ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты с ума сошел?! — набросилась на него Дарина. — Деревня и так пострадала. Что ты делаешь?!

— Не рассчитал силы, — процедил Сергей. Он и без чужих нравоучений чувствовал себя жутко виноватым. И все же сделано главное: уничтожена тварь. Вот только надо обследовать развалины. Вдруг там оставался кто‑то из жителей. Вероятность небольшая, но кто знает.

Обождав, пока осядут особенно густые клубы пыли, Сергей направился к останкам дома.

— Я должен попросить у вас прощения, — услышал он голос Мешко.

Сергей обернулся.

— Давай обойдемся без признаний. Лично мне ваши скелеты неинтересны.

Стараясь не оступиться, он снова полез по обломкам. Дом сложился так, словно собран из спичек. Восстановить его будет очень непросто.

— Есть кто живой? — крикнул, прислушиваясь.

В ответ под ногами что‑то хрустнуло, зашуршало.

— Здесь…

Он не успел закончить фразу. Доски и обломки бревен взорвались изнутри, разлетелись колючей шрапнелью. Сергей еле успел прикрыть рукой глаза. Рядом с ним взметнулось жаркое пламя. Злое, шипящее, с голубоватыми отблесками.

— Живых – нет, — засмеялась Полеля.

Она раскинула руки – и в стороны метнулась расходящаяся огненная волна.

Сергей поставил огненный щит, но мощь волны оказалась столь велика, что щит смело напрочь, а его самого отбросило назад.

— Вставай и попробуй защитить всех этих людишек, — доверительно предложила тварь. — Пусть перед смертью вспомнят маленькую Полелю. Вспомнят и ужаснутся своей гнусности.

Еще одна волна, следом – еще одна. Сергей только и успевал отбиваться от них. Отходить. Волны накатывали с огромной скоростью – и лишь это пока спасало деревянные развалины от воспламенения. Впрочем, ненадолго. Кое–где уже курился дымок, виднелись раздуваемые ветром искры.

Новая волна отбросила Сергея на несколько метров назад.

— Вы что стоите? — прохрипел он, поднимаясь. Дарина, Мешко и Сборщик стояли тут же. — Я не смогу прикрывать и вас.

— Остановись! — закричал Мешко. — Во имя предков. Возьми меня. Не тронь добрых людей. Они даже не знают о тебе.

— Добрых людей? — новый взрыв хохота и новая волна. — В это поверила бы дурочка Полеля, когда была жива. Смерть заставляет на многое взглянуть иначе.

Сколько же в ней злобы и ненависти!

— Прошлого не вернуть, — говорил Мешко. — Я очень виноват. Но не другие. Послушай меня, умоляю, — старик упал на колени.

— Волхв, просящий на коленях, — это мне нравится, — захихикала тварь. — Но я все же заберу всех. Там, в царстве червей и тлена, вы познаете, что такое боль. Полеля вам в этом поможет.

Она снова выпустила волну. Сергей выставил широкий щит, защищая стоящих за его спиной. Силы тают на глазах. Жар проникает даже сквозь огненный заслон. По телу словно прошлись горящим веником. За шумом набегающего пламени Сергей услышал усилившиеся крики людей, какой‑то шум, звуки ударов, перемежающиеся отрывистым ревом. Неужели мертвяки?

Дарина метнула пару кинжалов, но те не достигли цели, остановившись в считанных сантиметрах от твари.

— Подоспели мои мальчики, — улыбнулась та. — Пожалуй, с ними я поделюсь твоими людьми, Мешко. Мягкие, горячие – они придутся нам по вкусу.

— Отойди, сынок, — рука волхва легла на плечо Сергея.

— Что? — процедил тот, не оборачиваясь.

— Уходите, — проговорил волхв так спокойно, будто отправлялся на привычный ужин. — Вы должны помочь остальным. Пожалуйста.

Прикосновение старика распространилось по телу мягкой прохладой. Боль от ожогов стихла, а раздражение и усталость словно рукой сняло. Сергей невольно отшатнулся. Ему даже показалось, что вокруг волхва появилось бледное свечение.

— Мешко! — ощерилась тварь. — Хорошо, ты будешь первым.

Вокруг создания появилось сразу несколько огненных шаров, которые начали стремительное вращение. Они разгонялись и раскалялись все больше, пока не превратились в сплошное кольцо белого цвета, от взгляда на которое резало глаза. Дерево вокруг твари воспламенилось – и огонь, почуяв обильное угощение, стремительно пополз в стороны.

