ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мне тоже, — буркнул Сергей.

Очередной поворот улицы – и темноту пронзила пара больших желтых глаз с вертикальными зрачками. Ни намека на тело. Желтые глаза, в которых светится чуждый, холодный разум. Он не боится, не пытается скрыться, чувствует собственную силу. Сергей так и встал на месте, перестал дышать. Девушка остановилась мгновением позже.

— Что‑то забыл?

— Ты их не видишь? — Сергей указал в темноту, где плавали глаза.

— Кого?

— Тварь. Та самая, что подняла толстяка в имении Вятича.

Словно по мановению волшебной палочки, в руках Дарины появились тонкие клинки.

— Где она?

Глаза моргнули – и исчезли.

— Пропала… Зараза…

Только теперь Сергей ощутил, как дрожат собственные руки. Только нервного припадка сейчас не хватало.

— Бегом! — он схватил Дарину за руку.

У двери часовни они были спустя каких‑то три–четыре минуты. Сергей тяжело дышал, а девушка, казалось, даже не запыхалась. Вот она – разница в подготовке. Будет время – надо будет заняться собственным новым телом… Каким к чертям телом? Он же собрался домой, обратно. Плевать и на это тело, и на желтоглазых тварей! Вот только вопрос: какого рожна он не умчался в Москвию при первой возможности? Зачем вообще потащился в деревню, а теперь носится так, будто сможет их всех спасти?

Дарина громко постучала в дверь. Ответом ей была тишина.

— Отец Мешко! — забарабанил Сергей.

Результат тот же.

— Наверное, он еще не закончил со Сборщиком, — сказала девушка. — Не слышит нас.

— Это его проблемы. Отойди.

Сергей и сам отступил на пару шагов. Одним коротким ударом вмиг сгустившейся воздушной волны разбил дверь в мелкую щепу. Дарина прикрыла лицо руками, метнулась в часовню. Сборщик по–прежнему лежал на полу, а волхв стоял подле него на коленях.

Молится? Не самое лучшее время.

— Останься здесь и приведи Мешко в себя, — сказал он девушке. — Как очнется, тащите Сборщика подальше отсюда. Понимаю, что тяжело, но надо.

— Ты куда?

— Посмотрю, что там, у леса. Постараюсь вернуться скорее. Меня не ждите. Идите к дому старосты.

— Ты же не собираешься драться в одиночку? С кем бы то ни было?

— Я похож на идиота?

— Да. Только полный дурак стал бы задирать адепта Золотых башен. Он тебе не по зубам, — девушка немного помолчала. — Не знаю, что его остановило. Мог бы спалить тебя на месте.

Сергей усмехнулся.

— Я никого не задирал, просто попросил не мешать. Но отвечая на твой вопрос: драться в одиночку не собираюсь.

Он нырнул в темноту. Странно, но температура внутри часовни заметно выше, чем на улице. И это всего от нескольких свечей? Вряд ли. Старик‑то непростой. Очень непростой. Вряд ли волхв будет рад, оттого что его растолкали. Но уж лучше пусть тревога будет ложной, чем какая‑нибудь разлагающаяся тварь подберется к деревне неожиданно для всех.

Передвигаться в полной темноте по пересеченной местности, в одиночку, оказалось делом неблагодарным и ужасно давящим на нервы. Сергей то и дело спотыкался или оступался, прислушивался и присматривался, но зажечь свет так и не решился. Холод не отступал, а это значит, что опасность все еще крутится где‑то рядом. Вынюхивает.

Внезапно собачий вой за спиной стих. Сергей замер. Холодящая сознание догадка взорвалась в голове светошумовой гранатой: что, если мертвяки уже в деревне?! Проклиная себя за глупость, он развернулся и бросился обратно. Как назло нога зацепилась не то за корень, не то за камень. Сергей успел выставить перед собой руки – и только поэтому не пропахал хорошо утоптанную тропу лицом. И все же ладони содрал в кровь.

Неудачник!

Он успел подняться на четвереньки, держа раскрытые ладони чуть согнутыми (щипало жутко), когда почувствовал в темноте какое‑то движение. Именно почувствовал, не увидел. Да и звуки дошли чуть позже. От леса действительно кто‑то шел – неторопливо, но довольно уверенно.

Сергей вскочил на ноги, сжал кулаки. В глазах промелькнули алые круги. Он ощутил, как с пальцев на землю стекают капли крови, но рук не разжимал. Боль и ярость – два чувства, неизменно дарившие ему силу.

