ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Горизонт в огне
Умирай осознанно
Чистый дом
Мастер иллюзий
Судьбе вопреки
Я работаю на себя
Счастливая Россия
Куплю невесту. Дорого
The Game. Игра

Так шла мобилизация боевых сил. Наступили решительные дни непосредственной подготовки к захвату власти Советами.

Самарские большевики и рабочие одними из первых примкнули к восставшему Петрограду. 8 ноября, на другой же день после свержения временного правительства, в Самаре состоялось объединенное заседание Советов с участием представителей гарнизона, на котором присутствовало свыше 800 человек. Наплыв рабочих и солдат был так велик, что пришлось заседание перенести в более обширное помещение цирка «Олимп». Были зачитаны известия о последних событиях в Петрограде и в других городах России, а также постановления воинских частей и рабочих, требовавших немедленного перехода власти к Советам. Предложенная большевиками резолюция о захвате власти была принята 441 голосом против 140. На этом же заседании был создан Революционный комитет, председателем которого был избран Куйбышев.

В то время в Самаре была созвана большевистская конференция для обсуждения вопроса: кто должен руководить властью — только большевики или большевики совместно с другими партиями. Куйбышев решительно выступил против соглашательской политики.

В первую же ночь после захвата власти Валериану Владимировичу вместе с другими членами Ревкома пришлось заняться организацией воинских частей, разоружением казачьего полка и идущих мимо Самары эшелонов. И вот в эту бессонную ночь Куйбышеву вдруг сообщают, что в одном из районов взорвалась бомба. Валериан Владимирович послал проверить, при каких обстоятельствах произошел взрыв. Как выяснилось, происшествие было необычайное: какой-то человек, забравшись в уборную, уронил бомбу, которая и взорвалась, слегка ранив его.

Случай был комический, но для только что организовавшейся власти важно было выяснить: откуда бомба, почему в эту ночь человек вышел с бомбой, в чем смысл этого события. Этого человека арестовали. На допросе он лепетал в ответ что-то непонятное, тем более что плохо владел русским языком. Решили оставить его в тюрьме впредь до окончательного расследования.

Но не прошло и двух часов, как в Ревком явился какой-то гражданин и потребовал немедленного свидания с председателем. Когда выяснилось, что он пришел по поводу взрыва бомбы, Куйбышев приказал обыскать и обезоружить его, а затем привести в кабинет. При обыске у него были обнаружены в двух карманах бомбы, в третьем — наган, а в четвертом — браунинг.

Когда гражданина ввели в кабинет, он стал просить Куйбышева:

— Отпустите арестованного, он не виноват: я дал ему бомбы и приказал отнести в другое место. Он не виноват, что у него расстройство желудка, и он, мерзавец, уронил бомбу.

— А почему вы ему дали бомбы и именно в ночь, когда мы взяли власть в Самаре?

— А потому, что я старый революционер.

— Странно.

— Я — большевик.

— Тем более непонятно, почему вы не явились в парторганизацию?

— Я не верил, что большевики возьмут власть. Теперь, когда вы взяли власть, я решил все оружие, которое имею, сосредоточить в одном складе и передать вам.

— Допустим, что это так. А где оружие, и почему оно у вас?

— Поймете ли вы меня? Я торговал оружием и припас большие склады для большевиков. Я больше покупал, чем продавал его. У меня шесть складов оружия, и я все их передаю вам.

— Почему же вы не пришли к нам в апреле, в мае или в сентябре? Нам бы пригодилось это оружие. Ну, ладно. Я не знаю, правду вы говорите или нет, об этом мне трудно судить. Но пока вы не откроете все склады оружия, до тех пор я вас не освобожу.

— А как открою, освободите?

— Освобожу.

Трудно было разобрать, был ли это простой торговец оружием или он действительно готовил оружие для восстания. Куйбышев приказал освободить его — и не раскаивался потом: этот человек впоследствии проявил себя храбрым, неустрашимым бойцом.

Ревком под председательством Куйбышева принял срочные меры для укрепления диктатуры пролетариата. Была немедленно закрыта контрреволюционная газета «Волжский день», во все важнейшие учреждения города назначены комиссары, гарнизон приведен в полное подчинение Ревкома, Особенно надежной силой являлась Красная гвардия, состоявшая, главным образом, из рабочих Трубочного завода.

