ЛитМир - Электронная Библиотека

Он словно тянул собственные жизненные силы, бросая их на пол, складывал в стопку. Кирпичик за кирпичиком. В груди закололо, словно от длительного бега. Сердце рвалось от натуги. А кровь, напротив, сгустилась, нехотя перекатываясь по жилам. Разумеется – все это лишь ощущения. Возможно, далекие от истины. Но тяжести, наваливающейся на плечи, они не отменяли.

Командой к прыжку послужили звуки схватки. Сначала они доносились немного сверху, но постепенно опускались, пока не зазвучали примерно на уровне лица. Дольше Сергей не ждал. Он отчаянно оттолкнулся – и прыгнул. Никакой магии – только силы неподготовленного тела мага. Прыжок удался. Сергей перевалился через парапет, заскользил руками по камню. Несколько долгих секунд он продолжал висеть, рискуя опрокинуться обратно – и тогда уж одним переломом не отделаешься.

Слава неведомым строителям Могильника и их несовершенным технологиям! Если они даже и хотели, то не смогли отшлифовать напольный камень до идеальной гладкости. И сейчас это оказалось очень на руку. Цепляясь пальцами за неровности и выступы, Сергей вырывал себя из темного провала. Правда, действовать приходилось только одной рукой. Левая кисть, пострадавшая при падении, почти не повиновалась. Зато отзывалась острой болью.

Его подхватили за шиворот, протащили по полу.

— Вставай! — в голосе Сборщика ни капли сострадания.

И почему это не удивляет?

Тяжело дыша, Сергей поднялся. Мертвяки шли с двух сторон. Похожие на мумии, усохшие, на тонких подгибающихся ногах, но с неизменным алым свечением в глазах. На некоторых виднелись останки кожаных доспехов, в основном прогнившие, покрытые темными пятнами. Другие несли на себе слабый намек на саван или какую‑то одежду, давно истлевшую, свисающую нелепым тряпьем.

Мертвяки вытягивали перед собой руки со скрюченными пальцами, увенчанными длинными когтями. Их зубы–иглы щелкали в предвкушении живой плоти. Огненные всполохи алых нитей высвечивали искаженные злобой лица. Вряд ли кто‑то из них помнит себя живым, вряд ли осознает себя мертвым, как то было с Полелей, но ненавидеть незваных гостей им не мешало ничего. Десятки мертвых солдат. Многие десятки. И сквозь это скалящееся воинство предстоит пробиваться?

Но пока Дарине и Сборщику удавалось сдерживать натиск. На полу валялось несколько неподвижных тел, еще несколько шевелилось, пытаясь ползти, лишенные головы. В то время как Сборщик удерживал отливающие серебром магические барьеры по обе стороны прохода, Дарина ловко орудовала огненным мечом, разя мертвяков с безопасной дистанции. Впрочем, не такой уж и безопасной. На полу явственно виднелись крупные лужи крови – и вряд ли она принадлежит мертвякам.

— Поможешь или будешь смотреть? — срубив очередной твари голову, бросила за спину Дарина. Ее лицо наискось пересекала кровавая царапина.

— Прикрывай спину, — сказал Сборщику. — Дарина, по сигналу бегом ко мне.

Девушка смолчала. Услышала ли?

Отдышаться, сконцентрироваться. Сухая плоть – отличная пища для огня. Ничего. Сотня горящих трупов – не так уж и страшно. Жар полыхает в крови. Жар требует свободы. Требует выхода.

— Дарина!

Девушка гибкой пантерой метнулась к Сергею. Замерла за его спиной. Тяжелое дыхание с хрипом вырывалось у нее из груди, но через мгновение оно потонуло в гуле нарастающего пламени.

Огненная стена сгустилась в каком‑нибудь метре от Сергея – и двинулась к мертвякам. Свой барьер Сборщик предусмотрительно снял. Твари, более ничем не сдерживаемые, тем не менее не сразу рванулись к живым. Если задние ряды продолжали напирать, то передние отчаянно стопорили их продвижение, не желая напороться на набирающее силу пламя.

Что ж, остатки разума или хотя бы чувства самосохранения теплятся даже в этих сухих черепах.

Но от сплошной стены пламени спастись можно единственным способом – прыгнуть в провал зала, на нижний уровень. Несколько мертвяков так и поступило. Но единицы. Остальные же, завывая и скрежеща, погрузились в раскаленное пекло. Сухая плоть вспыхивала моментально. Распространяя вокруг себе клубы плотного, удушливого дыма. Мертвяки, объятые пламенем, делали несколько шагов – и падали.

