ЛитМир - Электронная Библиотека

Сергей специально обошел вокруг одного серого строения, внимательно присматриваясь, выискивая хотя бы намек на щель дверного проема, — ничего. Монолит. Посмотреть бы, что внутри. Надо думать, сооружения возвели уже после катастрофы. Возвели на совесть. Хотели что‑то спрятать? Жаль, сил совсем не осталось.

Между строениями–гробами то и дело попадались отдельные могилы – небольшие холмики земли, каждый из которых украшен подобием грубого креста, составленного из пары переплетенных толстых проволок. На крестах висят ожерелья. Сергей даже не сразу понял – из чего они сделаны. Зато когда присмотрелся, его передернуло: скальпы – сухие и скукоженные. Некоторые могилы провалились, видимо, подрытые червями.

— А может, и не Ползуны их остановили, — потер небритый подбородок Сергей. — Как думаешь, могут Смехачи захоранивать здесь своих… не знаю… вожаков или почетных воинов?

— Наверное, — согласилась Искра, брезгливо рассматривая ожерелье из скальпов. — Но тогда мы все еще в опасности.

Сергей криво усмехнулся.

— Кто же спорит? Потому давай поторопимся.

Призрачный свет исходил из‑за невысокой каменной стены, кольцом охватывающей похожее на бункер сооружение. В ее крыше разместился излучатель, из которого на несколько метров вертикально вверх выстреливал сноп света. Очень странного света. Либо здесь, во впадине, сильный туман или дым (чего не ощущается), либо излучение представляет собой неизвестную Сергею субстанцию: сноп не был особенно ярким, но при этом он не терял светимости по всей своей длине. Больше того, вокруг него, подобно пару, клубилось облако. Еле заметное у основания, оно расползалось кверху, в конце концов превратившись в подобие ядерного гриба – одноцветного и застывшего, почти недвижимого.

— Что за черт? — задрав голову, проговорил Сергей.

— Они и тут были, — сказала Искра. Ее внимание больше привлек не свет, а то, что стояло по внешнему периметру каменного кольца.

С вбитых в землю толстых труб, перевитой арматуры и переплетений проволоки на незваных гостей смотрели пустые глазницы распятых людей. Их тела превратились в подобие мумий, но не обычных, сухих, каких себе представлял Сергей, а влажно поблескивающих в бледном сиянии «гриба». На останках все еще виднелись клочья порядком истлевшей одежды.

— Не местные? — предположил Сергей.

— С поверхности, — кивнула Искра.

Ее кулачки сжались.

— Тогда давно висят.

Спутница оставила его реплику без внимания.

— Выглядят странно. Почему такие… свежие? Смехачи держат пленных?

— Не знаю, — голос Искры звучал глухо. — Не помню, чтобы слышала о таком.

Озаряемые призрачным светом, мертвецы выглядели… опасными. Стоило немного повернуть голову – и взгляд пустых глазниц перемещался следом, не отпуская, оценивая. Казалось, несчастные в любое мгновение готовы вырваться из пут ржавой проволоки – и спуститься, поприветствовать гостей. Вот только вряд ли такое приветствие будет теплым – место в переплетениях проволоки и арматуры еще есть.

— Они меня пугают, — наконец прошептала Искра. — Уйдем отсюда.

— Уйдем, но чуть позже. Стой здесь.

Сергей осторожно шагнул к кольцу ограды. Да, он говорил уверенно, но внутри уверенности ни на грош. Косясь на полуразложившихся стражей, нависших над головой, он заглянул за ограду. Кроме бункера с излучателем – ничего. Зато теперь стала хорошо видна арматура и проволока, которая удерживала мертвецов на месте. Их покрывал странный налет. Даже не налет – нечто вроде тончайших нитей паутины, колышущихся на несуществующем ветру. Каждая нить покрыта темным налетом, точно пеплом.

Что за дрянь?

Сергей поморщился. Отчего‑то налет казался ему живым. Дотронься – и эта гадость тотчас прорастет в тебе.

Издалека послышались возгласы Смехачей. Что же им все неймется?!