Полеля залилась диким хохотом – выбросила руки перед собой. В грудь старика ударил поток белого пламени. Дарина что‑то отчаянно закричала. Но волхв не упал, даже не пошатнулся. Он продолжал идти к веселящейся твари – и сияние вокруг него становилось все ярче.

Лицо Полели исказилось ненавистью. Она зашипела, усилила натиск. Но все тщетно – Мешко шел к ней, словно и нет перед ним всепожирающего огненного безумства. Но почему, обладая такими силами, волхв кучу времени потратил на уговоры твари? Неужели всерьез надеялся пробудить в ее разуме искры человечности?

А потом пламя резко опало. Сергей успел заметить только, как Мешко простер перед собой руки, — и все закончилось. Ни взрывов, ни криков. На том месте, где мгновение назад стояла ненавидящая весь мир тварь, поднимался обычный костер, в свете которого можно разглядеть две неподвижно лежащие фигуры. Пламя яркое, но далеко не раскаленное – самое обычное.

— Что он сделал?! — спросил Сергей резче, чем следовало. Он начал вытягивать воздух из горящих развалин, пока те не запылали в полную силу. Потушить пожар он все равно не успеет, но забрать тело Мешко следует.

— Каждый волхв обладает правом забрать одну жизнь, — проговорила девушка. — В обмен он должен отдать свою.

— Но она же уже была мертва!

— Не знаю. Но она – нечто новое. Думаю, ты и сам это заметил. И дело не в том, что она способна к магии. Дело в ее разуме.

— Полноценная личность, причем с воспоминаниями из прошлого.

— Да.

Пламя немного опало, но процесс шел слишком медленно, потому Сергей набросил на себя огненный щит – и бросился к тому месту, где исчез волхв. Он обнаружил оба тела. Мешко и Полеля лежали рядом, и огонь уже притронулся к их плоти. Подхватив старика, Сергей выбрался из развалин. Как бы ни было жалко волхва, а отдавать ему последние почести не время. Его и так потеряно слишком много. Крики людей и рев мертвяков все еще слышатся. А значит – расслабляться рано. Да и ночь далека от завершения.

Он осторожно положил тело Мешко на дорогу. Так, чтобы на того падал свет.

— Мы вернемся, — проговорил тихо.

— Это уже слишком! — голос Драгана Эйча резанул по ушам.

Да что же за такое?!

Сергей поднялся.

— Там убивают людей. Им нужна помощь.

— Тут, как я посмотрю, тоже убивают. Ты знаешь, что бывает за убийство волхва? — в словах мага слышалась неприкрытая угроза.

— Он не убивал, — заговорил Сборщик.

Неужели очнулся?

— Пропусти меня, — Сергей сжал кулаки.

— Твоя помощь никому не нужна, — усмехнулся Эйч. — Селянам помогут Рында и Курбат. А вот ты зарвался. Зря я позволил тебе уйти. Но второй раз такой ошибки не совершу.

Маг коснулся рукой амулета на шее – и тут же окутался багряным коконом.

— Ты обязан дождаться дознавателей! — выкрикнула Дарина.

— При поимке бешеного зверя промедление сравни преступлению, — парировал Драган Эйч. — И не тебе, девка, напоминать мне о правилах!

— Остановись, — голос Сборщика звучал тихо, но уверенно.

— Не вмешивайся, — проговорил маг.

— Ну и сволочь ты, — поморщился Сергей, обращаясь к Эйчу.

Безумная гонка последних суток вымотала – и еще одну серьезную схватку вряд ли удастся выстоять. Впрочем, Дарина, похоже, не намеревалась сдаваться. Внешне она выглядела почти расслабленной, но взгляд устремлен на мага. Следит за каждым его движением. Что‑то задумала?

В руках Драгана Эйча появился длинный огненный клинок.

— Остановись, — повторил Сборщик.

— Не зли меня! — маг вытянул руку с клинком перед собой. — Видят предки – я не желаю убивать тебя. Но если придется…

— Я позабочусь о твоем теле…

Лицо Драгана Эйча исказилось гримасой боли. Он взмахнул руками, схватился за голову. Огненный меч растаял в воздухе. Кожу мага разрезали черные трещины, или то вздулись и набухли вены – Сергей понять не мог. Прошло не более нескольких секунд – и маг ссутулился, сжался, рухнул на колени. Багряное свечение вокруг него опало и угасло. Эйч дернулся, что‑то прохрипел – и застыл.

62
{"b":"256114","o":1}