ЛитМир - Электронная Библиотека

— По рукам.

— Кажется, никакую заразу не подхватил, — констатировала Дарина, когда они оказались в ее укрытии.

Сергей сбросил верхнюю одежду, остался в одних штанах. Как ни странно, но разрезы на груди не болели, а их края почти стянулись. Зато рана на боку хоть больше и не кровоточила, но имела прескверный вид, точно ее прижгли, а потом снова разворотили. И, тем не менее, на какой‑то пахучий порошок, что посыпала на нее девушка, реакции нет.

— Что это? — спросил Сергей.

— Змеиный глаз – должен показать наличие в крови яда. Или ядов. У тебя все чисто.

— Отлично. Тогда давай быстрее заканчивать. Хотелось бы до деревни добраться засветло.

— Смотри, не попадись на глаза дознавателям. Да и селянам тоже ни к чему. Сболтнут еще лишнего. Сразу к часовне. Сборщик наверняка там. Я надеюсь…

— А что это он сделал с Драганом? — спросил Сергей.

— Не хочу даже думать об этом, — замотала головой Дарина.

— Почему?

— Потому что всем известно – Сборщики не убивают людей. Никогда. Это непреложный закон.

— Похоже, наш друг не в курсе.

— Не вздумай ему напомнить об этом, — ее глаза полыхали нескрываемым беспокойством.

Сергей молчал.

— Ты слышишь?! — Дарина повысила голос. — В мире существуют вещи, о которых не следует знать. Ты же слишком любопытен.

— Хорошо–хорошо. Успокойся, — Сергей взял девушку за плечи. — Я все понял.

Несколько секунд она смотрела на него так, словно вот–вот разрыдается. Но нет – дернула головой, моргнула – и вот уже снова готова действовать.

Они расстались у двери убежища. Сергей уселся на козлы повозки и направился к городским воротам. Дарина осталась провести инвентаризацию имеющегося снаряжения. За остальными вещами отправится позже.

Управлять повозкой оказалось проще, чем лошадью. Зомби слушались малейшего движения поводьев. Вовремя останавливались, не пропускали нужных поворотов. До ворот добрались быстро. Тут же Сергей сдал повозку и обзавелся тонконогой лошадкой. Теперь, зная о потенциальном тайнике Здебора Вятича, хотелось притормозить время, чтобы разложить все по полочкам. Сесть и в спокойной обстановке все обдумать. Но со спокойной обстановкой проблема. Казалось, будто все вокруг только и делают, что смотрят в спину, провожают взглядами. Что‑то подозревают, о чем‑то догадываются. Мания преследования в чистом виде. И Сергей это отлично понимал, но не мог избавиться от дурного чувства слежки. А потому торопился так, как только мог.

Все‑таки ожидание томило. Покончить со всеми делами и таинственностью – и отдохнуть. Неделю. Или месяц. И обустроиться. И выспаться. И наконец‑то понять, что такое из себя представляет магия? И…

Планов огромная куча – только успевай разгребать. Однако всему задуманному могут помешать твари из другого мира. Или другой вселенной. Или другого отражения. Черт те знает, как всю эту катавасию правильно назвать. Но как ни назови – суть от этого не меняется: желтоглазые ублюдки ведут себя все более нагло. А значит – чувствуют собственную силу. Интересно, со смертью настоящего Здебора Вятича преследование его преемника, Сергея, закончится? Или тварям все равно, чье сознание сидит в теле человека? Главное – им известна внешность противника.

За размышлениями и планированием примерного ближайшего будущего Сергей добрался до того места, где следовало съехать с большого тракта. Теперь начиналось интересное: выбрать в лесу нужную тропу, не сбиться на многочисленных поворотах и развилках. Задача не самая простая. И все же с ней придется справиться.

Сергей постарался выбросить из головы все посторонние мысли и сосредоточиться только на тропе и окружающем лесе. Он всматривался в деревья и кусты, пытался припомнить какие‑то приметные объекты, ориентиры.

Несмотря на всю внимательность и сосредоточенность, ошибок избежать не удалось. Несколько раз тропа раскрывалась то глубоким рвом, то вырубкой, то журчащим ручьем или чем‑то еще таким, чего в прошлый раз точно не было. Приходилось возвращаться до ближайшей пройденной развилки, а то и дальше. В конце концов, к деревне он все же выехал, но потерял на блуждание по лесу кучу времени. Солнце уже клонилось к верхушкам деревьев, а в подлеске и вовсе начали сгущаться тени.

