ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Агрессор
Универсальное устройство
О пользе вреда
Родина
Камень Девушка Вода
Билет на удачу
Игра Кота. Книга седьмая
Другая правда. Том 2
Metallica. Экстремальная биография группы
A
A

— Пожалуй, я слукавил. Но все-таки ответьте: как давно?

— С января этого года, — ровно ответил Сава.

Значит, еще до типографии. Это должно было бы меня удивить, но почему-то показалось совершенно не важным. А вот Б.Н. присвистнул, и даже глаза у него радостно заблестели.

— Господи! Неужели идейный монархист? — с искренним восхищением осведомился он.

— Нет, не монархист. Конституционалист.

— Я бы с радостью выслушал вашу истинную политическую позицию и даже с удовольствием подискутировал бы, но, увы, время поджимает. Николай, будь добр, свяжи ему понадежней руки. Для предотвращения всяких нежелательных случайностей.

Веревку Б.Н. принес с собой в портфеле, хотя в кладовке валялся целый моток. Мальчишка не сопротивлялся.

— Вы слышали, наверное, господин Киршин, — снова обратился к нему Б.Н., — об убийстве на улице Щипок несколько месяцев назад. Трое революционеров — если позволительно их так называть — убили бывшего товарища, уличенного в провокаторстве. И мать его заодно. Как убили… ну, по лицу вижу, что сами знаете, слышали. Еще бы, все газеты смаковали… Ну так мы ничего подобного делать не намерены. Это уже та грань, за которой революционное дело превращается в изуверство…

Б.Н. положил браунинг на стол и начал из длинного отреза веревки крутить правильную висельную петлю. «Наверное, Леопольд научил, — отстраненно подумал я. — Он и мне когда-то показывал для наглядности, как виселица работает».

— В сенях балки есть, — подсказал я.

Когда мой руководитель вышел из комнаты, мальчишка посмотрел на меня так, что недобитые остатки чего-то человеческого во мне отчаянно заметались, выворачивая внутренности болью.

— Эй, Лисенок, — я ласково погладил его по щеке, как делал много раз, — скажи, тебе хоть было хорошо со мной? Или и тут притворялся?

— Конечно, было! Клянусь тебе, это — настоящее. Николай, помоги!

Эту последнюю фразу услышал Б.Н., возвращаясь в комнату.

— Мы с вами обращаемся по-человечески, так и ведите себя, как человек, — бросил он, презрительно поморщившись, и коротко приказал мне: — Давай его в сени.

Перекладины под потолком в сенях были из березового бруса в три пальца толщиной. Я засомневался, выдержат ли. Не уверен, то ли я долго смотрел на них, то ли все-таки озвучил свои сомнения вслух, но Б.Н. махнул рукой: «Выдержит. Он весит-то пуда три». И прибавил, проследив за взглядом Савелия, направленным на входную дверь:

— Даже пытаться не советую.

— Он так перекреститься не сможет, — сказал я, когда мы поставили Киршина на табурет. Руки у мальчишки все еще были связаны за спиной.

— А надо?

— Может, икону принести? — предложил я, сам не зная, зачем растягиваю это мучение.

— Вам нужно икону поднести или еще что? — Б.Н. тряхнул Савелия за локоть и, не дождавшись ответа, пожал плечами.

— Нет, так нет. Николай, — и сверкнул на меня черными глазами; в руке опять возник маленький браунинг. Я сделал шаг и выбил табурет из-под ног Киршина.

Леопольд мне рассказывал, что петлей больше пугают, а на самом деле не страшно совсем, быстро. Пожалуй, прав был. Пара секунд, и все.

— Идем, возьмем вещи, — сказал Б.Н.

С двумя чемоданами со всем необходимым для изготовления снаряда и немногими моими пожитками мы покинули дачу, заперев на ключ входную дверь. Шли по узкой черной полосе следов, оставленной на запорошенной снегом тропинке, ведущей к церкви. Возле церкви всегда стоял хотя бы один извозчик.

— Николай, ответь мне на один вопрос, — произнес Б.Н., не останавливаясь и не поворачивая ко мне лица. — Продолжишь ли ты принимать участие в нашей борьбе, или мне нужно искать нового техника?

Разумеется, я ответил, что буду продолжать.

***

Мы, конечно, не ждали, что убийство провокатора пройдет для нас безо всяких последствий. Мы вынуждены были отказаться от плана покушения на генерал-губернатора. Леопольд безо всякой специальной подготовки застрелил на железнодорожной станции в Петербурге генерал-майора, командира семеновцев. Верный себе, сдаться властям он не захотел и отстреливался до последнего, ранив еще двоих человек, прежде чем погибнуть самому. Нас с Ириной взяли на конспиративной квартире, а Б.Н. задержали на границе. Его судили как лидера боевой дружины и приговорили к смертной казни. Ирине, ввиду возраста и состояния здоровья, определили в качестве наказания ссылку в Уфу, к родителям. Меня обвиняли в убийстве Киршина, я и не отрицал. Все шло к веревочке, но в последний момент суд решил проявить ко мне снисхождение и заменил смертную казнь бессрочной каторгой.

Через полгода мы встречались в номере одной женевской гостиницы почти что привычным составом — только теперь с нами не было Леопольда. Б.Н., похоже, покончил с морфинизмом, и им владела обычная жажда активной революционной деятельности. Он добился, чтобы Центральный Комитет выделил нам денег для организации новой динамитной мастерской, на этот раз в Женеве. Я стал готовиться к новой террористической кампании.

16
{"b":"256116","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Голая. Правда о том, как быть настоящей женщиной
Время. Большая книга тайм-менеджмента
Управление продажами. Методология SDM
Ничья
Голоса океана
Начало магического пути
Мой любимый зверь
Чудовищная кровища
Восход Черной звезды