ЛитМир - Электронная Библиотека

Конечно же, это только игры взбудораженного воображения, но спокойствия и сосредоточенности они не добавляли. Челюсть свело от напряжения. Сергей настолько сильно сжимал зубы, что, казалось, те вот–вот начнут крошиться.

«Ну же, давай».

Черное облако достигло пола, навстречу ему ровным кругом поднялось серебристое свечение. Исходящий из транспортной призмы свет сделался кинжальным, насыщенным. Голос длинноволосого садиста перешел в крик. Ему вторил усилившийся звон цепей.

Сергей почувствовал, как по лицу прокатился порыв прохладного ветра. Сердце бешено забилось. Неужели получилось или просто совпадение?

Одна из граней транспортной призмы треснула.

Сергей чуть было не застонал от отчаяния. Секунды. Считанные секунды отделяют его от черной неизвестности. Но почему‑то собственная жизнь не мелькает перед глазами. Перед ними – чужая смерть. Много смертей.

Трещина на призме начала растягиваться. Медленно, но неумолимо. Там, в глубине прозрачного куска магического стекла, металась темная точка. И с каждым мгновением она увеличивалась в размерах все больше.

Сергей перестал дышать. Нервы натянулись стальными струнами и вот–вот порвутся в клочья. Но он хочет жить! Он будет жить! Ни один ублюдок с коровьим дерьмом вместо мозгов не станет вершить его судьбу!

От призмы отвалился прозрачный кусок.

Красный камень перед глазами Сергей дрогнул.

Гвалт голосов проник в голову, заглушил собой все прочие звуки. Истлевшие, изуродованные трупы коварными призраками тянулись к сознанию, вцеплялись в него мертвой хваткой стальных крючьев и тянули в разные стороны. Разорвать, уничтожить.

Призма мелко дрожала, рассыпаясь прозрачным крошевом.

Игла поддалась направленному воздействию Сергея, неуверенно поползла вверх. Остекленевшие на ней глаза улавливают каждый миллиметр движения.

Треск, исходящий от призмы, смешался с самодовольным хохотом. Но голос не принадлежал длинноволосому.

Игла покачнулась в последний раз – и… упала, тут же скатившись по груди куда‑то вниз. Все тело Сергея тут же обратилось факелом гудящего белого пламени.

Треск усилился, а хохот оборвался диким воплем.

С отчаянным воплем Сергей выбросил себя с пыточного стола.

Треск достиг своего пика – и исчез в яркой вспышке. Клочья черного облака разметало по изолятору. Послышался звук падающего тела.

Все стихло.

Сергей медленно приходил в себя, лежа почти у самой двери. Холодный пол приятно остужал пышущее жаром тело. Кровь стучала в висках, пульсировала в груди.

Он смог!

Но расслабляться рано. Враг еще рядом.

Подняться.

Опираясь на руки, он встал. Ноги подкашивались, точно кости в них превратились в студень. Под потолком все так же висели цепи со зловещего вида крючьями. Но больше они не покачиваются. От транспортной призмы осталась лишь горстка пыли. Инструменты истязателя разбросаны по полу. Но где он сам?

Сергей поднял один из ножей – тонкий, с обоюдоострым длинным лезвием. Обойти стол. Длинноволосый сидел на полу и с ошалелым видом озирался по сторонам. Удивительно, но в его взгляде не осталось прежнего выражения общечеловеческой грусти. Увидев Сергея, садист ощерился. Его руки метнулись перед собой. На пальцах на мгновение блеснули языки пламени, но тут же опали.

— Снова что‑то пошло не так? — спросил Сергей, чувствуя, как по венам разливается привычное тепло магической силы.

Длинноволосый посмотрел на него исподлобья, медленно поднялся. В его глазах металась еле сдерживаемая ненависть.

— С новым телом, господин Вятич… Снова что‑то пошло не так?

Длинноволосый медленно сжал кулаки. Его лицо искривилось в презрительной гримасе.

— Значит, решил остаться? — с трудом проговорил он. Создавалось впечатление, будто у него в глотке застряла рыбья кость, причиняющая сильную боль.

— Решил, — кивнул Сергей.

— Силен. И что теперь?

— Ничего. У каждого есть свое тело. Вопрос исчерпан.

— Не исчерпан! — выплюнул длинноволосый. — Игра слишком затянулась.

