ЛитМир - Электронная Библиотека

Пленник дернулся и тут же застонал. Здоровяк ощутимо ткнул его кинжалом.

— Кто слаб – тот мертв, — продолжила Госпожа. — Но ты дал шанс своей маленькой шлюшке, — легкий кивок в сторону жены мужчины. — Шанс выжить появился у нее. Возможно, будет кому помолиться за тебя предкам.

Госпожа кивнула – и тут же здоровяк погрузил кинжал в тело пленника по самую гарду. Тот захрипел, выгнулся дугой. Но убийца не остановился. Резким движением он запрокинул голову несчастного и полоснул по горлу клинком.

В зале раздались подбадривающие крики, смех.

Заливаясь кровью, пленник сделал шаг к своей жене, протянул к ней руку. Его рот открывался, но с губ не слетело ни единого слова. Только булькающий хрип. Еще шаг. Ноги подогнулись – и мужчина повалился лицом вперед. Грохот его падения ненадолго прекратил в комнате все звуки, кроме музыки и пения птиц. Под легкие струнные переборы и тонкие птичьи рулады люди смотрели на троих мужчин, лежащих на полу. Один из них, получивший рассечение паха, все еще корчился, тихо подвывая и зажимая промежность.

Сергей с силой сжал зубы. Если бы они сейчас начали крошиться, он бы даже не заметил.

Госпожа медленно подошла к луже крови, расползающейся вокруг головы пленника, макнула в нее палец и поднесла к своим губам. Мгновение рассматривала, а потом с наслаждением облизала.

— Убрать здесь все, — проговорила, разворачиваясь обратно, к пирамиде. — А шлюшку отправьте к Смехачам. Пусть порадуются мягкой нежной коже. Своих‑то сучек не так сладко трахать.

Женщина, ставшая свидетельницей смерти собственного мужа, казалось, потеряла разум. Она безвольно висела в руках охранников и всхлипывала, что‑то бубня себе под нос.

— У нас осталось одно незавершенное дело, — Госпожа обернулась, не доходя до кресла. — Вы, мои гости… – она посмотрела на Дарину и Сергея. — Я обдумала ваши слова.

Дарина, не выпуская руки спутника, поднялась на ноги. Сергей встал следом. В голове у него была пустота. Поток мыслей как‑то резко схлынул, оставив после себя звенящую пустыню.

— Я помогу вам, — продолжила Госпожа. — Некоторые слухи до меня уже доходили, но проверить их все не хватало времени. Сейчас, похоже, самое то.

— Благодарим тебя, — сказала Дарина.

— Уверена, мы сможем помочь друг другу, — улыбнулась Госпожа. — Мне нужно спокойствие. Война и голодные чудовища прибавят лишних проблем. А кому они нужны?

— Никому, Госпожа, — кивнула Дарина.

— А чем ты, Сергей, говоришь, занимался? — неожиданно сменила тему Госпожа.

— Что? — выдернутый из звенящей пустоты, он не сразу понял сути вопроса.

— До того, как тебя нашли в канаве. Чем занимался?

Сергей пожал плечами:

— Мелкие поручения. Принеси то, сбегай туда.

— Понятно, — протянула Госпожа. — Ну, тогда до встречи. Я сейчас же отдам необходимые распоряжения. Если узнаю что‑то интересное – сразу дам вам об этом знать. Надеюсь на взаимность.

— Разумеется, — несколько поспешно сказала Дарина. — Прощайте.

Они вышли в ту же дверь, что и вошли. По пути к ней Сергей спиной чувствовал чей‑то пронзительный взгляд. А возможно, и не один. Или показалось? Его сжигало желание обернуться. Это просто чудо, что желтолицый маг не понял, кто прервал его заклинание. Но радости от этого нет. Сергей понимал, что потом, скорее всего уже в лачуге, ставшей ему новым домом, будет думать, почему не пошел до конца? Почему остановился, предоставив человеку шанс, заведомо ведущий к гибели? Ответ найдется, в этом сомнений нет.

Одно он знал точно: сюда по собственному желанию он больше не вернется. Иметь дело с Госпожой – не уважать себя. Должны быть другие способы расследовать смерть господина Вятича.

Деревянная дверь с гулким стуком захлопнулась за спиной.

— Надо же, вышли сами, — усмехнулся бородач, отлипая от стены.

— А как еще можно выйти? — пробурчал Сергей.

— Никак. Вынесли бы.

Сергей кивнул.

— Теперь к девочкам?

— Теперь домой.

