ЛитМир - Электронная Библиотека

Дорога была песчаная. Сильно перегруженная машина часто застревала, и ее приходилось вытаскивать на руках. Лучше всего было бросить машину и итти пешком. Но как быть с ранеными, которые не могли передвигаться? На счастье, дорога улучшилась. Машина пошла быстрее… Но через некоторое время автомобиль снова застрял, причем настолько прочно, что его никак не удавалось вытащить. Создалось чрезвычайно опасное положение. Каждую минуту машину могла настигнуть неприятельская кавалерия. Велика была радость Куйбышева и бывших с ним, когда их нагнала запоздавшая подвода из красноармейского обоза. Валериан Владимирович приказал разместить в ней четырех особо тяжело раненых. Сам он вместе с адъютантом, двумя шоферами и двумя ранеными красноармейцами решил итти дальше пешком.

Машину пришлось бросить. Жалко было шоферам, которые ухаживали за ней, как за любимым существом. Несмотря на фронтовые условия работы, они содержали ее в образцовом виде, и она всегда выглядела, как нарядная игрушка.

— Не отдадим машину в руки противника! Нужно ее поджечь, — решительно заявил один из шоферов.

Машину облили бензином; в мотор положили две ручные гранаты. Один из шоферов поджег машину. Прошли уже с четверть километра, как вдруг послышался звук автомобильной сирены. Куйбышев и его спутники остановились, как вкопанные, недоумевая, в чем дело. Но затем шоферы догадались и объяснили причину этого явления: будучи расплавлены огнем, провода сирены соединились, и она стала звучать. Машина долго гудела, как бы прощаясь с пассажирами.

Красноармейцы 11-й красной армии ощущали повседневную заботу о них со стороны Валериана Владимировича. Он принимал энергичные меры к удовлетворению их нужд, к поддерживанию бодрого боевого настроения, к повышению их боеспособности.

Куйбышев добился награждения орденами Красного знамени отличившихся бойцов и командиров. В степи были собраны части 11-й красной армии. Выстроившись в карре, они ожидали прибытия членов РВС. Издали доносились отзвуки перестрелки.

Куйбышев выступил с речью, запавшей в душу каждого бойца. Он говорил о великом значении первого ордена, о личном героизме бойцов и командиров, отличившихся в боях. И тут же, на виду у всех, к нему подходили вызываемые им, запыленные, с перевязанными ранами, прославленные своими ратными делами люди. Перед строем он вручал им ордена, и бойцы возвращались в ряды счастливые, гордые полученной наградой, готовые к новым подвигам и победам.

Член Реввоенсовета Туркестанского фронта

В октябре 1919 года Куйбышев назначается членов Реввоенсовета армии Туркестанского фронта. В то время военно-политическая обстановка в многонациональном Туркестане была чрезвычайно сложной. Басмачество, кулацкие восстания, остатки белогвардейщины и английская интервенция превращали территорию Туркестана в сплошной фронт.

Валериан Владимирович неуклонно и последовательно руководствовался в своей работе ленинско-сталинскими принципами национального строительства. Благодаря этому он вскоре по приезде в Туркестан завоевал непререкаемый авторитет среди трудящихся Средней Азии.

Прежде всего пришлось взяться за реорганизацию армий Туркестанского фронта. До этого времени строительство красноармейских частей в Туркестане, оторванном от центра, осуществлялось своеобразными анархо-партизанскими методами. Наряду с подлинной пролетарской революционной дисциплиной в полках наблюдались остатки известной партизанщины. Так, один полк на 2000 штыков имел 228 пулеметов, в то время как другие части не имели даже винтовок. Однако, этот полк не желал делиться с другими, считая, что это «его» имущество, «его» собственность.

А между тем кругом полыхало пламя басмаческих восстаний. Назревал мятеж в городе Верном. Положение с каждым днем становилось все тревожнее. Надо было принимать срочные, энергичные меры. Валериан Владимирович весь отдается работе. Железная воля большевика ломает партизанский уклад в красноармейских частях, превращает их в крепкие, сплоченные революционной дисциплиной полки, бригады, дивизии.

