ЛитМир - Электронная Библиотека

Подворье оставило в сердцах тягостное настроение. Неужели та же самая участь постигла и все остальные семьи, оставшиеся наедине с жестокой опасностью?

Следующее подворье оказалось именно таким. Кровь и останки тел – ничего более. Нет даже мертвяков. Входя в третий дом, Сергей уже не надеялся найти живых. На ступенях крыльца он нашел изувеченное тело мужчины. Рядом с ним лежал топор и чья‑то небольшая кисть. Бледная даже в свете огненных нитей. Женская или детская. На безымянном пальце кисти виднелось простое кожаное кольцо.

И уже привычный беспорядок в доме.

— Есть кто живой?! — надтреснутым голосом крикнула Дарина.

Сергею показалось, что где‑то в глубине дома скрипнула половица. Он посмотрел на Дарину. Та лишь пожала плечами. И все же уходить, не проверив все до конца, — не дело.

— Ау! — крикнул он уже громче.

И снова скрип. Нет, скорее, писк. Глаза Дарины расширились – и девушка метнулась на звук.

— Подпол! — проговорила она, ища глазами люк.

Сергей ногой отбросил домотканую дорожку. Так и есть – люк с кольцом.

— Я посмотрю, — остановил девушку.

Он дернул кольцо, готовый к тому, что навстречу бросится очередная голодная тварь. Ничего – темнота и тишина.

— Эй, — позвал шепотом.

Неясный шорох – и внизу показались очертания небольшого тельца. Сергей осторожно приспустил светящиеся нити. На него большими темными глазами смотрела девочка лет трех. Ее лицо и ночная рубашка до пят запачканы в саже. На лбу – небольшая ссадина.

— Или сюда, — Сергей протянул вниз руку. — Не бойся.

Девочка потянулась навстречу.

Она не плакала, ничего не говорила. Казалось, даже не моргала. Но зато дрожала мелкой дрожью. Постоянно. Ребенок чудом уцелел в кровавой бойне, и остается молить предков, чтобы воспоминания об этой ужасной ночи не приходили к нему во снах все оставшуюся жизнь. Но прежде надо выжить.

На следующем подворье они оказались как раз вовремя, чтобы предотвратить трагедию. Твари уже лезли в окна хозяйского дома, неистовствовали в сарае. Увлеченные близкой добычей, они не сразу заметили новых гостей. Одной рукой Сергей прижимал спасенную девочку к груди, а второй направлял раскаленные нити. Твари навалились на людей – и откатились, завывая и оставляя на утоптанной земле капли черной крови. Одного мужика из группы Сергея до кости полоснули по руке, второму вцепились в ноги, вырвали кусок мяса. Зато из дома удалось вытащить семью из трех человек.

Наскоро перевязав раны, двинулись обратно – к ближайшей точке сопротивления селян. Следом двигались мертвяки. Точно шакалы в ожидании, когда кто‑то из раненых ослабеет настолько, что станет отставать. Такого подарка твари не получили. Наученные опытом острой стали и обжигающих нитей, они не торопились нападать в открытую. Хотя одну попытку все же сделали. Неудачно – хватило раскроить череп одному мертвяку и отсечь ноги другому, чтобы твари отстали.

В кольце из горящих костров спасенных сдали с рук на руки сельчан, немного отдохнули и двинулись в новый поиск. Раненых оставили, но ряды группы быстро пополнили. Недостатка в добровольцах не было. Особенно после удачного возвращения.

Спасенную девочку Сергей из рук в руки передал какой‑то пожилой женщине. Бедняжка продолжала дрожать и даже какое‑то время цеплялась за его одежду, точно не желая расставаться с тем, кто вытащил ее из темного подпола.

В поиск успели сходить еще трижды. Этого хватило, чтобы обойти все указанные старостой подворья. В общей сложности к точке сопротивления селян вывели полтора десятка человек и одну корову. Испуганная скотина увязалась вслед за хозяевами, и оставить ее на поживу голодным тварям просто не поднялась рука. Что особенно отрадно – за все время поиска группа Сергея на поживу тварям не потеряла ни одного человека. Ранения случались, и довольно серьезные, но ничего такого, что бы привело к смерти. Впрочем, полной уверенности в этом не было. Какая зараза может оказаться на клыках и когтях мертвяков – не знал никто. Женщины суетились над мужчинами, промывали раны, прикладывали к ним какие‑то травы.