— Давно бы так, — проговорила Дарина, коснувшись пальцами царапины на своем лице. Вроде не очень глубокая, но кровоточит сильно.

— Извини, задержался. Сильно тебя поцарапали?

— Ничего, жить буду. Лишь бы шрама не осталось.

Губы Сергея растянулись в подобии улыбки. Женщина в любое время и в любом месте должна думать о своей внешности.

— Ну? Выходим? — Сергей двинулся к выходу из зала.

— Если вас больше ничего не держит здесь… – сказал Сборщик.

Что это было? Попытка пошутить? По лицу и не скажешь – напряженное до предела, желваки на скулах ходят ходуном. Похоже, удержание мертвяков дается ему не так уж легко. Ведун – он же должен черпать силы в других людях. Вряд ли найдет хоть каплю в тех, кто умер десятилетия назад. А значит – либо подпитываться за счет спутников, либо слабеть. И, похоже, Сборщик выбрал второй вариант.

— Долго сможешь держать барьер? — спросил Сергей, уже выйдя в коридор. Догорающие останки мертвяков он старался обходить или переступать. Сметать их с пути – значит, отвлечься от поддержания ползущей впереди огненной стены. А отвлекаться очень не хочется.

— Нет, — отозвался Сборщик.

Плохая новость, зато честный ответ.

— Ладно, только предупредить не забудь. Прибавим шагу.

В вони и дыму они продолжили путь. В горле першило, то и дело накатывали приступы кашля. Дым выедал глаза, из которых градинами катились слезы. И, тем не менее, они шли. Шли к чистому воздуху, к ночному небу и простору, немыслимому в этих узких лабиринтах.

— Смотри! — воскликнула Дарина, указывая за спину.

Сергей резко обернулся, готовый нанести удар. Но нет, причин к беспокойству стало меньше. Гораздо меньше. Надолго ли?..

Мертвяки, которые еще недавно следовали за троицей, сдерживаемые только серебряным барьером, опадали на пол. Из них точно стержень выдернули. С металлическим бряцаньем части доспехов гремели по полу. Тела же возвращенных в мир живых мертвецов усыхали, начинали крошиться, превращались в пыль. И все это за считанные секунды.

— К чему бы это? — в никуда спросила Дарина.

— Лучше не расслабляться, — сказал Сергей. — Вряд ли нас так просто выпустят.

— Для них здесь нет материала, — тяжело выдохнул Сборщик. Его глаза ввалились, отчего и без того бледное худое лицо стало похоже на череп – мало чем отличается от тех, кто только что обратился прахом. Разве что глаза черные, непроглядные – не прочесть эмоций.

— Будем надеяться…

Они преодолели большую часть пути, когда Сергей заметил, как вздрагивают тела в нишах стен. Вздрагивают, но не поднимаются. Словно невидимая рука встряхивает бренные останки, пытается что‑то найти.

Огненная стена продолжала ползти в нескольких шагах впереди, но пламя в ней стало не таким жарким. Не к чему тратить силы, когда нет противника.

И все же шорох тревожимых сухих тел не давал покоя.

Еще один коридор позади, еще один переход пройден. Какой это уровень? Третий или уже второй? Как хочется прыгнуть во времени минут на тридцать–сорок вперед. Чтобы все страхи и неуверенность остались позади.

Далеко впереди послышался неясный шум, будто по полу перетаскивают тяжелый мешок. Сергей почти полностью уничтожил огненную стену, сощурился. В темноте коридора ни движения. Но шум не исчез.

— Слышите? — обернулся к спутникам.

— Нас кто‑то ждет, — кинула Дарина.

Сергей невольно улыбнулся, глядя на ее лицо – перемазанное кровью и копотью; запыленные взъерошенные волосы, в которых запуталась непонятно где найденная паутина. И смех, и грех.

— Что смешного? — настроение у девчонки явно не из лучших.

— На чертенка похожа, — мягко сказал Сергей. — Извини.

Дарина фыркнула, поморщилась.

— Кто‑то из твоих дружков?

— Да нет. Так – живность смешная… – не стал вдаваться в подробности Сергей.

79
{"b":"256114","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Похититель душ 2
Как хочет женщина. Мастер-класс по науке секса
После того как ты ушел
Эта ложь убьет тебя
Единорог на кухне
Орден бесогонов
Силуэт в разбитом зеркале
Напряжение сходится
Академия фамильяров. Загадка саура