— К чему были все эти жертвы? — спросил Сергей, разведя руки в стороны.

— Ты их почувствовал? — ухмыльнулся маг. — Они никто – мусор с улиц. Город без них стал только чище. А я сделал большой шаг вперед.

— Он того стоил?

— Тебе не понять. Кто ты? Червь, на которого снизошла благодать предков.

Сергей сильнее сжал в руке острую сталь.

— Знаешь, — проговорил тихо, — а это больно. Лежать и чувствовать, как тебя свежуют.

Маг пожал плечами. Видно, что ему неуютно в новом теле. Он постоянно морщился, с трудом опирался на одну ногу. Длинноволосый садист – не лучшее вместилище для могучего адепта Золотых башен. Но уж кто подвернулся. Несмотря на то что Сергею удалось покинуть круг, в котором проходил ритуал, запущенный процесс все же завершился – и сознание Вятича оказалось в первом подвернувшемся, оставшемся в непосредственной близости теле.

Сомнений в том, что перед ним именно маг Золотых башен, Сергей не испытывал. Слишком явным оказались изменения, произошедшие с длинноволосым садистом.

— Некоторые цели требуют жертв, — сказал Здебор Вятич.

— Поделишься целями? Очень хочется знать, что может заставить человека превратиться в тупого мясника и начать полосовать всех вокруг.

— Ты ничего не знаешь. Ничего не понимаешь и не видишь. Этот мир обречен, он погряз в грязи, гниет изнутри! Все эти мелкие дрязги и суета ничего не значат. Близится время искупления. Время, когда каждый получит по заслугам. Предки отвернулись от нас, боги – умерли. Кто‑то должен очистить этот мир.

— Ты?

— Нет. Я всего лишь проводник. А ты – помеха.

Он выбросил перед собой руки – и в грудь Сергея ударил порыв сжатого воздуха. Ударил, но не повалил. Маг отчасти восстановил силы и привык к новому телу, но слишком поторопился с атакой.

Сергей ответил ему его же оружием. Новое тело Здебора Вятича смело с места и метнуло о стену. Раздался глухой удар. Маг бесформенной кучей осел на пол. Из его носа обильно текла кровь, глаза подернулись мутной поволокой.

— Почему мне кажется, что ты с самого начала недоговаривал? — спросил Сергей, подходя ближе. Он держался наготове, готовый отразить новую атаку мага. Картина, которая начала складываться у него в голове, наводила на невеселые мысли, требующие разъяснения. И немедленно. — Желтоглазые твари – ты знаешь о них куда больше, чем рассказал мне.

Вятич сплюнул на пол сгусток крови. Попытался подняться, но нога, на которую он и раньше старался не наступать, подвела. Шипя от боли, он снова сел. Пальцы в бессилии заскребли по полу.

— Помоги мне, — прохрипел Вятич неожиданно. — Ты станешь адептом Золотых башен. Без обучения и испытаний. Если хочешь, я сам научу тебя пользоваться магической силой. Ты сильнее, чем я мог предположить. Но одной силы мало, нужно умение. У тебя будут деньги, будет свое имение, хорошая практика. Но даже это все не так важно – у тебя появится возможность уцелеть во время искупления. Все они, — он махнул рукой куда‑то вверх, — ничего не знают. Живут сегодняшним днем. Они жрут, трахаются и рожают уродов, не способных понять всей той мерзости, в которой копошатся. Ты поймешь. Я знаю, чувствую. Ты сможешь. Я не прошу многого. Помоги.

— И кого я должен убить? — поморщился Сергей.

— Никого. Мы должны подготовить площадку для прихода тех, кто исцелит этот мир. Они придут все равно. Рано или поздно. Не в наших силах остановить их. Но мы можем встать подле них, сойти с тропы, которая будет сожжена.

— Заманчиво звучит. А что тебе со всего этого?

— Я хочу жить. Как и ты. Но это не главное. Этот мир или сгорит в огне, или переродится. Иного не дано. Я в силах направить поток искупления, но не контролировать его. Поверь, лучше стоять по правую руку бога, чем добровольно подставить шею под его карающий меч. Что бы выбрал ты? На какой оказаться стороне, когда начнется воздаяние?

— А богами ты называешь тварей, которые превращают мертвецов в ходячих марионеток?

68
{"b":"256114","o":1}