Первые солнечные лучи встречали с отчаянным нетерпением. Ночь для всех растянулась бесконечным марафоном, призом в котором стала жизнь. Скольким селянам не удалось достигнуть финиша – еще предстояло узнать. Но пока люди с волнением следили за светлеющим небом и за тем, как изменяется поведение мертвяков. Твари сделались дергаными и раздражительными, если к ним вообще можно применить такие понятия. Они бросались друг на друга, вырывали у собратьев куски плоти, но не жрали ее, а тут же выплевывали. Подходить к кострам никто из них уже не пытался, а вскоре создания и вовсе начали расползаться по деревне в поисках места потемнее. Они отходили в тень, скрывались в пустых домах, даже пытались делать подкопы, прятаться в кустах или погребах, если такие находили.

Костры медленно догорали, люди поздравляли друг друга. Они выстояли. Они выжили. Следы и скорбь будут позже. Пока что на изможденных лицах читалось большое облегчение. Хотя настороженность полностью не исчезла. Возвратиться в собственные дома не получится, пока каждое строение не будет обследовано самым внимательным образом. Но это еще впереди. А пока люди смогли позволить себе небольшую передышку.

Маги приедут – они помогут.

— Спасибо вам, — поклонился староста, когда небо просветлело настолько, что все мертвяки исчезли с улиц деревни. — Я обязательно сообщу о вас господам адептам Золотых башен. Надеюсь, они вскорости будут здесь. К сожалению, мы не в силах предложить вам достойную плату, но они, я уверен…

— Подожди, отец, — остановил его Сергей. — А давай ваша благодарность будет заключаться в том, что нас здесь вообще не было.

— Не держи зла, добрый человек, но как же так? Не можно скрыть вашего присутствия у нас. Все разговоры в деревне о ваших делах.

— Каких делах? — спросила Дарина. — Мне вот думается, те два молодца и есть настоящие герои, — она указала и Рынду и Курбата, сидящих прямо на земле, привалившись к завалинке. Рядом с ними порхало несколько девиц. По всей видимости, внимание городских магов, пусть пока и не ставших полноправными адептами, очень импонировало селянкам. Помощники же господина Эйча принимали внимание как должное, совсем не вспоминая о собственном наставнике. Что ж, тем лучше.

— Они? — не понял староста.

— Конечно! — подхватил Сергей. — Если бы не их мастерство и отвага, деревня бы выгорела дотла. А мы что? Приехали, погостили – и уехали.

— Вы уезжаете? — удивлению старосты не было предела.

— Срочные дела. Ничего не поделать.

— Вам не придется обманывать господ дознавателей, — сказала Дарина. — Просто не заостряйте внимания на двух путниках. Лучше пусть воздадут настоящим героям.

— Хорошо, — нехотя произнес староста.

И все же с отъездом пришлось немного помедлить. За ночь мертвяки успели пройтись почти по всем подворьям, вырезая скот. Лошади, на которых приехали Сергей и Дарина, погибли. А на поиски уцелевших понадобилось время. Пока селяне сновали по деревне и вне ее пределов, пытаясь отыскать пару уцелевших скакунов, Сергей решил не сидеть на месте, а поговорить со Сборщиком. Кого–кого, а вот его искать не пришлось.

Достаточно немного обождать возле часовни. Именно туда Сборщик стаскивал всех, кто не пережил страшную ночь. Сюда же он принес и тела повторно убитых мертвяков, но, в отличие от людей, спрятал их в подвале.

Жертв оказалось больше, чем предполагал Сергей. К предкам отправилось, по меньшей мере, три десятка человек. И, скорее всего, это еще не все. Над телами, обезображенными и покрытыми пятнами крови, кружили стаи мух. Их жужжание повисло тяжелым гулом. Ночной холод еще не улетучился, но днем здесь будет нечем дышать.

— Остаешься? — спросил Сергей, когда Сборщик появился с очередным окровавленным телом на плече.

— Да. Работа еще не завершена.

— Ну и работка…

— Кто‑то должен ее делать.

А зачем он ее делает сейчас? Здесь же нет представительства Дома Жизни, деньги платить некому. Кроме сельчан, разумеется. Но сколько они готовы выложить теперь, когда беда так или иначе коснулась почти каждого дома? Или дело все же не только в деньгах?

64
{"b":"256114","o":1}