В нос ударил еле уловимый запах тлена.

Раздумывать и сомневаться времени нет. Сергей взмахнул перед собой рукой, описывая широкую дугу. Капли крови, обильно падающие на землю, обратились сгустками пламени, устремились в темноту. В последний момент Сергей успел изменить траекторию их полета, заставив врезаться в землю, в нескольких шагах от себя. Множество ярких вспышек высветили ночь. А там, за горящей дугой взорвавшихся пламенем капель крови, в нерешительности замерли темные фигуры. Сомнений нет – существа были мертвы. По крайней мере, умерли недавно. Теперь же они направлялись к деревне. На Сергея смотрели белесые глаза, в которых отражались лепестки пламени. Но по ту сторону стояли не разложившиеся скелеты или сухие мумии – нет. Существа выглядели так, будто их похоронили всего несколько дней назад, только предварительно содрали кожу. Поджарые тела блестели от покрывающей их слизи. Раззявленные рты, полные острых, точно иглы, зубов, больше походят на пасти акул. На некоторых тварях сохранились остатки истлевшей одежды, но большая часть – абсолютно голые. На телах ближайших созданий Сергей успел рассмотреть странные наросты, по виду – костяные образования. Наросты не имели четких очертаний и больше напоминали коросту, результат какой‑то прогрессирующей болезни. У некоторых тварей такая короста покрывает большую часть тела, у других только начала проявляться.

От огня создания отшатнулись, утробно завыли. За их спинами, в темноте, промелькнули какие‑то быстрые тени. Точно собаки. Только очень большие.

Только собак здесь не хватало! Зато больше ничто не удерживает от действий.

Снова взмах руки – и снова кровь обращается пламенеющими сгустками. Будто почуяв опасность, твари рванули было в разные стороны. Поздно. Не обладая высокой скоростью, они оказались легкой мишенью. Несколько тварей вспыхнули яркими факелами, заметались, оглашая окрестности глухим рыком. Собратья от них отшатывались, старались обойти огненную преграду.

Надо отвести их от деревни! Судя по невнятным попыткам бежать, от тварей можно спастись даже быстрым шагом. Но подпускать их к жилью все равно ни к чему.

Рвануть в сторону, обогнуть мертвяков с фланга – и снова ударить. Сколько их? Только бы снова не упасть!

Сергей снова плеснул пламенем. Ответом ему стал еще более ожесточенный рык. Создания топтались, не понимая, куда им идти. Огонь охотно принял угощение из полугнилой плоти. Пара мертвяков уже рухнула на землю. Они еще продолжали двигаться, цеплялись корявыми пальцами за траву, но с каждой секундой движения их становились все менее заметными.

Умирают! Их можно убить, как и толстяка из поместья Здебора Вятича.

У границ деревни раздался тонкий смех. Громкий, но совсем не такой, как хохотали Смехачи в старом городе. Его звук поднялся в ночи и даже ненадолго перекрыл рык повторно умирающих тварей из леса. А еще через мгновение какой‑то дом, стоящий на окраине деревни, погрузился в огненное марево, запылал.

Что там творится?! Неужели Драган Эйч? Но зачем?

Снова смех, чуть дальше от пылающего дома, — и снова огненная вспышка. На этот раз только яркий оранжевый отблеск. Послышались крики – похоже, народ метнулся на улицу. Людей можно понять, никто не хочет сгореть заживо. А кто‑то планомерно бьет по деревне. Возвращаться? Сергей стиснул зубы, метнул в мертвяков еще одну россыпь смертоносных сгустков.

Нет, ну не могут же маги вконец обезуметь!

И все же подтачивающий изнутри червяк сомнения не давал покоя. Дурная привычка доводить все дела до логического завершения самостоятельно, не надеясь на помощь других. А в данном случае другие – это люди, к которым нет доверия.

Из‑за огненной стены в высоком прыжке выскочило существо. Тут же припало к земле, зашипело. Теперь его можно разглядеть лучше: очень походит на тварей, с которыми Сергею пришлось схватиться в пустующем доме. Красно–коричневую кожу твари покрывали большие язвы, вокруг которых расплывались пятна коросты. В некоторых местах язвы вскрывались гноящимися ранами. На коже существа виднелись следы от многочисленных ожогов, над которыми поднимался прозрачный дымок.

59
{"b":"256114","o":1}