ЛитМир - Электронная Библиотека

Место для ночевки он присмотрел спустя два часа, решив обустроить стоянку до наступления ночи. Разложил палатку и закрепил шпильками низ, работая, Виктор постоянно чувствовал спиной чей-то взгляд. Наблюдение за собой он ощутил, (именно ощутил, а не заметил), сразу же, как только углубился в лес, сойдя с автобуса. Кого-то заинтересовал одинокий рыбак, хотя в нем не было ничего необычного. В это время года, в этом месте, (Виктор, прежде чем отправиться в поход навел справки и приготовил соответствующее легенде снаряжение), рыбак не был фигурой привлекающей внимание. И все же кого-то он заинтересовал.

В чащобе, куда он забрался, сумерки сгустились особенно быстро. Виктор забросил в палатку рюкзак, включил транзистор, и одним резким движением закрыл молнию снаружи. Сам же бесшумно отполз в сторону, в заранее присмотренное место под низкорослой елочкой, с лапником до земли. Расстелил прихваченный спальный мешок и лег на него. Неслышно вытащил из ножен охотничий нож. Пистолет тоже был под рукой, но взвести его он не догадался, и теперь не хотел нарушать тишину клацаньем затвора.

Ждать пришлось недолго, он не ошибся в своих ощущениях, – его вели. Причем охотников было двое. Виктор видел, как они возникли с двух сторон и бесшумно крались к палатке. В руках у обоих были тяжелые палки. Согласованными движениями сорвали с колышков растяжки и синхронно ударили по упавшей палатке. Один по одному краю, а второй по другому, там, где был выход. Били изо всей силы. Спящему в палатке человеку, будь он там, они не оставляли ни малейшего шанса. Били насмерть. Нанеся удары, достали сигареты и закурили. Курили не торопясь, без волнения. По всему было видно, что к такому занятию им не привыкать.

Виктор решил то же не спешить, ему было важно узнать, кто же его настиг. Пока ситуация была под его контролем, только вот пистолет он не пристрелял.

Один из бандитов докурил и бросил окурок в кусты, наклонился к упавшей палатке, в руке блеснул нож.

– Не порть вещь, видишь новая! – приказал второй, не трогаясь с места.

Первый убрал нож, Виктор услышал звук раскрываемой молнии, и решил, что пришло время действовать. Он бесшумно возник из темноты за спиной второго бандита и ударил рукоятью пистолета по голове, ударил в полную силу, не заботясь о последствиях. Тут же нанес удар ногой по ребрам наполовину влезшего в палатку разбойника. Быстро передернул затвор пистолета, но оба лежали неподвижно.

– Выползай! – тихим голосом приказал Виктор, тому, что был в палатке, но человек не двигался. – Хватит притворяться! Вылезай, или буду стрелять! – повторил он.

Глухо постанывая, тот выполз из палатки. Попытался подняться.

– Лежать! Ноги развести, руки на голову! – приказал зловещим голосом Виктор, лихорадочно размышляя, что делать дальше. Его вывела из себя та жестокость, то хладнокровие, с которым эти двое обошлись бы с ним, не прими он мер предосторожности. Пока он их переиграл, но их двое, а он не мог рисковать. В нем еще кипела ярость, и Виктор нанес ногой удар по лежащему бандиту. Тот глухо вскрикнул и замолк. Виктор, не спуская с противников глаз, срезал с палатки растяжку и связал бандиту руки. Что-что, а вязать узлы он умел. Подошел к первому, которого ударил рукояткой пистолета, тот не шевелился. Виктор проверил пульс и не нащупал биение сердца. На секунду пришел в ужас, но злость на бандитов, заставивших его совершить преступление, отогнала и ужас содеянного и жалость. Он защищался. От них пощады ждать не стоило. Он быстро, но тщательно обыскал убитого. Кроме ножа и фонаря ничего не нашел, вероятно, выходя на ночную работу, они не брали с собой ничего лишнего. Подошел к первому:

– Кто вы? Отвечать быстро! – приказал он, обыскав его с тем же результатом. – Быстро это значит быстро! И не врать! – Виктор легонько ударил бандита по ребрам. В ответ раздалась ругань. – Спрашиваю последний раз! – проговорил Виктор равнодушным голосом, он и впрямь потерял всякий интерес к бандиту. Его тяготила эта ситуация в которую он оказался втянутым волею случая, да и не только в эту. Он уже понял, с кем встретился и вряд ли допрос что-либо добавит нового. Эта встреча была случайной и не имела никакого отношения к его основному противнику.