Военные операции в Туркестане приходилось вести в трех направлениях: против восставшего кулачества, против басмачества и против остатков поддержанной английскими интервентами белогвардейщины. Во всех этих операциях Валериан Владимирович принимал самое деятельное участие.

Семиреченское кулацкое восстание было искусно ликвидировано благодаря тому, что наряду с военными мероприятиями удалось правильной политической работой внести расслоение в ряды повстанцев. В дни мятежа, когда в Верном Дмитрий Фурманов с горсточкой большевиков остался лицом к лицу с озверевшими мятежниками, Куйбышев и командующий фронтом товарищ Фрунзе не отходили от прямого провода, руководя операциями по подавлению восстания. Когда пришли желанные вести о том, что мятежники сложили оружие, сурово сомкнутые тубы Куйбышева впервые за эти дни распустились в счастливую улыбку.

Политическое руководство Куйбышева имело большое значение и в борьбе с басмачеством. Необходимо было не только громить басмачей, но и высвобождать из-под их влияния обманутых муллами бедняков и середняков. К Валериану Владимировичу сходятся все нити руководства работой по ликвидации басмачества… Он пишет прокламации и воззвания к населению. Он лично отбирает и инструктирует агитаторов и направляет их в массы. Басмаческие отряды один за другим рассыпаются и сдаются советской власти.

Выдающуюся роль сыграл Куйбышев в разгроме остатков белогвардейщины и интервенции в Средней Азии. В ту пору белогвардейцы хозяйничали еще в большей части Туркмении. Английские интервенты занимали Красноводск.

Белогвардейские части сосредоточивались, главным образом, вдоль линии железной дороги на Красноводск. Наступление Красной Армии тоже было ограничено линией железной дороги, так как и на север, и на юг простирались безводные пустыни, не позволявшие предпринимать обходные движения.

Но для большевиков препятствия существуют лишь для того, чтобы их преодолевать. Валериан Владимирович решился на сложный и рискованный маневр. Он сколотил отряд из всех родов войск и направился в глубокий обход по безводной пустыне в тыл противника на станцию Айдын. Бойцы знали, что им предстоит одно из двух: победить или погибнуть в песках, так как в случае неудачи на обратный путь не оставалось ни пищи, ни воды, ни корма для лошадей и верблюдов. Однако, красноармейцы смело двинулись в трудный путь: они знали, что вместе с ними был бесстрашный политкомиссар Куйбышев и что впереди их ждет только победа.

Шли четверо суток. Шли день и ночь, так как судьба операции зависела от быстроты и стремительности обхода. Если бы отряд был обнаружен противником раньше времени, то гибель его была бы неизбежной.

Движение колонны было чрезвычайно тяжелым. Стояла невыносимая жара, температура доходила до шестидесяти градусов. Воды на каждого бойца полагалось лишь по три стакана в день — нельзя было не только освежиться, но даже полностью утолить жажду.

Чем дальше, тем утомительнее становился путь. Кругом простирались песчаные холмы с торчащим на них жалким кустарником. Все реже слышались разговоры, все более растягивалась колонна, все сильнее чувствовалось всеобщее утомление…

Но вот отряд подошел к песчаной горе, за которой находилась станция Айдын. Оставалось обойти гору и выйти на линию железной дороги.

Красноармейцы подкрепили свои силы остатками воды и пищи и только что начали собираться в последний поход, как вдруг увидали спускавшихся с горы неприятельских конных разведчиков. Последние ехали, ничего не подозревая. Командованию красных ничего не оставалось, как бросить навстречу им кавалерийскую разведку, которая перехватила бы их и не дала бы возможности противнику обнаружить красноармейский отряд. Десять лихих разведчиков помчались наперерез неприятельской разведке. Куйбышев и другие командиры с напряженным вниманием наблюдали за ними в бинокли. Но вдруг разведчики противника заметили погоню и быстро начали удаляться за гору. Лошади у них были свежие. И вот разведка неприятеля скрылась…

18
{"b":"256119","o":1}