Однако, положение Ревкома все же было тяжелым, так как наряду с ним продолжали существовать и старые органы власти в лице губкомиссара временного правительства и «Комитета народной власти». Продолжали также существовать городская дума, земская управа и эсеровский Совет крестьянских депутатов. Вокруг этих организаций концентрировалась самарская контрреволюция, которая всячески противодействовала мероприятиям Ревкома и организовала против него выступления.

Так, однажды, в декабре 1917 года, во время заседания Ревкома неожиданно послышался взрыв, электричество погасло, здание потряслось, раздались выстрелы, потом начался пожар. Ревком работал во втором этаже. Так как лестница была разрушена, участникам заседания пришлось спускаться вниз по веревке. Оказалось, что соседнее крыло здания взлетело на воздух, и случайно уцелела лишь та часть помещения, где заседал Ревком.

Почему же произошел взрыв? Внизу была размещена дружина максималистов, которые любили «играть» оружием. У дружины был небольшой склад бомб. Этим и воспользовался один контрреволюционер. Он подкрался к окну и бросил маленькую бомбочку в склад. Взрывом было разрушено три четверти здания и убито много людей. Только случайно Куйбышев и другие члены Ревкома остались в живых.

В городе укрывалось немало провокаторов и врагов победившего народа. Приходилось их выявлять и беспощадно уничтожать. Валериан Владимирович нередко сам участвовал в обысках и арестах контрреволюционеров. Однажды после совещания Куйбышев вместе с другими товарищами отправился обыскивать квартиры, где, по полученным сведениям, скрывались провокаторы. Обыск производили весьма тщательно. В одной из квартир какая-то женщина стала мешать Куйбышеву. Он на нее строго прикрикнул. Другому товарищу, участвовавшему в обыске, это показалось излишней грубостью, и он об этом заявил Куйбышеву. Тогда Валериан Владимирович сказал:

— Я потом расскажу тебе, как они с нами разговаривали. А теперь давай продолжать.

Вскоре выяснилось, что в этой квартире действительно скрывался опасный враг.

Куйбышев был непримирим в отношении буржуазии. Революционная власть нуждалась в средствах. 17 декабря 1917 года в Ревком были вызваны крупные самарские капиталисты. Им было предложено распределить между собой заем в сумме пяти миллионов рублей на борьбу с безработицей. Капиталисты отказались. Тогда их арестовали и отправили в тюрьму. Этот арест привел в ярость эсеров, меньшевиков и всю местную буржуазию. Меньшевистско-эсеровская Дума потребовала освобождения арестованных капиталистов. В ответ Куйбышев заявил, что Ревком намерен взять с капиталистов не пять, а пятнадцать миллионов рублей. Почувствовав твердость решения Ревкома, часть капиталистов через неделю выразила согласие участвовать в принудительном обложении. Вскоре их примеру последовали и остальные капиталисты.

Соглашатели не раз пытались сломить большевистскую волю Куйбышева и с этой целью неоднократно вели с ним переговоры. Однако, они всегда встречали с его стороны решительный отпор. Однажды к Куйбышеву пришел один из руководителей местных меньшевиков и заявил:

— Мы все-таки хотим работать вместе.

— Работать совместно можно, но надо принять нашу программу, — ответил Куйбышев.

— Я за этим и пришел. Надо обсудить нашу программу и вашу.

— Вашу программу обсуждать мы не хотим, а нашу обсуждать мы не позволим, — твердо заявил Валериан Владимирович.

Будущему наркому РКИ, организатору советского аппарата Куйбышеву пришлось в первые же дни столкнуться с саботажем самарских чиновников и служащих.

Подстрекаемые эсерами и меньшевиками, саботажники угрожали прекратить работу во всех учреждениях. Тогда Ревком опубликовал предостерегающее воззвание:

«Все, кто запятнает себя участием в политической забастовке против новой власти, объявляются изменниками революции и народа. Они будут немедленно отправлены к воинскому начальнику, а те, которые пользуются казенными квартирами, будут немедленно выселены из этих квартир. Лица, призывающие к забастовке, будут арестовываться Революционным комитетом. Так поступят со штрейкбрехерами революции».

12
{"b":"256119","o":1}