Пристальнее осмотрев ограду на предмет странного налета и не обнаружив его, Сергей оперся об отполированный камень, перебрался внутрь кольца. Его ноги коснулись плотно уложенной плитки. Даже вблизи бледное свечение не резало глаз, а внутри снопа шло постоянное неторопливое движение мельчайших частиц. Зрелище завораживало, гипнотизировало. Будто отрываешься от земли, окунаясь в молоко облаков. Растворяешься в них.

Сергей тряхнул головой, проморгался. Так недолго и голову потерять.

«А это что такое?»

Вокруг излучателя двумя витками шли письмена. Причем языка Сергей не понял. Нижний виток – витиеватый мелкий шрифт, буквы которого больше походят на клинопись. Верхний виток состоит всего из нескольких крупных знаков. Наверное, их можно назвать пентаграммами, если бы не множество дополнительных штрихов и дуг. Каждый знак индивидуален.

Сергей провел пальцами по одному из знаков. Материал на ощупь немного шершавый, но не бетон. Скорее, нечто вроде… полимера? Сам же знак, как и более мелкие письмена, вырезан с идеальной точностью. Разумеется, если смотреть невооруженным глазом.

За спиной снова захохотали, но на этот раз Сергей не счел нужным отвлечься. Он осторожно вытянул руку, кончиками пальцев коснулся странного столпа света. Ни жара, ни холода – вообще ничего.

«Маяк, что ли?»

Странно, по всей видимости, эта штука стоит здесь очень давно. Людоеды тоже не вчера оккупировали старый город. Тогда почему излучатель не то что не разбит, но на нем нет и намека ни на царапины, ни на варварские рисунки? Ведь стены приземистых зданий разрисованы чуть не до крыш. Или твари настолько боятся света, что не решаются подходить к нему вплотную? Могли бы забросать излучатель камнями…

Сергей вздохнул. Строить предположения можно долго. Похоже, история этого мира состоит из нескольких крупных пластов (причем соприкасающихся друг с другом), уровень развития общества в которых различается кардинально.

Что же у них случилось? У кого бы узнать подробности? Но не слухи, а информацию, хотя бы частично основанную на фактах.

От прикосновения к плечу Сергей подпрыгнул на месте, судорожно обернулся.

— Они идут, — с вызовом проговорила Искра, глядя ему в лицо.

— А? Кто? — Сергей откашлялся.

— Смехачи.

Мысли в одно мгновение встали на место. Точнее, исчезли сторонние размышления.

Их уже было видно. Твари шли бесшумно, призрачными фигурами выныривая из темноты.

— Уходим, — прошептал Сергей.

— Куда? — на губах Искры появилась тоскливая улыбка. Женщина указала в одну сторону, потом в другую. Их окружили. Призрачные тени виднелись везде.

Сергей со злости ударил кулаком по знакам. Любопытство кошку сгубило, а теперь сгубит и его. Он затравленно осмотрелся. Не прорваться – людоеды замкнули кольцо. Будь у него достаточно сил, можно было бы попробовать разметать тварей, но сейчас его хватит только на то, чтобы подбросить в воздух двух–трех человек. А что потом?

И когда только успели обогнуть впадину? Человечину жрут – но мозги работают, пусть даже инстинкт самосохранения развит слабо.

— Попробуем прорваться. Цепь я прорежу, уверен. А потом надо будет бежать очень быстро. Искра, — он взял спутницу за плечи. — В тебе осталось больше сил. Потому меня не ждешь. Увидишь брешь…

— Я не вижу в темноте, — улыбнулась та. — Далеко я убегу?

— Значит, будет прорываться вместе! — прорычал Сергей. Даже понимая, что ничего хорошего впереди не светит, он не собирался отступать. Сдохнуть в желудках полудиких тварей – ну уж нет! Впрочем, сдохнуть в желудках любых других тварей не хочется столь же сильно.

Искра хотела что‑то возразить, но Сергей ладонью закрыл ей рот. Времени на разговоры больше нет. Аргументы закончились.

Они перепрыгнули каменное кольцо. Сергей вдохнул жизнь в огненный шар. Тот вспух, засиял ярко–желтым. Возможно, не все так плохо.

Смехачи не торопились. Словно хорошо вымуштрованное военное подразделение. Остановились метрах в тридцати от излучателя.

— Что с ними? — спросила Искра. Женщина жалась к Сергею, и он чувствовал, как ее бьет мелкая дрожь.

— Не… – он так и не закончил фразу.

36
{"b":"256114","o":1}