ЛитМир - Электронная Библиотека

Чем дальше он отходил от имения, тем лучше себя чувствовал. Сонливость как рукой сняло. То ли благотворно действовала ночная прохлада, сдабриваемая поднявшимся ветром, то ли атмосфера в сгоревшем доме действительно тяжелая. Странно, что в прошлый раз ничего подобного не ощущалось.

Дорогу к убежищу Дарины он нашел довольно легко. Оказывается, в памяти отпечатался практически весь путь. И это, несмотря на полуобморочное состояние незадачливого мага, который после схватки с мертвяком вырубился еще в имении и очнулся уже в холодной яме. Слова Вятича насчет истинных целей нанимателей Дарины смутили, заставили задуматься, вспомнить все, связанное с девушкой. Связано не так много. Дарина вполне могла оказаться как шпионкой, так и убедительной воровкой или наемником, расследующим странную смерть мага. Можно, конечно, постараться держаться от девчонки подальше вряд ли ей удастся найти его в большом городе. Но тогда ее истинные цели так и останутся загадкой. К тому же в Сергее подняло голову банальное чувство противоречия – сделать наперекор Вятичу. Маг слишком испуган, слишком зациклен на своих страхах и подозрениях. Хорошо бы ткнуть его носом в его же ошибки. Мальчишество, но слишком много в последнее время случилось странного и необъяснимого, чтобы ко всему относиться с полной серьезностью. Разум старается найти хоть какую‑то отдушину.

За размышлениями Сергей добрался до той заброшенной части города, где находилось убежище Дарины. Здесь он постарался выбросить из головы всю ерунду, сосредоточился. Небо заволокло тучами – и луна практически исчезла. Улицы погрузились во мрак. В таких условиях ориентироваться оказалось очень непросто. Сергей несколько раз сбивался с пути, возвращался. Никаких особенных ориентиров здесь нет: все дома одинаково старые и разрушенные. Бродить среди них можно не один час. Тем более – ночью. Приходилось вспоминать количество уличных поворотов.

Убежище он нашел. Оно стояло в глубине одного из переулков, с трех сторон застроенное более крупными сооружениями. Со стороны – сарай сараем. Видно только фасадную часть с покосившейся дверью. Но дверью знакомой.

Сергей остановился в двух шагах от двери, прислушался. В отличие от имения, где некоторый шум создавали сверчки, здесь тихо, точно в древнем склепе. Ощущение мертвого безмолвия усиливали стены стоящих рядом строений и запах гнилого дерева и земли. Сергей осторожно потянул дверь за ржавое кольцо. Та легко поддалась, скрипнула. Навстречу никто не прыгнул.

Внутри темно. Пахнет свежим костром. Сергей остановился на пороге, зажег в воздухе небольшой огненный шар, пустил его перед собой. Никого.

— Кто‑нибудь дома? — позвал на всякий случай.

Никто не отозвался. Сергей прошел внутрь, затворил дверь. Через несколько минут он уже сидел напротив камина, в котором языки пламени облизывали предложенные поленья – немного сыроватые. Отчего по комнате растекался сизый дым. Вытяжка работала из рук вон плохо. Но Сергею было не до дыма. Он держал в руках записку, поспешно накарябанную на измятом листке бумаги, покрытом желтоватыми пятнами.

«Надеюсь, ты прочтешь эту записку. Знаю, что это почти невозможно. Из старого города так просто не возвращаются. Да, я знаю, куда тебя отправили. Могу представить, о чем ты думаешь. Мои слова будут звучать оправданием, но я ничего не знала о планах Госпожи. Они сказали – это проверка для тебя. Я ничего не смогла сделать. Если ты выжил, дождись меня. Я прихожу каждое утро. Возле камина найдешь мясо, хлеб и вино».

Ни подписи, ни обращения. Впрочем, и без них понятно, кому адресована записка и кто автор. За текстом шли две приписки. Одна старательно заштрихованная, другую легко прочесть.

«Со мной связался Сборщик из Буй Тура. Обеспокоен, но не говорит чем. Назначил встречу. Хочет показать нечто важное. Упоминал о тенях с желтыми глазами».

Сергей дважды перечитал приписку. Надо думать – предыдущая содержала информацию, которая теперь уже не актуальна. Значит ли это, что встреча со Сборщиком еще не состоялась? Вот и думай: посвятить ли все время подготовке к ритуалу, который может вернуть в родной мир, или параллельно продолжить расследование появления странных тварей?