— Уверен? — бородач удивленно вскинул брови. — Подумай. Хорошая баба (а лучше две) заставит забыть обо всем.

— Домой, — ровным голосом повторил Сергей.

— Ну, как знаешь, — бородач взглянул на Дарину, но, заметив брезгливость на ее лице, больше ничего предлагать не стал. — Идем, — проговорил сухо.

Сергей успел сделать несколько шагов, когда в грудь ударил поток морозного ветра. В глазах на мгновение помутилось, свет померк. Легкие ощетинились острыми ледяными иглами, изнутри пронзающими тело, вспарывающими податливую плоть. Дыхание сбилось. А потом пол под ногами исчез. Сергей взмахнул руками – и рухнул в неизвестность.

Глава 9

Самое легкое в жизни – умереть, самое трудное – жить.

(с)

В чувства его привел приглушенный женский визг. Сергей глубоко и часто задышал, вскочил на ноги, пригнулся. Тишина. Только звук собственного дыхания да шум далекого ручья. Ничего не видно – темнота, хоть глаз выколи. Воздух влажный, затхлый.

Магия отозвалась с похвальной покорностью. Пара огненных всполохов рассекла таинственную черноту. В ответ на свет снова раздался вскрик. Сергей дернулся на звук. К стене старого, поросшего мхом кирпича жалась женская фигурка.

— Не бойтесь, — проговорил он.

Женщина подняла на него заплаканное лицо – и Сергей чуть было не выругался. Он узнал ее: видел всего несколько минут назад в комнате Госпожи, обвисшую на руках дюжих охранников. Недавно чистая, одежда промокла, покрылась темными, грязными пятнами.

— Где мы? — спросил Сергей, осматриваясь по сторонам. Помещение напомнило ему просторный круглый колодец, с одним коридором. Кирпичные стены плавно переходили в сводчатый потолок, в центре которого виднелось нечто, напоминающее закрытый канализационный люк. Высоко, метров пять–шесть. Какие‑то катакомбы или водосточный коллектор, по щиколотку заполненный дурно пахнущей жижей.

— У Смехачей… – всхлипнув, сказала женщина.

— Кто это?

Сергей пытался выискать взглядом Дарину. Судя по всему, он рано расслабился. Госпожа или вовсе не собиралась отпускать гостей, или поняла, кто помешал работать ее магу. И вот наказание. Что ж – расчетливо. Ни к чему проливать кровь в собственных апартаментах, когда можно зашвырнуть неугодного возмутителя спокойствия к черту в задницу.

Женщина встала, робко подошла к Сергею. Ее била крупная дрожь, но слезы больше не лились.

— Нас убьют и съедят, — сказала она.

— Смехачи?

— Да.

— Кто это?

— Они живут в старом городе. Здесь почти нет другой еды.

— И чем они питаются, когда им не бросают подачки?

— Едят друг друга, — пожала плечами женщина. — Еще говорят, что дикие научились выращивать какой‑то необычный мох, который не растет на поверхности. Им и питаются. Но это только разговоры.

Она вытерла ладонями лицо, пригладила растрепавшиеся волосы. Совсем девчонка, курносая, с небольшими веснушками. Глаза все еще на мокром месте, губы дрожат. Но держится, прижав кулачки к груди.

— А почему ты спрашиваешься? — в ее раскрасневшихся глазах появилось недоверие.

— Я не знаю ваших мест. Приехал недавно издалека. Не успел освоиться.

— Понятно…

То ли поверила, то ли решила просто оставить тему и не надоедать странному незнакомцу?

— Я Сергей. Как зовут тебя?

— Искра.

— Можно я задам тебе несколько вопросов? Это очень важно.

Женщина неопределенно повела плечами, немного отступила. Не доверяет? Ничего странного. Особенно после того, что ей пришлось пережить в комнате Госпожи.

— Скажи мне, Искра, Смехачи – они люди или звери?

— Люди. Только дикие.

— Хорошо. А что это за старый город?

— В нем жили старые люди. Давно. Еще до Темных веков, до мора. Потом старые люди умерли, а город разрушился и ушел под землю. Потом на его месте построили Москвию.

— Отсюда есть выход? Можно попасть наверх?

— Нет, — понурилась Искра. — Раньше дикие люди выходили на поверхность и убивали, а мертвых и раненых забирали с собой. С ними трудно сражаться. Они не чувствуют боли и не знают страха. Тогда все выходы из старого города завалили камнями. Их было немного. С тех пор дикие люди не выходят.

31
{"b":"256114","o":1}