос.

Из кольца зевак появился Родослав. На нем до сих пор была лишь набедренная повязка и плащ. Вблизи старик казался еще более могучим и суровым.

— Негоже биться силой кулаков супротив силы, дарованной духами. Сновид, тебе ведомо, что творится здесь? — он обратился к рыжему парню, что замер в нерешительности внутри круга. Он вроде бы и хотел помочь отцу, но никак не мог решиться.

— Да, наставник, — поклонился старику рыжий.

— В том есть твоя вина?

— Да, наставник, — чуть помедлив и явно через силу проговорил парень.

Краснолицый встал на ноги, исподлобья посмотрел на старика.

— Хорошо, — сказал Родослав. — Сновид, сегодня ты вел себя недостойно. Я не осуждаю – я предлагаю выбор. Если и дальше думаешь строить гнусности – твоя дорога лежит к Блуду. Я не потерплю рядом с собой грязи. Говорю это в первый и последний раз.

— Я понял, наставник, — потупился рыжий. — Простите.

Родослав кивнул, затем смерил тяжелым взглядом обоих участников небольшой драки – и ушел.

Сновид все же решился – и подошел к отцу, что‑то сказал. Тот тяжело дышал. Его кулаки непрестанно сжимались и разжимались. Бросив взгляд на Сергея, он махнул рукой и направился прочь. Рыжий постоял еще немного – и направился за отцом. Сергей догнал его, дернул за плечо, развернул к себе.

— Не держи зла. И скажи то же самое отцу.

Сновид было дернулся, но потом сдержанно кивнул.

Сергей не надеялся, что парень вдруг изменится и воспылает ко всему человечеству уважением. Но реакция рыжего на слова Родослава оказалась неожиданно сдержанной. Кто знает, может быть, сегодняшний пинок станет переломной точкой в его жизни. Главное, чтобы отец хотя бы не мешал ему в этом. О помощи говорить не приходится.

— Тебя опасно оставлять одного, — услышал он голос Дарины.

Девушка вышла из начавшего рассеиваться круга зевак. Похоже, она все видела. Интересно, с какого момента? Хорошо, не стала вмешиваться – умная девочка.

Сергей пожал плечами:

— Бес попутал.

— Этот бес мог сломать тебе шею.

— Приятно твое беспокойство.

— Не хочу потерять работу и деньги, — ее глаза сузились. — Из‑за чужой глупости. Из‑за твоей глупости!

— Кстати, о глупости, спасибо что напомнила.

Сергей быстрым шагом направился к комнате, возле которой и зародился конфликт. Мальчишка по–прежнему сидел на полу и старательно драил его тряпкой. Бадья стояла рядом.

— Ты куда? — донесся со спины возмущенный возглас Дарины.

Но Сергей ее не слушал. Он ворвался в комнату, будто намеревался взорвать ее изнутри. Человек с худым лицом и ухоженными усами воззрился на него, словно на грабителя. Отшатнулся. Запах трав здесь был почти непереносим. Посреди комнаты стояли два стола, сейчас пустые. Рядом, на небольших столиках, разные инструменты, иглы, нитки, какие‑то баночки и прочий хирургический инвентарь. Под потолком яркий фонарь – надо думать, магического пламени.

— Прошу прощения, — заговорил Сергей, видя, что человек собирается кричать. — Тот мальчик, что моет пол, он ваш работник?

— Да, — неуверенный кивок.

— Он не виноват, что вода разлилась. Не наказывайте его.

— Добрый господин, а вам какое до него дело? — усатый нахмурился, приободрился.

— Просто не наказывайте его.

— Странная забота о Даннике. Но хорошо. В этот раз он избежал наказания.

— Спасибо.

Сергей развернулся и покинул комнату.

— Извини, надо было уладить одно дело, — сказал Дарине. — Ты нашла Сборщика, ведь так?

— Конечно, нашла, — в голосе девушки слышалась не то обида, не то недовольство. Что ж, ее можно понять. — Он ждет нас. Надеюсь, еще ждет… Идем.

Они прошли по коридору, свернули в какое‑то узкое ответвление. Здесь с покачивающихся стен свешивались лохмотья пыли и паутины, а под ногами что‑то хрустело. Сборщик ждал в небольшой комнате без окон. Даже не комнате – каморке, отгороженной от прочих помещений плотными шкурами. Он стоял к вошедшим спиной: высокий, худой, в длинном кожаном плаще с капюшоном, сейчас откинутом. Кроме простого деревянного стола и стула другой мебели в комнате не было.

— Что вам? — спросил он, не оборачиваясь. — У меня мало времени.

— Вы знаете, кто доставлял тело господина Здебора Вятича в Дом Исцеления? — спросила Дарина.

— Об этом вам никто не скажет, — Сборщик обернулся. Бледное лицо с острыми, выдающимися вперед скулами, пронзительные черные глаза, будто вовсе без зрачков.

— Тогда хотя бы, где его нашли?

— Его нашли к северу от Дома Жизни. В районе центрального Могильника. Но ранен он был не там.

— А где?

Сборщик пожал плечами:

— К Могильнику его притащили.

— То есть убийство произошло не там?

— Не знаю.

— Он что‑нибудь говорил, когда его нашли?

— Нет.

— Может быть, у него что‑то было с собой. Что‑то необычное…

— Нет.

— Кто‑то может проводить нас на место, где его нашли? Это очень важно.

— Нет.

— Какие‑то следы магии поблизости?

Сборщик ненадолго задумался:

— Нет.

Сергей закатил глаза. Очень информативные ответы, ничего не скажешь.

— А нет ли чего необычного на улицах? — спросил он, улучив момент, пока Дарина думала над следующим вопросом.

Сборщик вопросительно поднял брови.

— Большие желтые глаза с вертикальными зрачками. В темноте. Только глаза, будто тел нет.

Лицо Сборщика вытянулось. Он сглотнул, но быстро взял себя в руки.

— Откуда вам известно о них?

— Неприятная встреча.

Сборщик задумался.

— Это не просто глаза, они управляют мертвыми, — раздельно проговорил Сергей.

Сборщик обошел стол кругом, сел на стул. Его пальцы нервно подергивались.

— Расскажите, что вам известно о них, — сказал он, наконец. Его глаза сделались мутными.

23
{"b":"256114","o":1}