– Беглые мы! – прохрипел с трудом бандит. – Ну, я тебя, падла! – Виктор не дал ему договорить, сильно пнув ногой. Отошел. Надо как-то выходить из этой ситуации. Как-то надо. Как, он уже представлял, но все же, пытался придумать, что-то другое. Хотя и понимал, что ничего другого в его положении быть не может.

Виктор сел на теплую землю и задумался. Он очень устал. Нет, не сейчас, а вообще за эти полгода, когда не было ни минуты спокойствия. Не было и не скоро будет, если вообще наступит…

Незаметно наступило утро. Стало прохладно. Несколько раз бандит пытался подняться, что Виктор тут же пресекал, не слушая никаких угроз. Бандит, растеряно смотрел на неподвижно лежащего подельника. Наконец все понял, и от угроз перешел к уговорам, но Виктор молчал. Он знал, что будет делать.

Утреннее небо было чистым, безоблачным. «То, что не нужно», – отрешенно подумал Виктор, и заставил себя подняться. Он понимал, что отошел от дороги не далеко, и случайная встреча не исключалась.

Быстро собрал палатку и рюкзак. Тщательно обошел место ночевки, уничтожая следы своего пребывания. Набрал сушняка, развел небольшой костер, следя за тем, чтобы он не дымил и быстро прогорел. Подтащил убитого бандита к стволу ближайшей к костру сосны, привалил, чтобы создалось впечатление, что человек отдыхает. Помог притащиться второму, посадил его напротив подельника. Теперь между ними было пламя костра. Вложил в руку убитого тщательно протертый пистолет и, направив на первого бандита, дважды выстрелил. Он проделал все настолько быстро и спокойно, что тот ничего не успел понять. Молча завалился на бок, дернулся и затих.

Некоторое время Виктор прислушивался к утренней тишине, но ничего подозрительного не услышал. Далее он действовал точно автомат: размеренно и четко, без эмоций и переживаний. Подошел к только что застреленному человеку и развязал руки. Тщательно протер ручку ножа и сунул в руку бандита. Вернулся ко второму, левой рукой сымитировал взвод пистолета в боевое положение. Потом подумал, и проделал то же с обоймой что бы, и там остались его отпечатки. Еще раз осмотрел место трагедии. Из приготовленной емкости с бензином для примуса побрызгал рядом с трупами. Потоптался и сам на бензиновом пятне. Поднял рюкзак, и, заметая лапником следы, пошел в чащу леса, стараясь не ломать сучья и не мять траву.

Виктор шел весь день, но, ни усталость, ни время не ослабили потрясения от ночного происшествия. Умом он понимал, что у него не оставалось иного выбора, и еще он надеялся, что если найдут этих бандитов и пистолет, то, возможно, посчитают, что именно они причастны к гибели вертолета. Пусть и ненадолго, но удастся запутать следы. От пистолета все равно пришлось бы избавляться. Он для этого и взял его с собой, и еще на всякий случай. И такой случай представился…

Наступил ранний вечер, по расчетам, он уже должен достигнуть места, отмеченного на карте, и навигатор однозначно указывал на это.

Скальная гряда возникла неожиданно. До этого она скрывалась за густым высоким ельником. Где-то здесь, чуть правее должны быть следы взлетной полосы, хотя прошло много времени с тех пор. Все могло зарасти новым лесом, но ничего другого не оставалось, и Виктор стал искать.

Однако долго искать не пришлось. Он вышел из ельника и сразу же увидел что-то похожее на бывшую взлетную полосу. Его опасения не оправдались. Полоса имела естественное происхождение. Виктор подумал, что без людей, хорошо знающих местность, вряд ли немцы узнали бы об этой ровной каменистой площадке способной принимать самолеты в глубине России. Вероятно, наводку дал агент из местных жителей. Площадка тянулась вдоль скальной гряды метров на восемьсот, и в ширину была примерно метров шестьдесят. Взлетная полоса и сейчас оказалась практически свободной от деревьев, и, судя по чахлой, низкорослой растительности на этом месте она просто не могла расти. Он положил карту на сброшенный рюкзак и принялся анализировать. Точку поставили не просто в районе полосы, а именно среди скал, значить, и там что-то должно быть. Его поиски и размышления прекратила наступающая ночь. Ночевать он решил в скалах, посчитал, что так безопасней. Поднялся на несколько десятков метров по пологой осыпи и, найдя небольшую площадку среди крупных валунов, поставил палатку, только вместо колышков использовал небольшие камни. Разжег примус «шмель» и приготовил чай. Открыл банку тушенки, наскоро поел, выпил густой душистый чай.

11
{"b":"256137","o":1}