Чужой мир, чужие проблемы. Стоит ли окунаться в них? Желтоглазые уже показали себя, показали, что могут быть опасными. К чему излишний риск?

Сергей уселся на подстилку перед камином, взял кувшин с вином, сделал большой глоток. Ароматное, в меру сладкое. Не виноградное. Но из чего? Еще глоток, на этот раз более вдумчивый. Нет, не понять. Да и какая разница? Алкоголь – то, что надо, чтобы снять напряжение. Практически не пьющий в своей прошлой жизни, Сергей уверенно вознамерился осушить кувшин до дна. Ему не столько хотелось есть (похоже, маг не особенно баловал свое тело едой), сколько пить.

Он с удовольствием скинул с себя грязные, рваные лохмотья, в которые превратилась его одежда. Громко фыркая, умылся – холодная вода стояла в небольшой бочке тут же, в комнате. Откуда только взялась? Неужели Дарина наносила? Оставшись в одной набедренной повязке, растянулся у камина.

Дрова высохли – и комнату затопил жар. Он окутывал мягким покрывалом, вытеснял дурные мысли. Не хотелось думать о завтрашнем дне, о выборе и проблемах. Сегодня нет мира за пределами деревянных стен. Там пустота. Здесь же есть все, что необходимо: огонь, вино и мясо с хлебом. Оказывается, для счастья надо так мало.

Он проснулся от ощущения пристального взгляда. Глаза открыл не сразу. Рядом какое‑то движение. На всякий случай приготовился дать гаду отпор, сконцентрировавшись на заклинании воздушного конуса, как сам для себя его обозвал.

— Почему не разбудила? — спросил нарочито сонным голосом.

По комнате ходила Дарина – из угла в угол, погруженная в свои мысли. Слова Сергея вырвали ее из размышлений, на лице появилась радостная улыбка.

— Не стала беспокоить. Время еще есть, а ты, наверное, устал… – она посерьезнела. — Извини.

Никаких объяснений, никаких оправданий. Что ж, это даже к лучшему. Он все равно не сможет проверить искренность ее слов. Похоже, это понимала и она.

Сергей поднялся на локтях. В голову точно гвоздь забили – хорошо вчера выпил.

— Время есть до чего? — спросил, ища глазами воду.

— Ты прочитал мою записку? Тот сборщик из Буй Тура, он сам нашел меня вчера. Говорили мало, он торопился. Сказал, что за городом появилась странная зараза. Расползается по деревьям, кустам. Источник – местный погост.

— Погост? Я думал, всех мертвецов свозят в Дом Жизни.

— Тогда бы в город шли нескончаемые подводы с покойниками. Нет, Сборщики работают по всему княжеству и свозят мертвецов к ближайшим населенным пунктам, где имеется представительство Дома Жизни. В деревнях такое представительство может состоять из одного человека. После должной обработки тело покойного захоранивается на местном погосте. Иногда необходимые процедуры проводят сами Сборщики. Обычно это случаи, когда человек погибает в дороге или до представительства Дома Жизни не близко – тело может испортиться. Но такая практика не поощряется.

— Понял. Но при чем тут желтоглазые?

— Не знаю. Вроде как зараза связана с ними.

Сергей почесал щетину на подбородке. Вятич ничего не говорил ни о какой заразе.

— Когда встреча?

— Сегодня после полудня. Ты со мной?

Сергей задумался, чем вызвал у Дарины явное недоумение.

— Что‑то не так? — спросила, нахмурившись.

— Сколько у нас до полудня? Мне кажется, я кое‑что вспомнил. Хотелось бы проверить.

— Вспомнил что?! — Дарина подалась вперед. — Сейчас раннее утро, солнце еще не встало.

— Не знаю. Сначала проверим. Надеюсь – это не хмельные галлюцинации.

Он не собирался рассказывать о встрече с призраком Здебора Вятича и посвящать спутницу в ночной разговор. Червь недоверия все же вгрызается в сознание. Но решение уже принято: он пойдет на встречу со Сборщиком, а Дарина будет рядом. Так легче понять, что она затевает на самом деле.

— Ты что‑нибудь знаешь о человеке с именем Дей Зоб? — спросил Сергей.

44
{"b":"256114","o":1}