Впрочем, даже эта медлительность оказалась на руку. Сергей не стал торопиться. Он отъехал от тропы, спрятался за деревьями так, чтобы видеть все, что происходит в деревне. Лошадку привязал тут же – пусть отдыхает.

Деревня выглядела тихой и умиротворенной. Если бы не черные пятна недавних пожаров, то и не предположить недавнего ожесточенного нападения мертвяков. На улицах люди. Немного – и не вооружены. Значит, повторного нападения не опасаются. Где‑то здесь должны быть и маги. Но не видно ни одного. Или сидят в домах, или шастают по погосту. Больше податься некуда.

Сергей дождался, пока солнце покинет небосвод, — и только тогда пешком выбрался из леса. В сгущающемся полумраке он чувствовал себя куда комфортнее, чем на свету. Меньше опасность попасться кому‑то на глаза. А добраться до часовни – не проблема.

Он сделал большой круг, обходя деревню, — и вышел к искомому зданию. Осмотрелся, прислушался. Вроде бы поблизости никого. Не видно и мертвецов. Ни селян, ни пришедших с погоста. Уже похоронили?

Стараясь ступать как можно тише, Сергей подобрался к часовне, заглянул внутрь. В свете всего одной небольшой свечи на полу, на коленях, сидел человек. И не разглядеть, кто именно. Сергей постучал в косяк двери – будь что будет, а стоять и гадать он не собирался. Человек медленно развернулся. В отблесках свечи показалось знакомое лицо с черными провалами глаз. Сборщик.

— Не помешаю? — спросил Сергей, входя в часовню.

В ответ тишина. Не узнал или ждет развития разговора?

— Нужна твоя помощь. Это важно.

Сборщик поднялся на ноги, но по–прежнему хранил молчание.

— Как здесь дела? — спросил Сергей, заподозрив неладное.

— Нормально, — наконец‑то соблаговолил ответить Сборщик.

— Дознаватели прибыли? Что с погостом и лесом вокруг него?

— Прибыли. Не вылезали оттуда весь день. Нашли много интересного. С местными почти не разговаривали.

— Хорошо, — от сердца отлегло. — У меня есть новые сведения. Они странные и могут показаться полным бредом. Но проверить их я бы очень хотел.

— И для этого нужна моя помощь?

— Да.

— Слушаю.

И снова пересказ последних суток. С той лишь разницей, что теперь к случившемуся в лаборатории под Матерью богов прибавилось неожиданное открытие в Могильниках.

— Чем могу помочь я? — спросил Сборщик, выслушав рассказ. По его лицу невозможно было понять – поверил ли он услышанному или нет? Да и слушал ли вообще?

— У меня нет уверенности, что смогу открыть центральный Могильник. Мне нужна консультация. Нужен человек, который работает с Домом Жизни, знает его… тайны, чего скрывать. Кроме тебя – других кандидатур у меня нет.

— Я же уже сказал: желтоглазые – не дело братства.

— Тебе не кажется, что ты уже вышел за рамки, в которых это самое братство действует? — громко прошептал Сергей, подавшись вперед.

Лицо Сборщика дрогнуло. Хотя, возможно, это всего лишь отблеск пламени свечи.

— Раз уж ввязался в игру с желтоглазыми – дойди до финиша. Осталось немного. Последний шаг.

— Тебе даже не понадобится помощь братства, — проговорил Сборщик. — Тебя заберут адепты Дома Жизни. Или замуруют в могильнике. В назидание другим дуракам.

— Принцип не вмешиваться в дела простых смертных – это что? Кодекс или привычка? А может быть, страх? Твои предки, те, кто шел через мертвые деревни и города, пытаясь остановить мор, у них тоже был какой‑то особенный кодекс? Наверняка каждый из них боялся остаться наедине с эпидемией и ее порождениями. И все же они шли. Почему они делали это, Сборщик?

— Это было давно. Была необходимость. Кто‑то должен был заняться чисткой.

— Значит все дело в необходимости? И только? Рационализм во главе угла?

— Да.

74
{"b":"256114","o":1}